Моя пятилетняя дочь, как и все дети, иногда какие-то блюда не ест. Но слово «полезно» действало на нее безотказно до поры до времени… И, когда уж совсем никак ее не убедить, пускала в ход последний аргумент:

— Ешь! Это полезно!

Так вот. Однажды утром она пошла умываться и увидела, что в ванной (о ужас!) сидит огромный черный паук. В панике зовет на помощь:

— Мама, мама! Убей жука!

— Это не жук, это паук.

— Убей паука! Я его боюсь!

— Не надо его убивать, пусть живет — он полезный.

(округлившиеся глаза и вопль ужаса)

— Я не буду его есть!!!

Еду вчера вечером после садика с дочкой (3 года) домой. Она мне рассказывает как прошёл день, и сообщает, что кушать не хочет, так как в садике кушала бутерброды.

Я её спрашиваю, почему она в садике ела бутерброды, на что услышала то, от чего смеялась половина маршрутки:

— А Татьяна Викторовна сказала, ешь бутерброды — сиськи вырастут.

Велик дар убеждения у воспитателей. Интересно, что она мальчикам говорила…

Снова детство, снова хлеб…

Когда Олежка Адамов (ныне петербургский поэт с 50-летним стажем собственной жизни) был маленький, его тоже послали за хлебом. Далее с его слов:

— Купил батон, несу домой, откусывая понемногу от горбушки. Навстречу пацан, знакомый по двору: «Дай кусить!?», — и рот раскрывает. Да широко так.

Ну я и сунул туда батон, насколько хватило.

Он шутку оценил, засмеялся. Но так как рот был занят, хмыкнул носом. Огромная сопля зеленой полосой равномерно покрыла батон аж до нетронутой горбушки.

Я аккуратно разжал пальцы, с боков державшие батон, развернулся и зашагал обратно в магазин.

Знакомый рассказал. Дело было, когда видики только, только у народа появляться начали…

Купил мой знакомый видиомагнитофон, естественно, кучу кассет к нему. Боевики, ужастики, комедии и т.д.

Вечером посмотрели боевичок и ужастик. Ребенок возле мамы под одеялом боится, но смотрит.

На следующий день пришли дедушка с бабушкой, и пока мама хлопотала на кухне, а папа ещё был на работе, ребенок предложил бабушке и дедушке:

— А давайте я вас сейчас напугаю! — решил, значит, ужастик показать…

Бабушка с дедушкой, согласились, — любимый внук, пять лет всего, а про видики и слыхом они не слыхивали.

Внук цепляет первую попавшуюся кассету, вставляет в видеомагнитофон, все автоматом включается… Это оказался немецкий фильм для взрослых, который папа с мамой не успели переложить на полку повыше.

От вида голых промежностей на весь экран большого телевизора дедушка с бабкой сначала остолбенели, потом бабушка заверещала, а дед кинулся щелкать по всем попадающимся под руку кнопкам и клавишам, которые, как обычно в таких случаях, долго не находились, а фильм наращивал незамысловатую сюжетную линию…

— Ага, испугались!!! — радовался любимый внук…

Дочка 6 лет ест борщ. Предлагаю ей взять лук либо чеснок.

— Вкуснее будет, доченька с лучком или чесночком!

— Не хочу, — отказывается, — они щиплются.

— Зато, — нравоучительно замечаю я, — от лука и чеснока погибают микробы.

Дочка со вздохом:

— Лучше бы они от шоколада погибали!

Ну, как тут было не согласиться… Шоколад я и сама люблю

Идем мы как-то с женой по тротуару, сын 4 года впереди нас метров на 20, на велосипеде трехколесном едет.

Навстречу идет старушка — вся сгорбленная, старая, с палочкой. Сын останавливается, что-то спрашивает у старушки, а она ему улыбается, кивает, что-то отвечает…

Сын вперед поехал, старушка с нами поравнялась и нам тоже улыбается, как добрым старым знакомым.

Потом у сына спрашиваем:

— Ваня, что ты у бабушки спросил?

Он отвечает:

— Ты Баба Яга?

Рожавшие женщины об этом процессе мне не рассказывали. Загадочно улыбались и говорили, что, мол, сама узнаешь. И я обратилась к источнику знаний.

В книжке «Мать и дитя» было написано: «Роды…протекают практически безболезненно или с небольшой болезненностью,которую женщина легко переносит». «Схватки обычно переносятся легко». И все в таком роде. Авторами значились некие Архангельский и Сперанский -оба, заметьте, мужики.

В роддом я шла, как на праздник, гордо выпятив дирижабль своего пуза и пританцовывая от нетерпения. Лежа в родильном блоке я очень жалела, что рядом со мной нет Сперанского, равно как и Архангельского. Они немало огребли бы от меня тяжеленным судном и стойкой от капельницы. Это хоть как-то компенсировало мне моральный ущерб и обогатило бы их знания о родах.

В перерывах между схватками я ненавидела Сперанского, Архангельского и весь род мужской заодно и думала, что больше ни за что!!! Никогда!!! Одного ребенка хватит, а если муж захочет второго, пусть сам и рожает. ДААА!!!

Акушер-гинеколог был молодым и приятным мужчиной. Время от времени он приходил на меня посмотреть и говорил ласковым голосом: «Ну… разве это схватки? Нет, это еще не схватки!» Однако держался от меня на безопасном расстоянии. Очевидно, глаза у меня были недобрые.

В родильном зале кто-то очень громко кричал нецензурными словами. Было страшно. Наконец мои схватки показались доктору подходящими, две акушерки взяли меня под белы руки и повлекли навстречу новой жизни. На родильный стол.

«Какой красивый мальчик!» — закричали акушерки. Я смотрела на него и испытывала целый спектр чувств, среди которых были волнение, радость, удивление и, конечно же, огромное облегчение.

Первое Кормление было торжественным, как парад на Красной Площади. Нужно было выполнить ритуал омовения, повязать косынку, поставить ногу на скамеечку и благоговейно ждать Дитя. И вот так мы все вдевятером сидели и ждали, как вдруг где-то в конце коридора послышался шум. «Это наши лягушонки в коробчонке едут» — пошутил кто-то. Лягушонки были уложены на каталке как бревнышки в поленнице. Восемь из них оглушительно пищали.

Один молчал. Это был мой.

Я впервые взяла его на руки, посмотрела на него… и поняла, что мучений своих я не помню. И они — ничто по сравнению с этим маленьким человечком. (Хотя Сперанский с Архангельским все равно мерзавцы).

Вид у него был суровый и неприступный. Огромные глазищи смотрели строго, он словно прикидывал, заслужила ли я такое сокровище и стоит ли иметь со мной дело в дальнейшем. Меня переполняли чувства.

-Так вот ты какой, Добрый Жук! — неожиданно сказала я. Так мой ребенок получил свое домашнее имя.

Он вздохнул, принял решение о том, что я его достойна и наконец-то приложился к груди.

Так началась наша дружба.

Из пребывания в роддоме я вынесла два вывода:

1. Роды — это кошмар.

2. Обязательно рожу еще как минимум одного ребенка.

За три недели жизни вне мамы Добрый Жук вполне освоился, отрастил себе щеки и пришел к некоторым выводам об окружающем мире:

— Спать в детской кроватке западло. Лучше всего спать на папином пузе (мягко и волосато) или у мамы под боком (тепло и сытно). Лишь бы не кроватка!!!

— Титька — от Бога, соска — от лукавого.

— Чтобы прибежал папа, достаточно всхлипнуть. Чтобы мать-ехидна услышала и пришла, нужна туманная сирена.

— Бабушка хочет тепловой смерти Вселенной и с этой целью вяжет шерстяные носочки.

— Какой смысл в прогулке, если коляску не трясет?

— Если болит живот, пусть это прочувствуют ВСЕ! Тогда полегчает.

Первый месяц материнства развенчал многие мифы, в которых я была уверена. Ребенок занимает очень много времени, но я не думала, что он занимает все время. Сходить в туалет становится проблемой. Но с месяцами легче. Любовь приходит постепенно. Чем больше я с ним знакомлюсь, тем больше я его люблю. До ребенка я была свободна как ветер, могла поехать куда угодно. Ну ее, свободу! Ни за что не поверну время назад. Теперь у меня есть гораздо больше — целый маленький мир. И он мне очень дорог.

Сегодня я поняла, что мой папа — самый лучший папа, о котором я могла только мечтать! Он любящий муж моей мамы, всегда смешит её и помогает во всём, он приходил на все мои репетиции и выступления, начиная с моего 5-летнего возраста (сейчас мне 30), он научил меня готовить и радоваться простым мелочам. Он является для нашей семьи настоящим оплотом.

Сегодня утром, ища в папином ящике с инструментами клещи, я обнаружила на дне грязный сложенный лист бумаги.

Это была старая запись из дневника, сделанная почерком моего отца, датированная числом ровно за месяц до моего дня рождения.

В ней было написано:

«Мне 18 лет, я алкоголик, которого выгоняют из колледжа, жертва жестокого обращения с детьми, человек с судимостью за угон автомобиля. А в следующем месяце к этому списку прибавится «отец-подросток». Но я клянусь, что с этого момента всё буду делать правильно ради моей маленькой девочки. Я буду ей отцом, которого у меня никогда не было».

И я не знаю, как он это сделал, но он сделал это!

©







✉ Для подписки на сайт, введите e-mail: