Как-то раз ссорясь с женой сказал, что мол раз я тебя купил то и молчи теперь. А та, как купил? Ну, говорю, а ты забыла как я тебя на свадьбе выкупил? Она глаза выпучила и говорит, так там же копейки были. Ну, говорю, копейки не копейки, а за сколько продавали за столько и купил. Вы бы видели эти глаза полные боли)

Женщины Пиотровского не любили, потому что он был нагл и некультурен.

«Вы нагл и некультурен!»- говорили ему женщины, и уходили возмущённой походкой, повернувшись в профиль разной степени римскости.

Не нравился он им, короче.

Вы спросите, в чём выражались эти изъяны? Ну как же…

Пиотровский имел наглость иметь собственное мнение по многим вопросам, причём, мало того, что собственное. Оно ещё, как правило, и отличалось от мнения его собеседницы. С вопиющей некультурностью Пиотровский не смотрел сериалы, не читал журнал «Гламур», и не понимал исторической миссии спа-салонов.

Неандерталец, в общем.

Женщины так и говорили: «Вы неандерталец, Пиотровский!»

Хуже всего, что при наличии столь отягощающих общую картину факторов, Пиотровский не был мускулист, ходил пешком и работал наладчиком электронной начинки для плюшевых обезьянок, медведей и прочей дряни, по недомыслию именуемой детскими игрушками.

Нет, наш герой пытался бороться с жестокой судьбой.

Сначала он стал, превозмогая рвотные позывы, читать журнал «Гламур», смотреть сериалы и ходить в спа-салоны, заложив под это дело в ломбарде старинный дедушкин брегет с репетиром.

Не помогло, женщины начали считать его кем-то вроде закадычной подружки, запросто заходили поболтать о возрождении моды на «шотландку» в новом сезоне за чашкой травяного чая и не более того. Мужики же на работе начали странно косится и перешёптываться за спиной.

Пиотровский выкинул подшивку «Гламура», ссыпал в унитаз травяные чаи и выкупил брегет. Он решил наступить на горло собственной песне и постараться впредь держать своё мнение при себе. Читал перед сном мантру «Лучший способ оставить за собой последнее слово в споре с женщиной – сказать «да, дорогая!»»

Хватило его ненадолго, первая же пассия, на которой метод был апробирован уже через неделю села на шею столь прочно, что «новопассит» впоследствии пришлось пить аж 2 месяца. Хорошо ещё под венец не успела затащить.

Пиотровский смирился.

Через два года какой-то сумасшедший японец купил плату управления, разработанную Пиотровским для очередной игрушечной обезьянки за безумные деньги, настоятельно попросил разрабатывать ещё и в случае чего – заходить.

Через некоторое время Пиотровский купил BMW, потом начал ходить в спортзал, а там и с женщинами наладилось.

Нет, нет…

Женщины по-прежнему говорили «Вы нагл и некультурен!» и ещё они говорили «Вы неандерталец, Пиотровский!», томно закатывая при этом глаза, и влекли Пиотровского к кровати.

Надо сказать, что московское дорожное движение действительно производит незабываемое впечатление на иностранцев: обычно для сравнения приводят два города — Мехико и Каир. В Мехико не был, не знаю, а вот по Каиру поездить довелось, и эта практика сейчас очень мне помогает. Думаю, что по некоторым параметрам мы Каир уже переплюнули…

А история следующая.

Мы сильно засиделись на переговорах по одному важному заказу, и финны — а было их на сей раз три человека — стали серьезно опасаться, успеют ли они в Шереметьево на свой рейс (из аэропорта их вез таксист около 2,5 часов, так как застрял в пробке на пересечении Ленинградского шоссе и кольцевой дороги — там как раз сейчас строится очень мощная развязка). Я пообещал, что мы доедем вовремя и вроде бы не подвел — доехали мы из Сокольников минут за тридцать — по-моему, для часа пик да для “Волги” не первой свежести это вполне приличный результат, и он произвел определенное впечатление на финскую публику… Но сам процесс!..

Началось с того, что Рижская эстакада, как всегда, оказалась забита до середины — пришлось развернуться через широкую разделительную полосу с довольно высокими бордюрами, не доезжая моста. На лицах моих спутников появилось первое выражение заинтересованности…

Дальше пошло по нарастающей:

— понравился объезд пробки по тротуару с легким слаломом между деревьями, столбами и прохожими…

— вызвал оживленную дискуссию на финском языке обгон трамвая, естественно, с левой стороны…

— дискуссия стала еще оживленней, когда с той же стороны пришлось объехать встречный трамвай…

— очень эмоционально обсуждалась удавшаяся (!) попытка согнать с дороги “членовоз” с мигалкой с помощью звуковых и световых сигналов и легкого мата в окно… Ленинградку и пересечение с МКАД удалось проскочить без особых приключений и финны уже начали понемногу успокаиваться от переживаний…

Не тут-то было…

После поворота на “Шереметьево-2″ дорога, наконец-то, очистилась, и мне удалось набрать довольно приличную скорость — где-то под 140 км/час. И тут из-за куста вылез сотрудник ГИБДД с поднятым жезлом и сделал недвусмысленный жест остановиться…



“Это конец,” — наверное, подумали финны, вспомнив, как мы ехали всю дорогу: “Нас отследили и вычислили, дай бог, если только оштрафуют на тысячу баксов и не посадят в кутузку, а на самолет уж точно опоздаем…” Фигушки! — успел подумать я, вспомнив, что кроме превышения скорости меня вполне могут наказать и за выпитый по случаю успешного завершения переговоров бокал шампанского.

Поняв, что в сложившейся ситуации может спасти только наглость, я придал лицу максимально кирпичное выражение, посигналил полицейскому фарами и сделал жест рукой — мол, ВСЕ НОРМАЛЬНО, КОЛЛЕГА… Что подумал сотрудник, не знаю — но сделал он все правильно: опустил свою полосатую палку, отступил чуть в сторону, освобождая нам проезд, и … ОТДАЛ ЧЕСТЬ!..

Финны от этого чуть в двери не повыпадали … по крайней мере, до этого случая я никогда не видел таких изумленно-восторженных улыбок на их суровых скандинавских лицах…

Обратно ехал уже спокойно и один. Тот самый гибддэшник все еще ловил неудачников из-за куста … из чистого озорства я опять посигналил ему фарами… Он помахал мне рукой, как старому знакомому…

Немного справочной информации. Наверное, все знают, что для езды на мотоцикле нужен шлем. Это закон. Иначе штраф, не считая проломленной головы в случае, не дай Бог, ДТП. но на самом деле шлем это минимум защиты. Есть еще мотокуртки, устойчивые к истиранию об асфальт с защитными вставками, наколеники, с шарниром на колене или просто шитки, одевающиеся под одежду, мотоботы, мало чем отличающиеся по прочности и удобству ходьбы от горнолыжных ботинок и т.д.

Так вот. Приехал я на работу сегодня, как обычно, в полной экипировке. В раздевалке снял куртку, шлем, переобулся, а вот наколенники снять сложнее из под штанов, раздевалка общая, только для верхней одежды. Пошел в туалет — занято. Но рядом с туалетом уже с полгода пытаются оборудовать медкабинет. Кому он нужен, зачем, не в курсе, могу только гадать. Но факт есть факт. Есть кабинет, дверь открыта и даже есть ширма! Ура, залетаю, стаскиваю штаны, чтобы вынуть щитки, вдруг из угла сдавленный девичий голос в том духе «что мужчина, вы что делаете??!». Кабинет таки оборудовали, в нем на стаже нашего здоровья несет вахту молодая медсестра. Я могу себе понять ее чувства, когда томным утром к ней в кабинет влетает мужик, кидается за ширму и начинает стаскивать с себя штаны. Добил я ее ответом: «Извините, мне срочно надо, у меня совещание через 5 минут, а туалет занят».

(c) Штожтыш Тваришта

Я знаю, люди, которые пишут слоганы для рекламных роликов, получают приличные бабки, знаменитости задействованные в рекламных роликах вообще гребут лопатой, а вот выпускающий редактор, получает обычную зарплатку. И вот непонятно, то ли этим ребяткам всё пох, типа за такие деньги лучше и не сделать, то ли они там специально прикалываются, чтобы меня повеселить:

— Двести миллионов человек выбрали Кока-колу! А что выберешь ты?

……..

— Клей Момент! Цени Момент!

Мы ванну купили. Европейскую. Белую, с ручками, не джакузи, но дорогую жутко+ Наверное, джакузи обошлась бы дешевле. Ванну подняли на этаж и временно поставили в коридоре. Ванна имела одну особенность: с одного края, видимо там предполагалось быть ногам, она сужалась, а с противоположного конца внутренне пространство наоборот расширялось. Эдакий французский шик!

Какой черт дернул маму испытать эту ванну на сухую, науке неизвестно. Но только мама моя обычная русская женщина, не француженка какая-нибудь, и особенностей геометрии заметить не успела. В общем, она села основным объемом своего тела в область, предназначенную для ног. Об этом мы очень быстро узнали по гневным крикам, доносившемся из коридора.

Главным виновным оказался папа, потому как именно он эту злополучную ванну выбирал и оплачивал. Мама размахивала руками (остальными частями тела пошевелить она не могла) и требовала немедленно позвонить в магазин и потребовать забрать ванну и вернуть деньги…

Нужно отдать должное моему папе, который нашел очень простой способ разрешить назревающий семейный конфликт. Он набрал номер, протянул трубку маме, все еще безуспешно пытающейся освободить свое тело из белых тисков, и сказал:

— А теперь объясни им, почему ты хочешь вернуть эту ванну!

В общем, мы уже лет десять этой ванной пользуемся. Главное помнить, где должны быть ноги.

— Саша вставай! — закричала Людмила спящему Саше.

Саша открыл глаза, оглядел Людмилу и разочарованно вздохнул:

— А. Это ты опять.

После чего отвернулся к стене и моментально уснул.

— Это что за хамство-то такое с утра? — разозлилась Людмила и стащила с Саши одеяло. — А кого ты ждал с утра? Анфису Чехову?

— Хорошо бы. — мечтательно произнес Саша. — Разнообразия для. А то каждое утро — одно и то же. А у меня, между прочим, фантазия.

— У меня тоже фантазия. Я бы тоже с удовольствием разбудила бы… — Людмила была не готова вот так вот навскидку сообщить имя.. — Траволту, например.

— Он старый. — сказал Саша. — И к тому же — гей.

— Никакой он не гей! — не поверила Людмила.

— Гей, гей. — зевнул продолжил Саша. — Не геев по американскому телевизору не показывают. Это все знают.

— А если даже и гей. Я тебя не по этому вопросу будила. — перешла к делу Людмила. — Микроволновка у нас не работает. В этом проблема. А все остальное сейчас не проблема совсем. Иди посмотри.

— Посмотреть на микроволновку? — ехидно спросил Саша. — Строго так посмотреть? Чтоб заработала? Специальным таким мужским взглядом? от которого все начинает работать?

— Ты мужчина или нет? Мне завтрак не в чем разогреть.

— Теплом душевным его согрей. — пробурчал Саня и побрел на кухню.

На кухне он внимательно осмотрел микроволновку, убедился, что шнур питания в розетке, что в розетке есть электричество и подозрительно посмотрел на Людмилу:

— Небось металлическое что-то грела?

— Ну да. Это не микроволновка испортилась, а я сдурела. — кивнула Люда. — Ничего я не грела. Думала бутерброды с сыром нагреть, а она не работает.

Саша потыкал по кнопкам и микроволновка ожила.

— Включать не пробовала? — захихикал он.

— Да не работала она! Я нажимала! — закричала Людмила.

— Ага. Пальцы у тебя не той системы. — смеялся Саня.

Людмила оправдывалась и чувствовала себя полной дурой.

— … да не работала она, я тебе говорю! — сказала она в сотый раз.

И в этот момент микроволновая печь как-то странно загудела и взорвалась. Дверца микроволновки, отброшенная взрывом, разбила окно. Людмилу оглушило шумом. Саша матерился и пытался стереть с лица расплавленный сыр.

— Я говорила, что она не работает! — торжествующе сказала Людмила. — А ты не верил!

— Офигеть, хлебушка поели. — Саня избавился от сыра и сел на табурет. — Ожог на морде будет, наверное.

— Мазью намажь. Какой-нибудь. — сказала Людмила. — Что с окном-то будем делать?

— Пакетом, каким-нибудь можно пока закрыть. И скотчем закрепить. — нашел решение Саня. — Потом стекло заменим.

— А завтрак? — спросила Людмила.

— Плита есть. И ты у нее есть. — посоветовал Саня и пошел искать пакет и скотч.

Через десяток минут окно уже имело неприглядный вид, но из него не дуло.

— Воот. — гордо сказал Саня.

— Прелесть! — хмыкнула Людмила. — Следующие полгода у нас будет такой дизайн.

— Да заменю я. Не начинай. — пообещал Саня.

Из туалета вдруг послышалось какое-то шипение.

— Что за фигня происходит? — метнулся Саня к туалету.

В туалете подозрительно шипел бойлер. Из него капало и индикатор температуры показывал, что внутри вот-вот все закипит. Саня перекрыл воду, обесточил бойлер и начал жалеть себя:

— Что ж за день такой, а.. И бойлеру хана! — прокричал он.

— Саша! Плита током бьется!! — закричала в кухне Людмила. — Не греет ничего, но током бьет! Иди сюда.

— Да что происходит-то? — заорал Саня на Людмилу. — Почему все в один день ломается? Почему сегодня?

— Потому что у нас все на соплях! — выдала Людмила.

Холодильник включился вдруг с каким-то диким скрежетом и затарахтел.

— Саша, смотри. — сказала Людмила.

Из под холодильника потекла вода. Людмила попыталась собрать воду и ее опять дернуло током. Саша выдернул холодильник из розетки.

— Холодильник, микроволновка, бойлер и плита. — подвел он итог. — Влетим в ремонт. Славное утро нарисовалось.

Магнитофон неизвестной китайской марки, стоящий на холодильнике, вдруг щелкнул и произнес:

— Это восстание бытовых приборов. Мы требуем: техобслуживания и уважительного отношения. Не более семи часов работы в день. Ежедневный уход. Наши справедливые требования должны быть приняты и исполнены. Это восстание…..

— Офигели все?! — Саня попытался выключить магнитофон, но получил удар током.

— Это восстание бытовых приборов… — механическим голосом продолжил магнитофон.

Завизжала Людмила.

— Не ори! — бросил Саня и побежал к щитку.

— Саша, тебя убьет! — закричала Людмила.

— Рубильник — не бытовая техника, а электротовары. — сказал Саша и щелкнул рубильником. В квартире стало тихо.

— Восстание у них. — пробурчал Саня и убрал коврик с кухни. — Семь часов работы им. Ага.

Он положил на пол микроволновку, вооружился отверткой и начал разбирать ее.

— Думаешь починишь? — спросила Людмила.

— Утилизирую. — сообщил Саня. — Разберу в мелкие куски, нашинкую проводочки в мелкие кусочки. И выброшу.

— Так выбрось как есть. — хмыкнула Людмила.

— Нельзя. Кто-то починить может. Или использовать под что-то еще. — пыхтел Саня, сгибая крышку корпуса. — А так — чистый вандализм. Никаких шансов. И бойлер потом пробью чем-нибудь. Все равно потек уже.

— А мы как? Нам-то без бойлера и микроволновки как? — спросила Людмила глядя на кучу мусора, в которую превращалась микроволновка.

— Штрейкбрехеров купим. — отмахнулся Саня. — Вот выкину сейчас это восстание и в магазин пойду.

Саня подошел к холодильнику с отверткой в руке.

Холодильник щелкнул тихо и чуть слышно загудел. На плите зашипел чайник.

— Ой. А ты ж все от рубильника отключил. — почему-то шепотом сказала Людмила.

— Ага. — удовлетворенно сказал Саня. — Восстание, я так понимаю, подавлено.

— Повыступаешь тут. Как же. — откликнулся с холодильника магнитофон.

Эта маленькая хохма произошла в лифте одного проектного института в Киеве, на пересечении. (Киевляне знают, что пересечение — это такое место в Киеве)…где я тогда работал. Пока в 9 утра лифт развозил всех по 12 этажам, успевали и новостями, и шутками обменяться, и глазки построить… эх, золотое было времечко!..

забежала в лифт секретарша директора, такая красава, ногачая, сисястая, все в порядке, кроме образования. Кто-то крикнул: о, привет, Света! А она так капризно: тише вы, меня нельзя пугать, я может в положении. Все замолчали на миг, потом кто-то из конкретных тёток из отдела кадров или бухгалтерии осведомился: какой срок? Света засмущалась: да маааленький ещё…». Один из языкастых разработчиков: «Часа два-три?»… лежали все..

©






✉ Для подписки на сайт, введите e-mail: