Мой папа, когда выпивал,
ставил по очереди две пластинки и слушал их одну за другой. Это были «Журавли» Яна Френкеля и почему-то песня белогвардейского офицера «Русское поле» из фильма «Неуловимые мстители».
Иногда он даже плакал (это когда градус выпитого зашкаливал,  наверное).
«Журавлей» он знал наизусть. Вообще это была знаковая песня не только наших родителей, но  и наша. В 70-80-е годы без нее не обходился ни один День победы. А мы дома слушали ее гораздо чаще. И только в исполнении Марка Бернеса, разумеется.
У «Журвалей»  есть своя драматическая история. Расул Гамзатов написал эти стихи под впечатлением памятника, который он увидел  в Северной Осетии  в селе Дзуарикау.
В этом селе до войны жила большая семья Газдановых – в ней было семеро сыновей. Один погиб в 1941-м под Москвой. Еще двое — при обороне Севастополя в 1942-м. Получив третью похоронку, умерла их мать. Еще трое сыновей Газдановых пали в боях в Новороссийске, Киеве, Белоруссии. Сельский почтальон отказался нести похоронку на последнего, седьмого сына, погибшего при взятии Берлина. И тогда старейшины села сами пошли в дом, где отец сидел на пороге с единственной внучкой на руках: он увидел их, и сердце его остановилось…
Через много лет в селе поставили памятник: скорбящая мать и семь улетающих птиц. Гамзатов написал стихи на аварском языке, Наум Гребнев перевел их на русский – сделал это блестяще.
Мне кажется порою, что солдаты,
С кровавых не пришедшие полей,
Не в землю нашу полегли когда-то,
А превратились в белых журавлей…

Марк Бернес, уже в то время тяжело больной (у него был рак легких)  случайно наткнулся на это стихотворение и попросил своего друга композитора Яна Френкеля написать к нему музыку.

Это было последнее, что исполнил и успел записать Марк Бернес.
А мы под эту музыку папу хоронили. Под «Журавлей» и оружейный салют, как положено офицеру…

©






✉ Для подписки на сайт, введите e-mail: