Есть такой человек – Женя Глушко. Мы с ним знакомы с детства. Несколько лет назад, еще до кризиса, с Женей произошла вот такая история.

Как-то раз на какой-то презентации в Москве Женя познакомился с француженкой по имени ЛарИ. Женя – мужик интересный, Лари тоже ничего. В общем, завязалось у них что-то вроде романа.

Через пару месяцев Женя приехал в Париж к Лари на католическое Рождество. Они сняли номер в гостинице, гуляли по Парижу, целовались на набережной Сены. В общем – классика жанра.

Женя вообще-то преподаватель одного очень престижного московского вуза. Кроме того – работает в ста местах, берется за все гранты и проекты. На круг зарабатывает он очень прилично. А уж до кризиса было совсем хорошо.

Так вот. Пошли они в ресторан. Женя хорошо выпил и, что называется, раскутился.

Просыпается утром, ничего не помнит.

А Лари сидит хмурая, сердится. Щеки надувает, головой качает. Негодует, значит, икру про себя мечет.

— Ты что сердишься? – спрашивает Женя (они говорили по-английски). – Тебе стыдно, что я выпил лишнего?

— Нет, отвечает Лари. – Это ерунда. Насчет «выпил лишнего» — no comments. Дело в другом. Я не могу простить, когда мне лгут…

— Как это?

— А так. Ты сказал, что ты преподаватель университета…

— Ну да, так и есть.

— Нет, ты не преподаватель университета. Ты лжешь.

— А кто же я?

— Ты торговец наркотиками или оружием. Или и тем и другим.

Женя аж протрезвел:

— Как это?

— А так. Ты вчера в ресторане потратил полторы тысячи евро.

— Да?

— Да.

— Ну потратил и потратил. И что?

— Настоящий цивилизованный преподаватель университета не может потратить в ресторане полторы тысячи евро.

— Почему?

— У настоящего цивилизованного преподавателя нет столько денег.

— А у меня есть…

— Значит ты – русский мафиози.

— Слушай, Лари, — вздохнул Женя. – Если бы у меня не было полторы тысячи – я бы их не потратил. Но они у меня были – и я их потратил. Были бы пять – потратил бы, наверное, пять. Знаешь, как говорила моя бабушка? «Деньги – это г…» Понимаешь?

— Нет. Деньги это не г… Это ненормально. Нормальный цивилизованный преподаватель не должен тратить столько денег. Ты – мафиози. А я не хочу иметь дело с русскими нецивилизованными мафиози. У вас в России вообще все неправильно. У вас нет цивилизованного порядка. Вот у нас во Франции порядок. Каждый тратит столько, сколько нужно. У нас все хорошо организовано. Мы цивилизованная страна, а вы – дикая страна… У нас каждый человек социально защищен. У нас функционируют профсоюзы, социальные службы, полиция, наконец… А у вас…

«Ну, — думает Женя, — повело Люду крушить посуду… Уже до полиции с профсоюзами дошло…»

— В общем, — говорит Лари, — мы должны расстаться…

— Хорошее решение, — говорит Женя. – No comments…

— Прощай и хорошенько задумайся над моими словами.

— Обязательно. Диссертацию напишу про твою цивилизованную Францию. Будь здорова.

Самолет в Москву у Жени был назавтра рано утром. Он еще погулял по Парижу. Вернулся в номер, который щедро забронировал до следующего полудня, около полуночи. Собрал чемодан. Пошел в душ. Вода еле идет. Цивилизованной такой чахлой струйкой. Женя повертел, подергал все что можно – плохо идет вода. Видит – висит какой-то шнурок. Он его – дёрг. И вдруг вой сирены. Оказывается, это сигнализация на случай, если вдруг с тобой плохо станет в душе. Он опять – дёрг, дёрг. Не отключается. И главное, никто не идет. Что делать?

Женя вытерся, оделся, вышел из душа. Воет уже чуть не полчаса – и никого. Цивилизованная страна. Видит – электрощиток. В нем рубильник. Женя его – раз! Вой прекратился. А заодно и свет вырубился. Причем во всем здании. «Ну всё, — думает Женя. – Кранты. Сейчас загребут цивилизованно в полицию». Женя дергает рубильник, а он заел. Никого. Полная цивилизация. Прошло еще полчаса. Тишина.

Женя взял чемодан, вышел наощупь из темного номера – и по темному коридору и лестнице – к рецепции. Там бабушка цивилизованно дремлет. Свечка горит. Женя тихо положил ключ на стойку – и дёру. Сел в такси – и в аэропорт.

Через год Женя женился. По большой любви. А еще через полгода звонит вдруг Жене Лари:

— Здравствуй, Женя.

— Привет.

— Я подумала: мы можем встретиться… Я вдруг поняла, что не могу без тебя жить. Пусть даже ты мафиози из нецивилизованной страны – мое чувство к тебе сильнее социальных предрассудков. Я хочу остаться с тобой навсегда, навеки…

«Господи! – подумал Женя. – Запела Таня, что замуж тянет…» Что-то промямлил в ответ. И отключил ее номер. Какие тут Лари, когда рядом любимая жена.

Женя мне рассказал всю эту историю. А я пересказал ее моей жене. А та и говорит: «Все-таки Пушкин — гений». Я: «А причем тут Пушкин?» Жена: «Дубина ты, Володь, это ж Евгений Онегин с Татьяной, так сказать, Лариной. Только все наоборот». Я: «А ведь точно!» Умная у меня жена.

Кстати, прошлым католическим рождеством мы побывали с ней в Париже. Хороший город, хотя и грязноватый. Впрочем – no comments.

Автор рассказа Ноу комментс, замечательный писатель Владимир Елистратов.

©







✉ Для подписки на сайт, введите e-mail: