Марька с самого детства завидовала всем вокруг. Уж в кого она такая уродилась никто не ведал. Но зато знали — коли Марька у кого увидит что либо получше, чем у неё, то пиши пропало.

Когда маленькой была, и видела у кого куклу покрасивее, али что ещё из игрушек, так сразу начиналось. Мамка и бабка у неё были шибко мягкие, поэтому старались дочке и внучки дать всё самое лучшее. Топнет Марька ножкой, скажет, что глянулась ей кукла самодельная у соседской девчушки, так летят сразу эти две фурии, выискивают и вынюхивают, дабы дочке такую же, али ещё лучше принести. Увидит у какой другой девчушки платье с забавной вышивкой, так сидят мать и бабушка, да шьют и вышивают, что их доченька пожелает.

А если уж чего не получала Марька, то скандалила так, что скотина домашняя попрятаться пыталась. Верещала, да ногами топала, пока ей требуемое не давали.

Но росла Марька, и аппетиты у неё тоже росли. Точила её душу постоянная зависть. Бабушка оставила их с матерью одних, да отправилась в лучший из миров, посему теперь мать из шкуры вон лезла, лишь бы дочка ни в чём не нуждалась. И хоть росла Марька в обычной, не слишком богатой деревушке, походила она больше всего на барыню, а не на обычную девицу, которой положено за хозяйством следить.

Когда вошла она в возраст невесты, позавидовала она Гуле, что жених у неё такой справный и работящий, что позвал он её замуж раньше всех, что любовь у них яркая, нежная, такая красивая!

И решила она Гулино место занять. Мать уже стара стала, поэтому взялась она за дело самостоятельно.

Поползли по деревне слухи — мол, Гулящая Гуля-то. То с одним её видели, то с другим, что бегает она по ночам на сеновал с конюхом местным тискаться. Да и вообще, на кой Антону жена такая, которая гуляет, да чести не знает? И имя у неё такое… неприятное даже!

И ведь знали же в деревне, что это всего лишь пустая болтовня! Знали, а всё равно невольно верить начинали. Но Антон, который невесту свою знал хорошо, отказывался в это верить. Даже когда его родные начали от свадьбы отговаривать, крепко стоял на своём. говорил, что поженятся они, да уедут отсюда, раз тут столько языков злых, и завистники его счастья есть.

Никак он не хотел сдаваться, Гулю тоже успокаивал, что вот поженятся они ,и уедут отсюда подальше.

А Марька в своём сердце копила чёрную зависть. Видела она, что Антон не ведётся на слухи, что не желает он им верить, и любимую ни в коем случае не собирается оставлять. И замыслила Марька совсем недоброе.

Раз не желает Антон на неё внимания обращать, значит и Гуля с ним не будет!

Заманила Марька девушку на маленькое озеро, что было в километрах шести от деервни. Озеро это не любили — снулое оно какое-то было, нехорошее. Деревья на его берегах росли какие-то скрюченные и больные, много коварных камней и корней прятались по берегу, так и поджидая какого зазевавшегося гуляку. А если какая скотина воды из него выпьет, или человек пришлый. так болеют очень долго животом и кишками, и не каждая знахарка с этой хворью справиться может.

Говаривали, что очень давно озеро нормальным было, но упал в него небесный камень, и отравил.

Вернулась Марька в деревню одна, заплакала на деревенской площади, запричитала. Говорила, что гуляли они, искали цветы красивые. Рядом с тем озером чудо как хорошо цветы были. А Гуля оступилась и упала в воду, да головой ударилась, так и не выплыла.

Конечно, бросились мужики к озеру, да что сделать то могли? Даже тело выловить не сумели, словно затянуло его озеро в себя, только обрывок платья по поверхности и плавал. Антон чуть ли за невестой не последовал, с трудом парня удержали.

А Марька… а что Марька? Как Гули не стало, так и скучно ей стало Антона соблазнять. ДА и тот в скорбь погрузился, похудел, посерел лицом, молчал, да со двора со своего почти не заходил. Всё свое дружелюбие и жизнерадостность напрочь растерял. Марька быстро его из головы выкинула, и готовилась к большой ярмарке, на которую даже господа из города должны были явиться. Вот и задумала девица себе богатого жениха найти, дабы жить и ни в чём себе не отказывать.

Не думала она ни о доме родном, который бросить собралась, ни о матери, которая заболела тяжко, ни о преступлении, кое совершила. Ни о чём кроме сытой и красивой жизни она не думала.

***

Марька, покуда была увлечена подготовкой к ярмарке, совсем про всё забыла.

Антон же медленно чах от скорби. Невесту не звал, но часто к тому озеру ходил. Что он там делал никто не знает, но сумел он себя как-то в руки взять.

А накануне дня ярмарки, приходила к нему мать Марьки. Совсем она состарилась, согнула и скрутила её давняя хворь, женщина и с трудом уже ходила. Дочь с домом не помогала, двор уже по колено сорной травой зарос, а на огороде так и вовсе соседские козы паслись.

Долго они с Антоном разговаривали, очень долго, потом ушла старушка обратно к себе, а Антон на диво задумчивый сидел у околицы. Только желваки на скулах ходили, пока он что-то обдумывал. А после парень встал, кивнул сам себе решительно, и ушёл куда-то в сарай.

Но разве ж кто видел, да внимание обратил?

***

Рано поутру Марька собиралась на ярмарку. Платье у неё было чудное, хорошее — светлое, с вышивкой по рукавам и воротнику. Волосы она расчесала и заплела, да вот беда, ни одного приличного цветка в окрестностях не смогла найти. Мыслила она образ чистоты и непорочности иметь, дабы избалованные городские господа ею заинтересовались. А там она уж сумеет убедить, что нужно её в город в качестве жены забрать, она не простая деревенская дурочка.

Мечталось Марьке, как ей сытно жить будет. Как она в родную деревню на шикарной карете приезжать будет, а местные бабы ей будут подол платья отстирывать от грязи, а все мужики местные желать будут с ней беседу заумную иметь. И все ей завидовать начнут!

Так мечталось Марьке, пока она к порченному озеру бежала. Знала, что там цветок найдёт большой, белый, красивый, что бы образ свой завершить. Задумала она цветок найти, и сразу на ярмарку податься, и никому об этом, конечно же не сообщила.

Да вот только не заметила она, как Антон следом за ней направился.

Озеро привычно заставило Марьку сбавить шаг и оглядеться. Совесть её ни в коем случае не мучила, просто место тут такое было… нехорошее.

Один единственный цветок она увидела, у самой воды. Нахмурилась девица, но решительно направилась к нему, брезгливо подол платья приподнимая, что бы не запачкать его.

Цветок был крупный, с жёлтой сердцевиной и белыми листьями, с детскую ладошку. Отчасти, походил он на какую-то волшебную корону, и горделивая Марька подумала, что ей подойдёт он как влитой. Стояло ей к цветку потянуться. как сзади неё голос раздался:

— Позавидовала ты счастью моему, Марька. — Подпрыгнула девушка от неожиданности, оглянулась, и с неожиданным страхом увидела Антона. Стоял он, хмурился. и руки на груди скрестил.

— Зачем невесту мою сгубила? Зачем уморила любимую мою?

— Неправда это! Оступилась она, и сама упала! — Марька подбородок вскинула, руки в бока упёрла, и зло на парня глянула. — Вот ещё, было бы чему завидовать!

Я то замуж за городского пойду, а вы в этой грязи оставайтесь!

Антон Марьке куда то за спину смотрел, но у девицы даже в мыслях не было оглянуться.

— Никуда ты не пойдёшь, Марька. Ответишь за свои дела. Всегда ты была завистливая, да гадливая, но что бы руки свои в чужой крови пачкать… Воздаться всё должно.

Марька лишь губы брезгливо скривила, и с презрением на парня поглядела. Наверняка умом тронулся, после гибели невесты, до чего же слабый человек!

Повернулась Марька, что бы цветок вожделенный сорвать. Нисколечки она Антона не боялась. Что от больного человека ожидать-то можно?

Повернулась и обмерла. Из воды поднималась Гуля. Страшен её вид был. Мокрые волосы спутанными сосульками свисали на лицо, пряча его. Светлое платье порвано было, и висело на теле, словно на вешалке. Марька и закричать рада, и отшатнуться назад, особенно как рану на голове Гули увидела. И вспомнила, как с силой её в спину толкнула, и как Гуля об острый камень ударилась. А ещё Марька вспомнила чувство мрачного торжества. которое ей очень понравилось.

А теперь убиённая ею медленно к ней шла, вся в водорослях, да с запахом от тела отвратительным.

Хотела Марька бежать, да ноги словно в землю вросли.

А когда утопленница протянула к ней свои руки, закричала.

***

После ярмарки Марьку не нашли, и деревенские порешили, что сбежала она в город с каким-нибудь городским прохиндеем. Ругали за глаза — мать родную бросить, которой помощь нужна! Благо, что нашлась сиротка, которая согласилась за двором ухаживать, да за старушкой приглядывать.

Антон тоже сгинул, но поговаривали, что он тоже в озеро то ушёл, не смог больше без любимой ни дня прожить. Другие же говорили, что он с Марькой в город подался, мол полюбили друг друга, да сбежали. А третьи так и вовсе судачили, что видели Антона на суке у озера повесившегося.

А со временем вся эта история как-то подзабылась.

Вот только на озеро, в которое метеорит упал, и вовсе ходить перестали. Говорят, больно тоскливо по ночам там кто-то воет и плачет.

А ежели зазеваешься, то поднимется из воды девушка, лица которой не видно, руки свои протянет, замолит, запросит, да заплачет так жалостливо… А когда потянешься ей на встречу помочь, так на пальцах её когти появятся, и одни только косточки останутся.

А по ночам плачет и воет она, потому, что на берег к любимому подняться не может. А любимый с берега к ней спуститься не волен.

Так и обречены тосковать они друг по другу.

Автор: МистическиеИстории

Завистница

©



✉ Для подписки на сайт, введите e-mail:





Смотрите также: