Авроре было за тридцать.

Дизайнер по интерьерам, она делала красивые проекты, обставляла чужие дома и квартиры, но свою личную жизнь обставить не могла. Не получалась там красота. Ее брак только что пошел прахом. Из-за множества ревности, мелких придирок и одной большой измены. И это нельзя было уже исправить, просто перекрасив стены.

— Не смей сдаваться – сказала подруга Кира, увидев глаза Авроры, из которых исчез огонек.

— Да не хочу я ничего. Может, это вообще не для меня… Любовь, отношения, брак…

— Бред это все. Конечно, для тебя. Слушай, — сказала Кира. – А ты напиши список.

— Что?

— Ну список, знаешь, всего, чего хочешь увидеть в мужчине. Рост, вес, там, характер… И положи под подушку.

— Может, съесть его, как счастливый билет? – съязвила Аврора, но список составила.

Внутри смеясь над собой и даже издеваясь, но написала. «Добрый, умный, заботливый, нежный, верный…» Так, шутки ради. Или для того, чтобы доказать подруге, что с ней никакие ритуалы не работают. Так все запущено.

А через несколько дней приснился Авроре сон, что стоит она на отвесной скале, окаймляющей побережье. Там, внизу плещется лазурное море, лаская волнами желтый песок. Сильный ветер дует ей в лицо, путая волосы и мысли. И рядом с ней кто-то. И лица его она не видит, а только чувствует его присутствие, от которого хорошо и спокойно, ощущает тяжесть его руки на своей талии и на сердце у нее – легко и радостно.

Проснулась она с таким ощущением счастья, что даже заплакала. И долго прийти в себя не могла. Казалось ей, что это вовсе не сон, а знак, который она понять и расшифровать не может, как ни силься. Часами она сидела по вечерам, отложив в сторону чертежи, и рассматривала в интернете фотографии скал, сравнивала со своим сном и пыталась понять – что это? Ирландия, Исландия, Скандинавия? Она как будто уже видела его, но где?

Через неделю ей пришло сообщение от шефа: для проекта квартиры на Канатной нужно подобрать репродукции. Заказчик любит американских художников.

«Действуй».

Аврора принялась за дело. На время скалы заменили Уистлер, Кассат, Сарджент… Она щелкала мышкой до двух часов ночи, всматриваясь в лица, сюжеты и краски. И вдруг замерла.

Перед ней был ее застывший сон.

Картина Генри Бэкона «Этрет». Та же белая скала, тот же желтый песок, то же лазурное море. Только ракурс другой. Бэкон писал, глядя снизу-вверх на скалы, а она во сне стояла там, на самой вершине, где в сухих травах и степных цветах утопают ноги.

Мурашки пробежали по коже Авроры. Она вскочила, было, со стула, заметалась по комнате, потом снова села и впилась глазами в картину.

Так вот он ее знак, ее сакральное место. Этрета, Нормандия, Франция.

Ей нужно быть там. Зачем – она не понимала. Просто знала и все.

На следующий день шеф, выслушав сбивчивые объяснения, испугавшись нездорового блеска в глазах Авроры, сказал: «Поезжай, даю тебе 3 дня».

И вот она уже в самолете, который несет ее до Парижа. Потом несколько часов на автобусе, и она в маленьком уютном городке, больше напоминающем рыбацкую деревушку, где из магазинчиков пахнет кофе, а прямо над расписными домами, утопающими в цветах и зелени, летают большие чайки.

Она приехала утром. Ходила по сонным улицам и не вполне понимала, что тут делает. Но отступать было поздно. Аврора купила багет в маленьком магазинчике, кофе, и пошла на набережную. Бродила по гальке, вдыхала влажный соленый воздух и кормила наглых чаек. Потом взобралась вверх, на то место, где она была во сне.

Она встала на краю обрыва, раскинула руки, вдохнула глубоко и… Почувствовала себя песчинкой на фоне такого величия. Аврора словно увидела себя со стороны, и ей стало стыдно.

Зачем она здесь? Одинокая тридцатисемилетняя женщина, которая бросила работу, сорвалась с места и прилетела за тысячи километров, чтобы что? Встретить своего суженого из сна? Постоять на обрыве? Покормить чаек багетом? Снова понять, что чудес не бывает? Смешно.

«Какая же я идиотка» — подумала Аврора, и в этот миг случилось нечто. Горечь вдруг выпорхнула из ее груди, как огромная темная птица, и, взмахнув крыльями, растворилась в воздухе.

Теперь вся красота мира была у ног Авроры. Белые алебастровые скалы, словно выточенные искусным творцом, бескрайняя синева, падающая в лазурь, простор и сила. Не было больше ничтожности. Был покой и уверенность, что все будет хорошо.

Она легла на спину, прямо на траву, стала смотреть в небо и вдруг расхохоталась. От легкости, от счастья и от осознания того, куда пришлось ей приехать, чтобы ощутить все это.

Через месяц, когда Аврора была на работе, дверь ее кабинета вдруг распахнулась. Шеф зашел вместе с незнакомым мужчиной, который держал в руках изящный букет.

— Это — Аврора – сказал шеф. – А это Денис Александрович. Заказчик нашего проекта на Канатной. Да вы уже знакомы.

— А, так это с вами у меня был производственный роман по телефону? – улыбнулась Аврора и поправила непослушную прядь.

— Роман по голосовым сообщениям? Да. – рассмеялся Денис. – Простите, что наше первое свидание так затянулось. Но я с букетом, как видите.

Он протянул Авроре цветы.

— Спасибо за вашу работу. Я и не думал, что так здорово выйдет. У вас хороший вкус.

— Кстати, – добавил он спустя некоторое время уже уходя. — Я выбрал тогда Бэкона. «Этрет». Он удивительно смотрится в интерьере. Хотите посмотреть?

Через два года они вместе стояли на вершине скалы и встречали восход солнца. Денис прижимал ее, чтобы спрятать от настырного ветра, а Аврора, уткнув нос в его ключицу, вспоминала, как именно здесь впервые поверила в счастье.

Автор: Дарья Исаченко

Впервые поверить в счастье

©



✉ Для подписки на сайт, введите e-mail:





Смотрите также: