Мaльчик избaлoвaлcя? Пoчeму Никитe Oлeнeву гpex нa cудьбу жaлoвaтьcя

Те, кто смотрел сагу о гардемаринах, конечно же, помнят этого персонажа. Один из развеселой троицы — Никита Оленев.


В первой части кинофраншизы ему задают вопрос:

— Ты как попал в Навигацкую школу? Ты же князь.


На что Никита отвечает:

— Князь. С одного боку. Я байстрюк.

И далее он в музыкальной форме рассказывает друзьям о своей горькой судьбе:

Позабыв про честь наследную,
По карьеру, про дела,
Юный князь влюбился в бедную,-
Она сына родила.

И лихой судьбой отмечена,
Не снеся последних мук,
Умерла горька, невенчана
И остался сын — байстрюк.

Князь поплакал, а пока
Взял в хоромы байстрюка.

Время шло, забыв про горести,

Князь женился на другой.
Сын законный будет вскорости,
Незаконный — с глаз долой.

Хоть в отца он всей повадкою,
Все равно — чужой отцу.
Ох не светлой, ох не сладкою
Жизнь явилась молодцу.

Что ж тут плакать, поделом,-
Не рождайся байстрюком.


Никита Оленев — байстрюк. Байстрюками, бастрюками, бастрыками на Руси называли внебрачных детей. Чаще всего это слово относилось в незаконнорожденным дворянским детям, но и в других сословиях их именовали так же. Надо сказать, что байстрюков на Руси была тьма-тьмущая. Князья и графья не стесняясь бpюхaтили крепостных девок и баб. Впрочем, барыня тоже могла произвести на свет «левое» потомство от какого-нибудь красавчика-конюха.

Дальнейшая судьба такого ребенка зависела от того, в какой семье он родился. В крестьянских семьях деваться было некуда, они воспитывались со всеми прочими детьми, но, если становилось известно, что мать ребенка «нагуляла», то каждый считал себя вправе его унизить. Байстрюки брали из миски последний кусок, их всю жизнь попрекали ошибкой их матерей, а как женихов и невест их рассматривали в последнюю очередь (потому что мать «таковская», кровь дурная).


Если один из родителей был дворянского звания, то тогда байстрюку могло сильно повезти — его могли оставить в барском доме, особенно, если благородной была мать — чаще всего его записывали как законного от мужа, экспертизы ДНК-то не существовало. Если благородным был отец, то ребенка обычно отдавали за хорошее вознаграждение в приличную семью, а его судьбу затем отслеживали. Такие дети могли получить приличное образование, содержание, имущество, а порой и титул. Например, бастардами были поэт Василий Жуковский (отец — помещик Афанасий бунин, мать пленная турчанка). Супруги Жуковские, похоронившие всех своих детей, приняли обоюдное решение усыновить младенца. Впоследствии поэт даже получил дворянство. Александр Герцен был сыном помещика Яковлева и 16-летней немки, дочери чиновника в Штутгарте, которую Яковлев увез в Россию, но так и не женился на ней.


А теперь главный подвох. Сословие такого младенца определялось по сословию матери. Если мать была дворянкой, то и ребенок мог получить дворянство. А вот если была крепостной, то и ребенок по умолчанию считался крепостным от рождения, и тут уже все зависело от отца. Если папенька был благосклонен к незаконному потомству, то ребенка ожидала неплохая, в общем-то, судьба. Ребенку давали вольную, он мог получить хорошее образование, порой даже за границей, отец мог подарить ему имение, деньги — да что угодно. Единственное, на что не мог рассчитывать байстрюк, так это на наследство. Незаконные дети не включались в число наследников. Поэтому, если отец хотел обеспечить отпрыска, то делал это еще при жизни. Если отец игнорировал рожденных от него детей, то они разделяли судьбу своих крепостных матерей — были бесправными людьми.

Возвращаемся к Никите. Что мы видим. Он носит фамилию отца — Оленев, именуется князем. А князь это вам не хухры-мухры. Выше в России были только великие князья (дети царей) и сам царь-ампиратор. Князь по достоинству фактически равен герцогу. Из всех троих Оленев самый обеспеченный: у него есть экипаж, свои лошади, дорогая одежда, даже слуга и даже дом в Петербурге (дом, вроде, отцов, но он пользуется им как своим, так что факт изгнания из отцовского дома, Никита, скажем так, слегка преувеличивает). Все это требует денег. Ясно, что бедная мать не могла его этим обеспечить. Значит, отец его признал и помогал ему. Непонятно, правда, как он ухитрился заполучить для сына титул, оставим это на совести авторов.

Даже тот факт, что Оленев «у камердинера деньги клянчит», говорит о том, что папенька судьбой сына озабочен и заведовать финансами поручил Гавриле, чтобы сын не промотал годовое содержание за неделю. Так что Никите грех было жаловаться на свою судьбу — она у него обычная для бастарда. А что в Навигацкую школу попал — ну так в то время многие дворянские дети так начинали карьеру. Лешка Корсак и Сашка Белов тоже не кухаркины дети, но ничего, корона не упала. Так что мальчик попросту закушался.



По материалам — Сплетен.нет

©