Тетя Оля в очередной раз предприняла попытку женить Славика.

Своих детей у нее не было, поэтому единственного сына своей младшей сестры Валентины она любила, как если бы он был ее собственным сыном, и принимала горячее участие в его становлении на ноги с самого момента Славикова рождения.

Отца у Славика не было. То есть с точки зрения биологии он, конечно, был. Но, вопреки законам физики, а заодно и химии, бесследно растворился, узнав, что будущий Славик целых шесть недель развивается внутри Вали, и что избавляться от него она не собирается. У добра молодца уже бегали по двухкомнатной квартире двое ребятишек и законная жена за ними.

Оля, узнав о ситуации и будучи на восемь лет старше Вали, моментально взяла шефство над сестрой и будущим племянником (родители сестер жили километров за триста). Работала она директором продуктового магазина и была человеком со связями и возможностями.

Валя родила прекрасного и здорового парнишку, которого назвали в честь деда – Вячеславом.

Вообще-то, в юности Славик один раз почти переступил порог загса. Точнее, один раз точно переступил – когда подавали заявление. И вовсе не по причине беременности невесты, а по самой пылкой любви. Пыл вскоре угас по причине юности, и оба бывших влюбленных благоразумно бракосочетание отменили.

Для тети Оли это стало ударом ниже пояса. Она никак не хотела брать во внимание, что все произошло по взаимному согласию, и твердила, что «нашего мальчика бросили перед самой свадьбой». Бывшую Славикову невесту тетя Оля до сих пор называет не иначе как «эта хабалка».

Когда Славику исполнилось тридцать, тетя Оля – по-прежнему со связями и возможностями – путем сложных многоходовых финансовых и обменных манипуляций устроила племяннику, себе и сестре по отдельной однокомнатной квартире, но так, чтобы в одном районе. И с этого же момента она начала устраивать и его личную жизнь.

Славик был мужчиной самым обыкновенным. Ни худой, ни толстый, ни длинный, ни короткий. На лицо, с точки зрения женского пола, скорее симпатичный, чем отталкивающий.

Характер Славик имел вполне комфортный для окружающих: в меру скромный, в меру отзывчивый. В общем, почти порядочный. Увлечения его не выходили за рамки обычных мужских хобби: футбол с пивом, хоккей с шайбой, рыбалка классическая с друзьями и один-два раза за сезон лыжная прогулка, чтобы оправдать наличие лыж на балконе. Ну а трудился Славик прорабом в строительстве.

Тети-Олины «девочки» делились на две категории: «абсолютно подходящие» и «совершенно очаровательные». Где она их брала – одному богу известно. Наверно, сказывались все те же связи и возможности.

С «совершенно очаровательными» Славик встречался один-два, бывало и больше раз, но не получалось ничего, словно по какому-то одному сценарию все происходило. «Девочка» оказывалась слишком сложной для Славика, чересчур утонченной для его обыкновенной натуры. От этих их манер и хорошего воспитания он начинал жутко комплексовать, избегать встреч и в итоге огорчал тетю Олю, которую, в общем-то, любил и не хотел быть неблагодарным за ее старания.

С «абсолютно подходящими» Славик всеми правдами и неправдами старался избежать даже первой встречи, изощряясь, чтобы для тети Оли это было максимально безболезненно.

Потому что «абсолютно подходящие» были для Славика совсем неподходящи. Даже больше, чем «совершенно очаровательные». Это он понял после первого же случая.

Дело было так.

— Славик! Девочка абсолютно подходящая! – уверяла тетя Оля. – Постарше, конечно, но сейчас это даже достоинство. Значит, опытная и состоявшаяся. У девочки такая карьера, что только глупый этого не оценит. Упускать нельзя. Она настроена на создание семьи. Я рассказала про тебя. Девочка заинтересована. Ты поведешь ее в театр.

— Ну те-о-отя Оля!

— Не возражай! Я уже достала билеты. На эту постановку их разбирают моментально, и простому смертному вот так, на завтрашний вечер, их не купить.

Тут тетя Оля с ловкостью фокусника материализовала откуда-то два бумажных прямоугольника, сложенные буквой V, и помахала ими перед носом Славика.

— Ты произведешь на нее неизгладимое впечатление. Позвони и скажи, что у тебя уже есть билеты.

Славик был зажат в угол.

Они обговорили место встречи. Славик не дошел до него метров пятнадцать. Сновавшие туда-сюда люди отлично его маскировали. Девочка напоминала депутата Госдумы. Тут Славик заметил тощего мужичка в пиджаке и обмотанном вокруг шеи шарфом, с просительно-заискивающим лицом и интеллигентно-помятым видом. Явно театрал.

Славик аккуратно подозвал мужичка.

— Слышь, друг, в театр сходить хочешь?

Мужичок молитвенно сложил ладони, глядя на Славика, как на божество.

— До ужаса, — выдохнул он, обдав Славика легким перегаром.

— Видишь ту женщину? В светлом костюме?

Мужичок поискал глазами и кивнул.

— Ее нужно сопроводить, — сказал Славик, доставая из нагрудного кармана билеты.

— Сколько я должен? – пролепетал мужичок, забирая билеты дрожащей рукой.

— Нисколько. Но нужно сказать: «Славик не смог». Понял? Это пароль.

Мужичок быстро-быстро закивал и заторопился к входу в театр, на ходу оглянулся, сложил вместе ладони с зажатыми между ними билетами и потряс ими в воздухе, посылая Славику жест благодарности. Девочка-депутат не изменила выражения лица, когда к ней подошел мужичок. Выслушала его, отошла на шаг, оценила с головы до ног, после чего решительно взяла под руку и увлекла в театральные недра.

Сейчас Славику тридцать пять. От попыток тети Оли его женить устал не только сам Славик, но даже его мама.

— Славик, клянусь, в последний раз! Девочка совершенно очаровательная! Юленька. Дочь приятельницы моей соседки. Тридцать три. Замужем не была. Детей нет. Вот телефон.

Созвонились. Юленька предложила для первой встречи недавно открывшуюся выставку чего-то там современного и авангардного. Славик вздохнул печально, но тут же утешился тем, что это в последний раз.

Он вошел в выставочный зал и стал осматриваться, пытаясь среди присутствующих женщин определить Юленьку.

— Вы Вячеслав? – раздался голос за спиной.

Славик обернулся и в первое мгновение никого не увидел. Потом опустил глаза и… совершенно очаровался. Рост Юленьки слегка превышал отметку в полтора метра, а размер балансировал между сорок вторым и сорок четвертым. Славик моментально почувствовал себя Мужчиной.

Настолько миниатюрных женщин чуть за тридцать, с нежными чертами лица Славик не встречал никогда. Он вдруг представил, что сейчас коснется плеча Юленьки, а она с тихим и деликатным звоном рассыплется на множество легких сверкающих частиц, которые будут кружится в воздухе, пока не соберутся в маленький светящийся шар. И он возьмет этот теплый шар в ладони и бережно опустит в потайной карман.

— Вы уже видели?

— Кого? – Голос Юленьки не сразу вывел Славика из оцепенения.

— Экспонаты уже начали осматривать?

— А. Экспонаты. Еще нет. Ждал вас.

И они пошли рядом. Молча. Посматривая друг на друга тайком.

— Вам нравится? – спрашивала Юленька.

— М-м, — отвечал Славик, качая головой и крутя ладонью в воздухе. – А вам?

— Сложно ответить сразу, — говорила после крохотной паузы Юленька. – Мне кажется, беглого осмотра маловато, чтобы составить мнение.

И Славик вздыхает. Опять эти тети-Олины умницы.

После выставки Юленька вдруг неожиданно предложила:

— Не хотите поехать ко мне? Посидим немного. Продолжим знакомство. Так, ничего особенного. Легкие закуски.

Славик, конечно, согласился.

— Вы пока проходите в ванну, мойте руки. Ничего, если на кухне посидим?

— Я не против, — ответил Славик.

Он зашел на Юленькину кухню, кинул взгляд на стол и загрустил. Когда Юленька сказала про легкие закуски, Славик не ожидал, что они окажутся настолько легкими. Так получилось, что в этот день у Славика в животе плескалась единственная чашка кофе, выпитая с утра.

— Садитесь, пожалуйста.

Славик опустился на стул с таким видом, словно тот был из стекла.

— Откройте шампанское.

Еще и эта гадкая сладкая шипучка!

Славик разлил пенящуюся жидкость по бокалам.

— Давайте выпьем за искусство, — предложила Юленька.

Славик кивнул. Чокнулись. Отпил. Взял ломтик свежего огурца. Откусил. Пожевал. Заставил себя проглотить.

— Вячеслав…, — начала было Юленька.

— Простите. – В животе у Славика громко заурчало. Он в ужасе вскочил и выбежал из кухни.

Юленька устало опустила голову на руку.

— Господи. Как же я задолбалась.

— Что вы сказали?

В дверях возник изумленный Славик. Юленька смущалась ровно одну секунду.

— Задолбалась, говорю, мужика нормального искать. Мужика, понимаете?

Она встала, резким движением открыла холодильник, прогремела ящиком морозилки и извлекла на свет заиндевелую бутылку водки. Ловко свернула крышку. Достала из шкафчика стопку.

— Вы, наверно, сейчас уйдете. Ведь я вас наверняка разочаровала, — торопливо начала объяснять Юленька, наполняя стопку. — Понимаете, Ольга Вячеславовна рассказывала, какой вы интеллигентный, утонченный человек. Разбираетесь в искусстве. Любите театр. Вот я и придумала с этой выставкой. А я вообще кино люблю. И в искусстве этом ничего не понимаю.

И не хотела даже с вами встречаться, но Ольга Вячеславовна не отставала.

Славик поочередно смотрел на два предмета: с восторгом на Юленькин говорящий рот и с вожделением на стопку водки в ее пальчиках. А может, и наоборот. Юленька без остановки что-то рассказывала, и Славик прервал этот поток крепким мужским поцелуем. Оторвавшись от ее губ, увидел ее ошеломленное лицо.

— Юля, а налейте и мне.

Не сводя со Славика глаз, она достала вторую стопку. Славик сам налил себе из приятно холодящей ладонь бутылки. Встали прямо, глядя друг на друга. Протянули стопки навстречу.

Чокнулись. Залпом выпили. Юленька тут же зажмурилась, принялась шумно выдыхать и махать ладошкой перед ртом.

— Вы не подумайте. Я, вообще-то, не любитель. Просто нервы, — сдавленным голосом пояснила она.

— Я ничего и не подумал, — ответил Славик весело. – Юля, а у вас нормальной закуски не найдется?

Юля все поняла за секунду, глянула на Славика с восхищением.

— Садитесь за стол! – сказала она и начала хлопотать. – Я, правда, ничего не готовила. Если бы я только знала. Но перекусить… Сейчас-сейчас.

Славику приятно было смотреть на ее легкие, ловкие движения. А еще на колбасу, которая появилась на столе, хлеб, сыр и поставленную перед ним дымящуюся яичницу. Славик ткнул ломтем хлеба в желток, и тот ярким вязким пятном растекся по тарелке.

— Ну что, Валентина, хорошую я нашему мальчику невесту нашла? — Тетя Оля с гордостью смотрела на Славика. – Полгода назад познакомились, и уже вот – свадьбу играем.

Через некоторое время, улучшив момент, тетя Оля взяла Славика за рукав и, приблизив лицо к его уху, сказала:

— Видишь, Славик, я же обещала, что в последний раз.

И хитро подмигнула племяннику.

Автор: ЖизненныеИстории

Женить Славика

©



✉ Для подписки на сайт, введите e-mail:





Смотрите также: