Кopoткoe, нo гeниaльнoе cтиxoтвopeниe O.Мaндeльштaмa, кoтopoe пpoгoняeт дeпpeccивныe мыcли

Моя подруга, размечтавшись, говорит:

«Если бы у меня было много денег, я бы не закатывала пиршества на манер Великого Гэтсби, не одевалась бы в меха и бриллианты… Я бы попросила заморозить меня в капсуле и размораживать раз в 10 лет.


Проснулась: «Ну, что у вас нового?» И снова спать.

Жизнь — интересная штука. Но порой слишком тяжелая для хрупких женских плеч».


Я молчала. Раздумывала, что ей ответить. Классик Салтыков-Щедрин считал, что и спрашивать ничего не надо. Можно хоть 100 лет проспать, а когда проснешься, в России все тоже самое — пьют и воруют.

А про хрупкие женские плечи едко сказал телеведущий Дмитрий Нагиев: «Настоящей женщине под силу не только коня на скаку остановить и в горящую избу вбежать, но и найти мужчину, который за нее все это будет делать».


Надо признаться, меня редко посещают депрессивные мысли. Жизнь — быстротечна, как увлекательный фильм, который смотришь на одном дыхании. Можно потратить время на стоны и жалобы, а можно — на песни, смех и танцы. Кто-то ведь смеется, пока ты плачешь…

«Откуда силы на это взять?» — спрашивает подруга.

Я прикладываю указательный палец к виску. Вот отсюда и взять. Купить себе шоколадку. Позвонить человеку, которого любишь. Или навестить его. Открыть любимую книгу и провалиться в чтение до глубокой ночи. Уехать на три дня в неизвестном направлении, обманув свою хандру, одурачив ее.

Именно головой мы и выбираем свои реакции на происходящее. Позволяем себе ныть или радоваться. Мысленно раскладываем жизнь на плюсы и минусы. Решаем, в каком настроении проведем этот день.

Хандра — это не чесотка. Не нужно судорожно пытаться от нее избавиться. Это особый вид удовольствия — медленно, но верно освобождаться от грустных мыслей. И, наконец, почувствовать, что они над вами не властны.

Гениальное стихотворение Осипа Мандельштама моментально прогонит печаль и добавит четкости вашим окулярам, посредством которых вы смотрите на жизнь:


Я должен жить, хотя я дважды умер,
А город от воды ополоумел:
Как он хорош, как весел, как скуласт,
Как на лемех приятен жирный пласт,
Как степь лежит в апрельском провороте,
А небо, небо — твой Буонарроти…

Апрель 1935



По материалам — Мадам Хельга

©