«Муж мeня выcтaвил зa двepь c чeмoдaнoм… Пpизнaтьcя, былo зa чтo». Тaтьянa Пeльтцep cлaвилacь cвoими poмaнaми, нo зaмуж вышлa тoлькo paз

Татьяна озадаченно смотрела на мужа…

— Я нашел у тебя записку в кармане. Не потрудишься мне объяснить, что все это значит? – Ганс пытался сдерживаться, но было очевидно, что это получается у него с трудом.


— Не знаю ни про какую записку и вообще, неприлично устраивать жене такие сцены, — Таня пыталась переключить разговор, и из оправдывающейся перейти в позицию обвинения.

— Я собрал тебе чемодан, — вдруг сообщил муж и указал в угол. Там действительно стоял ее чемодан.

— Ах так! – такого поворота девушка точно не ожидала. Она схватилась за ручку чемодана и, гордо вздернув голову, пошла в направлении двери. Таня была уверена, не успеет она переступить порог квартиры, как супруг ее остановит. Но он молча наблюдал, как жена покидает их гнездышко. Не догнал он ее и в подъезде…


Детство, «природный дар», скитания по театрам

Татьяна родилась в семье обрусевших немцев по папиной линии и евреев — по маминой. Отец – Иоганн Пельтцер, хоть и был актёром и режиссёром русского театра и кино, традиций предков не забывал, поэтому в семье активно говорили на немецком языке.

Таня была, что называется, «самородком», то есть её тяга к творчеству являлась следствием должного воспитания, а первые роли в театре она сыграла совсем в детском возрасте под руководством Иоганна Пельтцера.

Талантливой девушке было жизненно необходимо получить профессиональное актёрское образование, да в дело вмешались сотрясавшие страну революции и Гражданская война. Играть всё равно хотелось, поэтому в возрасте шестнадцати лет Татьяна поступила на службу в Передвижной театр Политуправления.

Где только не побывала девушка… Выступать приходилось практически во всех городах Советской России, это положительно сказывалось в плане опыта, но не приносило ни должного удовлетворения, ни личного счастья…


Во время гастролей в Ейске случился и первый роман актрисы Пельтцер – с коллегой Александром Яковлевым – статным красавцем и известным обольстителем. Любовь «до гроба», как и многие «служебные романы», продлилась недолго и закончилась внезапным расставанием.


Далее был Театр Моссовета, откуда Татьяну вскоре «попросили» в виду отсутствия диплома. В течение всей жизни актриса будет сталкиваться с обвинениями в профнепригодности, на что у Татьяны всегда будет и ответ – великолепная игра и крепкое словцо в придачу.

Жить как-то было надо, поэтому Пельтцер устроилась на курсы машинисток, которые успешно закончила.

Встреча с Гансом Тейблером

На ноябрьской демонстрации 1926 года молодая машинистка познакомилась с немецким коммунистом Гансом Тейблером. Первоначально Татьяна и знать не знала, что обаятельный молодой человек состоит в партии: Ганс представился философом, интересующимся идеями марксизма.


Пельтцер временно разочаровалась в театральной карьере, а духовная близость с немцем давала надежду на личное счастье. Через год пара поженилась, а вскоре Тейблер уговорил молодую жену уехать к нему на родину в Германию.


Поначалу всё устраивало и Татьяну, и Ганса. Пельтцер устроилась на работу машинисткой при торговом представительстве СССР, Тейблер носился со своими идеями, единственное, что омрачало семейную жизнь – это неспособность Татьяны иметь детей.

Она обнаружилась ещё в Москве, но консультации врачей не помогли, а Ганс достаточно равнодушно отнёсся к проблеме…

А Татьяна затосковала. Ей нравилась немецкая культура и быт, а вот холодность мужа и ежедневная рутина в посольстве, в купе с непроницаемыми лицами сослуживцев, надоели привыкшей не сдерживать эмоций Пельтцер.

Масла в огонь подлила и неожиданная встреча с режиссёром Эрвином Пискатором. Узнав, что Татьяна вообще-то актриса, тот пригласил Пельтцер принять участие в спектакле «Инга»…

Операция «Развод»

Муж и жена постепенно отдалялись друг от друга, а в конец «закисшая» Татьяна начала намекать Гансу на развод и возвращение в СССР. А здесь как раз появился новый кавалер – из СССР приехал инженер. Он задаривал машинистку цветами и конфетами.


Стоит ли сомневаться, что посольские кумушки быстро донесли супругу о сопернике. Татьяна уверяла, что не принимает ухаживания кавалера и вообще страдает от его назойливости и навязчивости…


Вот только супруг не стал разбираться в истинных чувствах жены. Ганс, недолго думая, собрал Тане чемодан и выставил за дверь.

Всю жизнь Пельтцер всем своим подругам рассказывала, как ее невинно оклеветанную муж выгнал из дома. Сам Ганс уверял, что узнал о романе жены благодаря случайности – нашел записку у нее в кармане.

— Муж меня выставил за дверь с чемоданом… Признаться, было за что, — призналась как-то Татьяна Пельтцер Александру Абдулову, с которым у нее были прекрасные отношения…

Новые скитания

30-е годы вновь прошли в бесконечных скитаниях по разным театрам и поиске себя. Актриса работала то в Москве, то в Ярославле, то снова в Москве. В период после одного из увольнений она даже возвращалась к работе машинисткой на заводе, где работал её младший брат Александр.


Карьера пошла в гору после прихода Татьяны Пельтцер в Московский театр миниатюр. Здесь она проработала почти семь лет, бралась за любые роли и впервые по-настоящему сдружилась с коллективом, особенно с Марией Мироновой и Риной Зеленой.


Во время эвакуации театра в годы Великой Отечественной войны, у Татьяны Пельтцер случился бурный роман с инструктором авиационной школы майором Андреем Мельником. Отношения могли бы привести и к замужеству, но война забрала любимого у актрисы: он добился отправки на фронт и вскоре погиб.

Театр Сатиры, известность и востребованность

С возвращением в Москву Пельтцер вновь поменяла место работы. Театр Сатиры станет её домом на долгие годы. Именно там впервые к ней пришла «звёздная» роль в спектакле «Свадьба с приданым».

Там же у актрисы случатся и отношения – с партнёром Иваном Бодровым… Актёр был женат, поэтому после нескольких лет встреч пара решила разойтись.


Славилась актриса и тягой к курортным романам: каждое её возвращение из отпуска сопровождалось эмоциональными рассказами о встреченных мужчинах.

По мере того, как уходила молодость, Пельтцер мирилась с мыслью, что останется одинокой. Огромную часть её жизни занимали отношения с отцом и братом, а в любви она находила только потери и разочарование.

60-70-е годы стали для Татьяны Ивановны периодом расцвета в театре, да и в кино она теперь снималась практически непрерывно. Уже на склоне лет не раз говорила, о том, что «вынуждена постоянно работать, иначе её все забудут». Забвения Пельтцер действительно боялась, без внимания со стороны зрителей она чувствовала себя покинутой.

Была у неё и целая «банда» друзей. Об особенных отношениях Пельтцер и Раневской складывали легенды: актрисы сходились в своём ироничном и слегка презрительном отношении к мужчинам, не забывая при этом постоянно подтрунивать друг над другом.

Близкой подругой Татьяны была и Ольга Аросева, с которой они вместе проводили время не иначе как за карточным столом, то есть, играя в преферанс…


Из Театра Сатиры Пельтцер ушла со скандалом. Ушла, обругав режиссёра Плучека в самых крепких выражениях, не согласившись с неподобающим поведением руководителя театра. Ссора не стоила и выеденного яйца, но не в характере актрисы было терпеть неуважение к себе и своему таланту…

Впрочем, актриса не осталась не у дел. Ее тут же пригласил Марк Захаров в Ленком, где Татьяна Пельтцер блистала до последних дней цепляясь за актёрский мир, без которого не видела смысла существования.

Стоит отдать должное Захарову. Понимая, что талантливая актриса постепенно угасает и годы берут свое, он до последнего позволял ей выходить на сцену, создавая актрисе ощущение нужности.

В последние годы она уже и на сцену не выходила – была не в состоянии. И рассудок уже был не тот, и силы физически покидали. Татьяну привозили и усаживали в гримерку, чтобы она могла насладиться этим театральным запахом, самой атмосферой.

Последние годы Пельтцер провела в сумасшедшем доме. Ее никому не разрешали навещать, дабы не бередить память…

Ее не стало в 88 лет…



По материалам — Читай

©