Нecpaвнeннaя и нeзaвиcимaя Фaнни Apдaн: «Мнe плeвaть нa вce эти cтepeoтипы, кoтopыe нaм нaвязывaeт oбщecтвo»

Фанни Ардан — прекрасная французская актриса, сценарист и режиссер.

Фанни Ардан была открыта великим кинорежиссером Франсуа Трюффо и снялась в его двух последних фильмах. Она стала величайшей звездой Франции.Зрителям помнят ее по фильмам ее фильмы «Соседка»,«Каллас навсегда» «Следующее лето», «Полковник Шабер», «Ридикуль» и многие другие. Среди ее более поздних работ — «8 женщин», где она присоединилась к актрисам Катрин Денев и Эммануэль Беар. Вместе они составили блестящий звездный ансамбль. В 2023 году сыграла главную роль — Констанс Роза Мари де ла Валле — в комедии режиссера Романа Полански «Дворец» о новогодней ночи в роскошном отеле в Швейцарии с участием миллионеров.


За свою кинокарьеру она снялась более чем в 60 фильмах самых разных жанров: комедии, драмы, приключения. Её приглашали известнейшие режиссёры мира — Франсуа Трюффо, Ален Рене, Франсуа Озон, Патрис Леконт, Франко Дзефирелли, Роман Полански и др. Благодаря отличному знанию английского языка её не раз приглашали сниматься в Голливуде.

Высказывания актрисы из интервью разных лет прекрасно обрисовывают ее.


1. Мне плевать на все эти стереотипы, которые нам навязывает общество, требующее от нас «быть с*ксуальными штучками до восьмидесяти лет».

Отсюда все комплексы и страхи женщины — страх постареть, страх быть собой, настоящей, страх утратить то, чем одарила нас когда-то юность, — свежесть, с*ксуальность, притягательность, изящество, страстность…

Так вот, я от всех этих пунктиков свободна. Мне все равно. Всегда придерживалась принципов бесстрашия. Бессмысленно бояться неизбежного. Вот я и не боюсь.

Старость, конечно, похожа на вынесение смертного приговора. Тут уж ничего не поделаешь. Но до своего эшафота я хочу дойти бодрой походкой, с улыбкой и бокалом вина в руке. А не плестись, увиливая и прикидываясь кем-то другим

2. Мне не страшно быть естественной и настоящей. Дамы за 50 уже утратили свою свежесть, но они же не потеряли привлекательности. У них есть шарм, стиль и ум. Мужчины это ценят.

3. Почему я должна пугаться старости? Я живу счастьем каждый день. У меня нет иллюзий. Я умею и могу похулиганить! Если захотела побаловать себя стаканчиком вина – пожалуйста! Захотела надеть короткую юбку – пожалуйста! Захотела посмеяться во весь голос – пожалуйста!

4. Истинная женщина похожа на шампанское — легка в общении, всегда улыбчива, непредсказуема и чувственна.

5. Мы живем только раз и не имеем права делать то, что нам не нравится.

6. Женщина — это как земля. Не то, что вы видите на поверхности. Это что-то глубокое-глубокое. Страшная загадка. Бездна/


7. Жизнь — это маленький театр…

У каждого из нас своя пьеса и своя роль в ней…

Возможно это комедия, возможно драма,

но каждое утро поднимается твой занавес

и каждый день начинается новый спектакль…

8. Старости не существует. Ведь ты сам не изменился — изменился лишь взгляд на тебя других людей.

9. Знаю только то, что, будучи в реальной жизни не очень счастливой — моя семейная жизнь не удалась, и все мои романы в конце концов закончились драмой — расставанием или смертью любимого — я кое-что понимаю в этом, то есть в несчастной любви. <…> Несчастливые в любви люди начинают анализировать свои неудачи и в конечном итоге могут писать трактаты о любви.

10. Красивые мужчины меня совсем не привлекают. Они знают, что красивы и это делает их самоуверенными глупцами. Пусть у мужчины будет обыкновенная внешность, но если он остроумен, умеет меня рассмешить — я могу в него влюбиться.

— Чего вам не хватает в современном кино?

11. — Мне не хватает лирики. Поэзия исчезает из кино. Наше поколение родилось в эпоху кинематографа, который преображал серую жизнь по методу живописи; реальность тогда была отдана на откуп телевидению. Даже Эйзенштейн говорил о фактах так, что они становились поэзией! А Тарковский… Никогда не забуду впечатления от «Андрея Рублева». Это та лирика, о которой я говорю: ты плачешь — и не знаешь почему. Образ берет тебя за сердце, тебе не надо его объяснять. Сегодня мы пали жертвой давней двойственности: кино — одновременно и искусство, и индустрия. А индустрия живет сообразно диктату тех, кто ее программирует. В результате возникает парадокс: кто-то решил, что в 20.30 людям пора расслабляться и смеяться — и выбора у них не остается. Как знать, может, они бы предпочли поплакать?



По материалам — Не снилось

©