— Ну и дыра ! — Павел Антонов даже предположить не мог в какое захудалое место попадёт по распределению после окончания мединститута. Нет, о прекрасной столичной больнице он и не мечтал, но действительность повергла его в шок. Крохотный, будто игрушечный, филиал городской поликлиники: регистратура, три врачебных кабинета и процедурная. В коридорчике несколько старушек, с раннего утра занявших очередь, вполголоса ведут неспешные беседы. Возникло впечатление, что время остановилось здесь ещё полвека назад.

Но ничего не поделаешь! И Павел, тяжко вздохнув, принялся за работу. Приёмы, вызовы, многочасовое утомительное заполнение карточек. Потянулся нескончаемый конвейер одинаковых рабочих дней.

— Павел Алексеевич, будь другом, загляни к моему больному, пока я в отпуске.

— Конечно, Полина Михайловна, — ничем не выдав своего недовольства, согласился Павел, — а что с ним?

— Онкология в последней стадии. О своем диагнозе не знает. Помочь ничем нельзя. Да ему уже недолго осталось. Ну назначьте какие-нибудь анализы, витамины.

— А кто больной?

— Тихий.

— В смысле?

— Тихий Илья Петрович. Вот его карточка.

Через неделю Павел посетил этого пациента.

Худой, бледный, с тёмными кругами под голубыми, по-детски доверчивыми глазами, Илья Петрович производил удручающее впечатление. «Полгода ещё протянет, а может и меньше,» — с грустью подумал доктор. Врачебная этика не позволяла говорить больному правду, и, хотя Павел был не согласен с этим, ему пришлось подчиниться общему правилу. Осмотрел, задал стандартные вопросы, измерил давление.

— А вы знаете, доктор, я, кажется, понял, что у меня за болезнь — непроходимость кишечника — в журнале «Здоровье» вычитал. Там и рекомендации есть. Вот посмотрите.

— Э-э-э, возможно, вы правы, — чуть поколебавшись, согласился Павел: «Травки безопасные, вылечить — не вылечат, но и вреда от них никакого не будет».

На том и расстались.

Прошло лет пять. Антонов работал уже в горбольнице и давно забыл о том случае. Как вдруг однажды на улице:

— Здравствуйте, Павел Алексеевич! Вы, наверное, меня не помните?

Перед Антоновым стоял пожилой, но довольно-таки крепкий, худощавый мужчина приятной наружности.

— Я — Тихий Илья Петрович. Несколько лет назад вы мне посоветовали непроходимость кишечника травами полечить. Другие врачи никак не могли разобраться с моим диагнозом, а вы сразу определили и лечение назначили. Как видите, оно помогло. Я чувствую себя гораздо лучше. Спасибо вам большое!

Павел смутился. Этого человека уже давно не должно было быть в живых, но он стоял перед опешившим врачом и рассыпАлся в благодарностях.

— Илья Петрович, я вас помню. Но… но этого не может быть! Диагноз ваш — онкология, и жить вам оставалось совсем немного. Это просто чудо!

Тихий сразу как-то сник, радостная улыбка сошла с лица:

— Доктор, а вы ничего не путаете? У меня рак? Это правда?

— Да. Но вы — молодец! Вы практически победили смертельную болезнь!

Но Тихий, не дослушав, не попрощавшись, побрёл прочь…

Эта странная встреча долго не шла из головы. А через полгода на какой-то конференции Антонов встретил свою коллегу из филиала, разговорились.

— Полина Михайловна, а вы помните пациента по фамилии Тихий? Я его не так давно на улице встретил. Живой, бодрый, улыбается.

— Уже не улыбается. Месяца три прошло, как похоронили. Он долго держался, но болезнь взяла своё.

Чувство вины тяжёлым камнем легло на душу: «Зачем я сказал ему правду?»

Антонов проработал врачом до самой пенсии, но случай с Тихим так и не смог забыть. И если приходилось делать выбор между правдой и человеческой жизнью, то всегда выбирал более ценное — ЖИЗНЬ.

Автор: Светлана Пожар

Жизнь бесценна

©



✉ Для подписки на сайт, введите e-mail:





Смотрите также: