Чepeз кaкиe муки пpишлocь пpoйти Пaвлу Луcпeкaeву, чтoбы ocтaтьcя в aктepcкoй пpoфeccии

Павел Борисович Луспекаев был великолепным актером, у которого могли поучиться даже прославленные артисты. Многие актеры, столкнувшиеся с Луспекаевым лично, подмечали, что в актерской профессии у него есть таланты, недоступные остальным.

Олег Борисов вспоминал: — «Паша Луспекаев — это легенда: болезни, драки, короткая жизнь… Последнее очень важная штука, для актера… Я понимаю, в чем дело, — не успеть надоесть! И, разумеется, гениальная одаренность. Никаких «что ли!»

Надо сказать, что при всех актерских талантах творческий путь Павла Борисовича складывался необычайно трудно. В самом начале ему не позволили закрепиться в столичных театрах, по причине явного южного диалекта. Луспекаева отправили по распределению в Грузию, откуда он поехал в Киев. Там его заметили и пригласили поработать в БДТ.


Именно там у Луспекаева случились самые громкие творческие успехи. Несмотря на возрастающую популярность и неоспоримый талант, его продолжали воспринимать исключительно как театрального актера. Режиссеры не баловали артиста предложениями сняться в кино, по необъяснимой причине считая, что Павел Борисович будет неорганично смотреться на голубом экране.


Настоящая слава, признание, да в пик карьеры пришелся в момент, когда дни актера фактически были сочтены. Всему этому есть вполне логическое объяснение…


В шестнадцатилетнем возрасте Луспекаев попал на фронт. Служил в партизанском отряде. В ходе одной операции ему пришлось четыре часа пролежать на снегу. В итоге обморожение ног и как следствие нарушение кровообращения, которое в будущем еще даст о себе знать.

В 26 лет Павлу поставили диагноз — атеросклероз сосудов ног. В начале 60-х ему провели несколько операций, ампутировав на ногах часть фаланг пальцев. К середине 60-х Луспекаев уже считался инвалидом, а болезнь продолжала прогрессировать. В 1966-ом врачи хотели отнять ноги по колено, однако Луспекаев наотрез отказывался. Он не представлял, как будет играть без ног.


В конечном итоге артисту отняли только стопы. Вскоре Луспекаев начал страдать от жуткой фантомной боли, которую могли заглушить лишь наркотики. Павел Борисович чувствовал, что начинает угасать, становиться овощем и терять профессию. В своем дневнике он оставил запись:

— «Мне противно держать перо и писать, но я должен оставить пометку, что за последние сутки уколол около 16 кубиков. Я погряз в этой мрази и желаю, чтобы как можно скорее наступил конец…»


В самый разгар карьеры Луспекаев был вынужден вести борьбу не только с болями, но с наркотиками. Состояние ухудшалось, из театра ему пришлось уйти. Режиссер Георгий Товстоногов видел, как Луспекаев репетировал Скалозуба. Он был так поражен, что хотел пойти на эксперимент — пусть во время пьесы Скалозуб будет сидеть.

В конце 60-х для Павла Борисовича наступил звездный час. Он согласился сниматься в картине Владимира Мотыля «Белое солнце пустыни». Это решение было еще одним личным подвигом артиста. Луспекаев не хотел быть в кадре на костылях и придумал металлические упоры, при помощи которых мог передвигаться без помощи дополнительных приспособлений.


Николай Годовиков, сыгравший в фильме Петруху, вспоминал: — «В Махачкале, где проходили съемки, я всегда был рядом с дядей Пашей. Он носил протезы, которые причиняли ему боль. Мотыль щадил его, стараясь отснять сцены с первого дубля, но Луспекаев противился и выкладывался по полной».


«Помню как закончили съемку сцены, дядя Паша кивнул, я подошел к нему и подставил плечо. Мы подошли к морю, он говорит: «Сними мои сапоги. И протезы». Дядя Паша присел и опустил ноги в воду, после чего у него на глазах выступили слезы. Он посмотрел на меня и сказал: «Об этом — никому ни слова!»


С каждым съемочным днем состояние Луспекаева ухудшалось. В какой-то момент его супруге пришлось ходить рядом со складным стульчиком, ведь артист не мог пройти и сотни метров без отдыха.

Но даже в таком состоянии Павел Борисович не ограничивал себя от застолий. И его можно понять — только началась востребованность в профессии, как стала донимать неизлечимая болезнь, не позволяющая в полной мере заниматься творчеством.


Врачи запрещали артисту выпивать, но тот не слушал. В результате очередного застолья сердце не выдержало. Павлу Луспекаеву было всего 42 года.



По материалам — Отдохни

©



✉ Для подписки на сайт, введите e-mail:




Смотрите также: