— Милый, это ненадолго, всего пара недель, не больше, — Мария положила свою ладонь на большую руку мужа и жалобно заглянула ему в глаза.

Супруги сидели за кухонным столом и ужинали. Маша специально рассчитала время разговора. Она думала, что Сергей, отведав любимой кулебяки, обязательно войдет в хорошее расположение духа. А значит, добиться его согласия будет гораздо проще.

Сергей растерянно пожал плечами:

— Маш, я все понимаю, но просто мне это неприятно. Не люблю, когда чужие в доме.

— Но она же не совсем чужая. Она — моя сестра. И она очень просила. Денег на съемную квартиру сейчас нет, Олежка в больнице, ну что Лие еще делать? — голос Маши задрожал. И Сергей не выдержал. Он не выносил слез жены. Как только ее глаза начинали предательски блестеть, он готов был сделать для нее все, что угодно, лишь бы она не заплакала. К счастью, Маша, будучи умной женщиной, редко пользовалась этим свойством характера супруга.

— Хорошо. Но только пара недель, не больше.

Маша вскочила со стула и кинулась на шею мужу.

— Обещаю! Две недели. Ты даже не заметишь, что она у нас живет!

Если бы Мария знала, как сильно она ошибается и к чему приведет ее желание помочь сестре…

Маша и Лия выросли в деревне. Маша была старшей дочерью в семье, Лия родилась через три года после нее. И с детства Мария чувствовала, что предпочтение отдают младшенькой. Действительно, даже имя ей дали экзотическое, необычное для простой сельской семьи работяг.

— Лия у нас — настоящая принцесса. Светленькая, ладная, как куколка фарфоровая, — часто говорила мама девочек. — А ты, Маруся, тоже красавица. И, главное, ты у нас такая умница!

Маша рано поняла, что красавица в семье — ее младшая сестра. Ей же досталась роль «умницы» и «маминой помощницы». Маша отлично училась в школе, учителя быстро заметили ее способность к точным наукам и начали отправлять на всевозможные олимпиады по математике, физике и химии. К окончанию средней школы Маше удалось накопить несколько десятков грамот, в том числе и о первых местах.

Лия же учиться откровенно не любила. Большую часть заданий за нее делала Маша. Причем просила ее об этом мама девочек, ссылаясь на то, что старшенькой, мол, нетрудно решить пару дополнительных задачек. А Лия не справляется. И в этом нет ее вины. Просто Лия — гуманитарий. Ничего не поделать.

И Маша покорно решала задачки и уравнения и писала сочинения. Только благодаря сестре Лие удалось с трудом окончить девять классов, после чего она поступила в единственный в деревне колледж, где обучалась на маляра-штукатура. Конечно, Лия мечтала не о такой карьере, но ехать в город она не захотела, видимо, здраво оценив свои способности.

— Знаешь, Машка, я думаю, главное в жизни — это встретить богатого мужика. Он меня в город увезет. А я ему готовить буду, детей рожать. Заживем, — часто вслух мечтала Лия.

— Мне кажется, слишком опасно так жить. Представляешь, захочет он тебя бросить. А ты ничего толком и делать не умеешь. Только стены красить, — отвечала Мария.

— Ничего ты не понимаешь! — возражала Лия. — Если женщина все правильно делает, мужик ее никогда не бросит. Да и чего меня бросать? У нас в деревне есть кто-то красивее? Нет! Разве что Глашка из пятого дома, но она брюнетка, а я — натуральная блондинка. И я выше, чем она!

И Лия пускалась в рассуждения о своих преимуществах перед остальными сельскими девчонками. А они действительно были. Девушка уже в 15 лет напоминала супермодель с обложки журнала. Длинные ноги, пышная грудь, длинные белокурые локоны, спускавшиеся до середины спины, огромные голубые глаза… На Лию невозможно было не залюбоваться.

Маша же красотой не отличалась. «Страшненькой» ее назвать было невозможно. Но внешность ее была слишком уж простой и неприметной. Про таких говорят «ничего особенного». Серые глаза, русые волосы, рост чуть ниже среднего… К счастью, у Маши не развились комплексы на фоне младшей сестры, которая стала первой красоткой на селе. Девушка намеревалась делать карьеру, а не искать богатого мужа. А значит, главное для нее — не внешность, а знания и образование.

После школы Машка без труда поступила в университет. С ее многочисленными наградами, медалью и отлично сданными экзаменами она могла не волноваться, что станет студенткой факультета компьютерных технологий. И ей это удалось. Девушка поселилась в общежитии и с головой погрузилась в учебу.

Время от времени в гости к Маше приезжала Лия. . Днем она гуляла по городу и, как она сама говорила, знакомилась с парнями.

Иногда после таких прогулок Лия жаловалась Маше, что знакомятся с ней исключительно «бесперспективные» мужчины.

— Какие-то студентики, маменькины сынки… Одеты простенько, сразу видно, денег нет. Или даже с мамками живут, — говорила она.

— Лиюшка, ну а где ты хочешь встретить олигарха? Они по улицам не ходят, — улыбалась Маша. — К тому же, чтобы стать женой генерала, надо выйти замуж за рядового!

— Нет, Маш, я хочу сразу за генерала. А с рядовым жить — только время терять!

К удивлению матери Лии и Маши, первой замуж вышла не красавица-младшенькая, а старшая сестра. Со своим будущим мужем Сережей Маша встретилась весьма необычным образом. Девушку отправили принять участие в межфакультетском шахматном турнире. Там она и познакомилась со студентом геологического факультета, который отлично играл в шахматы, однако, несмотря на это, проиграл сопернице.

После турнира Сергей сам подошел к Маше, которая сумела занять второе место.

— Девушка, да у вас талант!

И парень пожал Марии руку, с восхищением глядя ей в глаза. Девушка не ожидала такой реакции. Ведь обычно молодые люди не любят проигрывать, особенно представительницам противоположного пола. Сергей же выглядел так, словно искренне поражен машиной игрой.

— Никакого таланта, просто еще в детстве увлеклась… Дебюты изучала по журналам. Со мной и не играл никто толком, — улыбнулась Маша.

— Ничего себе! — Сергей удивился еще больше. — Да вы — гений. Я вот в кружок ходил с пяти лет, и то не смог выиграть. А почему вы в кружок не ходили?

Маша засмеялась:

— Да какой кружок в деревенской школе? Иногда со сторожем играла по вечерам, пока мамка домой не позовет!

С того дня Маша и Сергей начали часто общаться. Парень встречал Машу после занятий и провожал до общежития. Они ходили в кино, играли в шахматы, подолгу гуляли по городу. Вскоре Сергей признался Маше, что любит ее. И она поняла, что испытывает те же чувства.

Через некоторое время Маша повезла Сережу знакомиться с родителями в родную деревню. После простого, но вкусного обеда, приготовленного мамой Маши, Сережа отправился прогуляться к речке вместе с родителями девушки, оставив ее наедине с сестрой.

— Ну как он тебе? — спросила Маша, глядя на Лию сияющими глазами. — Он — лучший в мире. Самый умный, самый добрый, самый красивый!

Лия пожала плечами:

— Маш, ну не знаю, тебе с ним жить. Мне кажется, простоват. Будешь пахать, как проклятая, чтобы семью содержать. Или он будет нефтяником?

Глаза Лии загорелись при мысли о том, что машин будущий муж будет зарабатывать деньги, продавая нефть и газ. Но Маша только рассмеялась, услышав это предположение:

— Нет, он — геофизик. Будет наукой заниматься. Ну правда, что ты все сводишь к деньгам?

— Потому что пока мы молоды, мы должны успеть пристроиться, — Лия приподняла указательный палец, словно пытаясь донести до глупой старшей сестры такую простую, всем понятную истину, которая от машиного разума явно не доходила.

После окончания университета Маша и Сергей поженились. Оба смогли найти отличную работу. Машу взяли программистом в крупную международную компанию, Сергей действительно стал сотрудником нефтедобывающей корпорации.

Сперва молодые жили в однокомнатной квартире, которая досталась Сергею от бабушки. Через пару лет в ипотеку они взяли трехкомнатную. Маша была счастлива. Интересная работа, любящий и бесконечно любимый муж… Сергей все чаще заговаривал о том, что он чувствует себя готовым к роли отца. И Маша уже представляла, что их становится трое… А потом, может быть, и четверо…

Лия тоже успела выйти замуж. Правда, не за городского парня, а за деревенского. Который олигархом не являлся. Зато считался самым симпатичным в деревне. Олег лучше всех играл на гитаре, почти не пил, отслужил в армии и работал трактористом. Лия согласилась стать его женой, не испытывая к нему сильных чувств. Главным образом она сделала это потому, что не хотела отставать от сестры. Она чувствовала, что проиграла Маше в некоем негласном соревновании. И должна взять реванш.

— Ну и что, что мой Олежа без квартир и машин, — часто говорила она подругам. — Зато красавец! Косая сажень в плечах! Ну то, что у некоторых… Городских…

Хлипкий, очкастый, взглянуть не на что…

Машу Лия теперь называла исключительно «городская», произнося это слово с неким легким презрением. Даже самой себе Лия не могла признаться в том, что просто завидует сестре и ее жизни, которая, по мнению девушки, сложилась незаслуженно хорошо. Это она, Лия, должна жить в городской квартире, получать большие деньги, покупать себе дорогие тряпки… А не эта серая мышка, у которой ни кожи, ни рожи, как говорится.

В один прекрасный день Лия позвонила Маше и высказала неожиданную просьбу:

— Слушай, можно у вас пожить? Пару недель всего. Олег в больнице лежит, во Второй Советской, на хирургии. Что-то с венами в ногах. Надо к нему ездить, еду готовить, с врачами говорить… Из деревни не наездишься. Снимать комнату денег нет.

Маша побарабанила пальцами по столу. Она прекрасно знала, что Сереже это не понравится. Да и ей самой не очень хотелось, чтобы вместе с ними жила Лия, да еще так долго. Но разве можно отказать сестре? Да еще и в такой ситуации?

— Ли, я спрошу у Сергей сегодня. Ты же понимаешь, не я одна решаю…

Лия возмущенно засопела в трубку:

— То есть если твой муженек скажет, что не хочет меня пускать, ты и не пустишь? Сестра называется… Я бы для тебя ничего не пожалела…

— Лия, я просто должна поставить его в известность. Я его уговорю, не сомневайся.

— Ты уж постарайся, пожалуйста. Я не так часто тебя о чем-то прошу. Хотя живете вы лучше нас, сама знаешь. Ладно, жду звонка.

И Лия положила трубку. Маша тяжело вздохнула. Лия не просила о помощи, она лишь намекала на то, что молодой семье нужны деньги на выплату кредита на телевизор, на новый компьютер или диван. И Маша отправляла сестре все новые переводы на карту. Да и мама частенько звонила и жаловалась, что Лия снова приходила и плакала, мол, у Олега зарплата — кот наплакал, а так нужны новые сапоги… И Маша не могла отказать родному человеку в помощи.

Но одно дело — отправить деньги на карту. И совсем другое — пустить сестру на две недели. Но, с другой стороны, Олега выпишут, и Лия вместе с мужем вернется домой. А помощь ей сейчас действительно нужна. Бедный Олег, надо узнать, что с ним, кажется, у Маши в той больнице работает знакомый врач.

Вечером того же дня Маша аккуратно спросила у Сергея, готов ли он пустить Лию на две недели к ним в дом. После того, как муж дал неохотное согласие, она позвонила сестре и сообщила радостную новость. Уже через два дня Лия стояла на пороге машиной квартиры с двумя большими чемоданами.

— Ли, а зачем столько вещей? — недоуменно спросила Маша. — На две недели всего!

Лия пожала плечами:

— Не так уж и много. Я все продумала. Куда мне складывать вещи? Где я буду спать?

Маша проводила сестру в свободную комнату, из которой она вместе с мужем планировала когда-нибудь сделать детскую. Лия осмотрелась:

— А я думала, у вас побогаче ремонт!

Действительно, комнату нельзя было назвать шикарной. Крашеные светло-бежевой краской стены, угловой диван, небольшой шкаф и письменный стол… Но Маша рассудила, что на две недели Лие этого вполне хватит.

— Располагайся, потом приходи в кухню, я тебя покормлю, — сказала Мария и оставила сестру осваиваться и раскладывать вещи.

Лия пришла на кухню через четверть часа.

— Неплохо вы устроились, все-таки. Редко я у вас была, конечно. У тебя в ванной косметика такая стоит, я такую только в рекламе видела! И духи какие! А еще я в вашу комнату зашла, уж извини. Там совсем другой ремонт, пошикарнее. Не то, что в той комнате, где я жить буду.

Маша закатила глаза и поставила перед сестрой чашку с дымящимся кофе:

— Ли, в той комнате только стены были голые. Мы для тебя купили мебель. А так там будет детская. Когда-нибудь. Всего две недельки, какая тебе разница?

Маша с удивлением поняла, что в ее голосе появились извиняющиеся нотки. Неужели ей стыдно из-за того, что она живет лучше сестры?

— Ну, конечно. Я в своей деревне о таком и мечтать не могла, — Лия отхлебнула кофе и поморщилась. — Горький какой! Ладно, давай допью, а потом к Олегу поеду. У него завтра, вроде, операция.

Операция прошла успешно. Лия каждый день уезжала с утра, возвращалась она вечером. Правда, через две недели она так и не вернулась в деревню.

Оказалось, что Олегу надо полежать в больнице еще какое-то время. Маша не могла выставить сестру, Сергей немного дулся на жену, но закатывать скандал не стал.

— Любимый, ну это же такое дело, человек болен, — уговаривала его вечерами Маша, видя, с каким раздражением супруг смотрел на Лию, с комфортом расположившуюся в гостиной у телевизора с маской на лице.

— Надеюсь, человек скоро поправится, потому что я себя чувствую, будто бы я — хозяин гостиницы, — недовольным голосом говорил Сергей. Но он слишком сильно любил жену для того, чтобы возражать ей. И был готов терпеть еще некоторое время. Правда, время это все больше затягивалось.

— Маш, доктор попросил, чтобы Олег какое-то время ходил на осмотры… Каждый день надо будет в больницу ездить. И так две недели еще, — Лия с мольбой посмотрела на сестру и сложила руки на груди. — Мы ненадолго задержимся…

— Хорошо, Ли, но только две недели!

Сергей принял новость о том, что теперь Лия будет жить в будущей детской вместе с Олегом, с напугавшим Машу спокойствием.

— Знаешь, милая, а я знал, что так будет. Я еще тогда, в первый день понял, что за человек твоя сестра.

— Не говори так, Сереж. Она — нормальная. Простая немного, правда. Сейчас проблемы у них, надо помочь, — горячо возражала Маша.

Сергей усмехнулся:

— Поживем-увидим. Скоро будут сюрпризы нам с тобой, гарантирую. И простота порой хуже воровства, сама знаешь.

И первый сюрприз не заставил себя долго ждать. Как-то раз, придя домой с работы, Маша увидела на своей кухне… Второй холодильник. Холодильник явно был подержанным: его дверца пожелтела от времени, на корпусе красовалось несколько царапин. Лию и Олега Маша обнаружила в гостиной. Супруги, как обычно, смотрели телевизор и пили чай.

— Ли, что это? На кухне?

— Ты о чем? — Лия сделала непонимающее лицо.

— Я про холодильник. Зачем он там стоит? — в голосе Маши зазвенели металлические нотки.

— А, ты про это. Ну взяли на Авито. У нас тоже свои продукты, они в ваш не помещаются.

Олег закивал:

— Да, пивко вот не поместилось, и кастрюли с супом тоже не поставишь… Нам надо же что-то есть.

— Ли, Олег, это вы же, по моим расчетам, через три дня должны домой ехать, разве нет?

Лия и Олег переглянулись. Лия часто заморгала и, глядя в лицо сестре, быстро проговорила:

— Котик, ну мы тут с доктором поговорили, еще недельку надо… На реабилитацию. Процедурки, физиотерапия. И потом сразу домой. А холодильник увезем. Да, Олежа?

Олег кивнул и снова погрузился в происходящее на экране.

Маша на негнущихся ногах вернулась в кухню. Что скажет Сережа? Она ненавидела скандалы, но, видимо, в этот раз без ругани не обойдется.

К удивлению Марии, Сергей отреагировал спокойно.

— Знаешь, милая, от таких людей ничего другого и нельзя было ожидать. Ладно, пусть живут еще неделю. Но это — мой личный предел.

— Да, конечно, родной, только неделя! — клятвенно заверила Маша. — И холодильник они увезут.

Но через неделю Олег и Лия продолжали жить в квартире Маши и Сергея. Они явно начали чувствовать себя как дома. К неудовольствию Маши, на диванах появились подушки в уродливых китайских наволочках с пайетками, на столах — вазы с искусственными цветами. Лия украшала квартиру так, как ей казалось нужным.

— Ли, ну что ты делаешь? Понимаешь, у нас интерьер в скандинавском стиле, — говорила Маша.

— Маш, ну тебе жалко? У вас как в казарме, честно. А так хоть поживее немного.

Замечая все новые «украшения», купленные Лией, Сергей лишь ухмылялся:

— Территорию метят, все по Дарвину! Борьба за выживание… Нас с тобой из нашей же квартиры!

Вскоре случилось нечто, что переполнило чашу терпения и Маши, и Сергея. В тот день они оба вернулись домой поздно. После работы они решили сходить в ресторан и пообедать. Они не обсуждали эту тему, но оба понимали: домой их больше не тянет.

Когда Маша и Сергей зашли в квартиру, они услышали странный шум, раздававшийся из гостиной.

— Чего они там творят? Время — почти полночь, — тихо спросил Сергей.

Маша пожала плечами:

— Понятия не имею. Пошли, посмотрим.

Увидев, чем занимаются Лия и Олег, супруги замерли на пороге гостиной. Олег заканчивал собирать детскую кроватку, Лия стояла около него с отверткой в одной руке и коробкой с шурупами — в другой.

Заметив Машу и Сергея, Лия лучезарно улыбнулась и самым сладким своим голосом затараторила:

— Ох, вы пришли уже! Привет, ребятки! Приветик, сестренка! Ну что, уже догадываешься?

И Лия кивнула на кроватку.

— Ли, о чем догадываюсь? — поинтересовалась Маша.

— Котик, скоро ты станешь тетей!

— Простите, а вы планируете размножаться на нашей территории, если я все правильно понял? — иронично спросил Сергей.

— Чего? — Лия непонимающе взглянула на мужа своей сестры. — В смысле?

— Ли, ты собираешься рожать у нас? То есть, я имею в виду, ты будешь жить у нас до родов? И ребенка принесешь к нам в дом, да? — расшифровала вопрос супруга Мария.

— А какие у нас варианты? Тут врачи хорошие, у вас условия неплохие. Вполне, — подал голос Олег. — Машка, ну ты же знаешь сама, у нас одна фельдшерица в деревне, и той 70 лет скоро. Ты же сестре не откажешь?

Маша почувствовала, как кровь приливает к ее щекам. Она сжала руки в кулаки и хотела что-то сказать. Но вдруг Сергей обнял ее и буквально утащил в спальню.

— Милая, я не хочу, чтобы ты затевала драку, а ты именно это, как я понимаю, и намерена сделать, — Сергей гладил Машу по голове и прижимал к себе, усадив ее на кровать.

— Нет, не драку. Я их просто убью, — мрачно пообещала Мария. — Ну и что теперь делать? Прости, это я виновата… Теперь не выгнать. Будет давить, что беременна…

— Ты не виновата, я тебя люблю в том числе и за твою доброту. Давай спать. Пусть они там пока развлекаются. А утром придумаем, что делать.

Сергей поцеловал жену в лоб и успокаивающе улыбнулся:

— Есть у меня одна идея…

На следующее утро Сергей и Маша поспешно собрали вещи.

— Ли, у нас проблемы. Срочно нужны деньги. Так что придется нам две комнаты сдавать, — объясняла Мария ситуацию своей растерянной сестре. — Вы, конечно, живите. Раз такая ситуация. Ребята вас не стеснят. А мы пока к родителям Сережи. Делать нечего. Тебя не гоню, ты же беременная. Куда тебе… К фельдшеру в деревню.

Покидав чемоданы в машину, Сергей и Маша действительно уехали. Правда, не к родителям Сережи, а на дачу к машиной подруге. В квартире же ребят в тот же день заехали новые жильцы: двое студентов-неформалов и странная женщина, одетая во все черное.

Через пару дней Лия позвонила Маше:

— Котик, это невыносимо! Сделай что-нибудь! Эти… Двое… Они по ночам тут такое устраивают… Они кровать сломают скоро, честное слово. И эти вопли…

— Ли, дело молодое! Потерпи. Зато их родители отлично платят за жилье!

— А та женщина… Это кто? Она целыми днями смотрит телевизор. На полной громкости. И вчера она мне сказала, что на мне порча… И что Олег проклят до седьмого колена!

— Ли, это по знакомству… Она знаменитость местная. Гадалка и экстрасенс. Ты ее послушай, она, говорят, не ошибается! Ладно, пока, мне работать надо!

И Маша бросала трубку. Все шло по плану. Оставалось лишь подождать.

Лия снова позвонила на следующий день:

— Маша, твои жильцы… Я больше не могу! Срочно найди других! Я беременная, мне нельзя переживать. Та гадалка поет какие-то песни и что-то жжет в комнате. Студенты друзей водят… Музыка весь день на всю громкость… Все воскресенье. Никакого отдыха.

— Ли, где я найду других жильцов? Эти нам уже заплатили за три месяца. И мы с Сергеем отдали долги… Потерпи, это недолго.

Наконец, еще через два дня раздался звонок, которого ждали и Маша, и Сергей.

— Мария Степановна? Они уехали!

— Костик, правда? Ты уверен?

Константин, студент театрального института и брат одного из машиных коллег, рассмеялся:

— Уверен! Все вещи забрали и на нас напоследок накричали. Что мы, мол, не даем спокойно людям жить в их собственном доме.

— Кость, спасибо и тебе, и Катюше! Очень выручили! Талантливые вы актеры!

— Да мы-то что, — Костя явно был доволен комплиментом. — А вот Юлька ненормальную гадалку так сыграла, что мы сами ей чуть не поверили. Какие-то мантры выучила, благовониями размахивала по углам, мол, нечисть выгоняю. Мы еле удерживались, чтоб не ржать. Ладно, возвращайтесь, план сработал!

Маша и Сергей вернулись домой в тот же вечер, не забыв заплатить молодым актерам за их работу. Купленные Лией подушки и искусственные цветы отправились в помойное ведро. Второй холодильник Маша подарила Косте и Кате, которые радостно приняли его и увезли в общежитие.

Лия не звонила Маше почти полгода. И Маша абсолютно не переживала по этому поводу.

Автор: Виктория Белозерова

Зареклась помогать сестре

©



✉ Для подписки на сайт, введите e-mail:





Смотрите также: