Муcлим Мaгoмaeв: «Пуcть мeня зaпoмнят пoющим»

..Я в свое время не понимал Утесова. Мне нравились поющие артисты театра и кино Бернес, Трошин, очень нравилась Шульженко. Как она играла голосом! Это было целое представление, шоу! Но это совсем другая эпоха. А с Утесовым мы позже подружились. Первая наша встреча произошла при необычных обстоятельствах. Я делал интервью с известными людьми. И вот звоню Утесову, приглашаю его на радио. Он со мной разговаривает как-то сдержанно. Потом говорит: «Хорошо, я приду. К которому часу?»


Сижу, жду его. Смотрю, заходит Утесов. Как-то осторожно, крадучись и подозрительно оглядывается по сторонам. Я встал, иду навстречу. А он как-то радостно так говорит: «Слава богу, я считал, что меня разыгрывают. Зачем, думаю, я понадобился Магомаеву?» Было очень смешно.

Мы проговорили почти два часа. Времени еле хватило, настолько было интересно его слушать. Нам понадобилась большая передача, после чего я совсем иначе стал воспринимать Леонида Осиповича…


…Я совершенно не осуждаю публику. Сейчас другая музыка, другое абсолютно все. И нет гарантии, что дальше на сцене не появится что-то вообще непонятное, несуразное, которое будет нравиться массам. Поэтому никогда нельзя говорить: «В наше время было хорошо, а сейчас плохо». Потому что может быть еще хуже…


… Я помню, на моем дне рождения (мне тогда исполнилось пятьдесят пять) Пугачева вышла и говорит: «Вы можете спокойно уходить! Все равно вас будут помнить всегда!»


Я-то ушел, но многие остались и до сих пор никак не желают покидать сцену.
Я мог бы выступать и сегодня. Подобрать себе репертуарчик – с голосом все в порядке. Кстати, на моем сайте есть запись новой песни, сделанной буквально месяц назад. Петь, слава богу, могу. Но на сцену выходить больше не желаю. Пусть меня запомнят таким, каким я был…»

2007 г.

Из книги Муслима Магомаева «Любовь моя — мелодия»



По материалам — Не снилось

©