Редакторы и корректоры текстов — люди, которые после выхода печатных изданий часто остаются за кадром. Ведь хорошая редакторская работа такая же невидимая для читателя, как хороший шрифт: легко различимый, хорошо читабельный и элегантный он помогает сосредоточиться на главном — на содержании. Но что делать, когда у редактора уже накипело и нет сил молчать? Конечно же писать самому! А ещё лучше писать о наболевшем — о красоте языка.


Фото в доме-музее Максима Горького. Photo by Daria Kraplak on Unsplash
Фото в доме-музее Максима Горького. Photo by Daria Kraplak on Unsplash

Поговори со мной, редактор
Когда я как автор получаю тексты своих книг с правками от редактора, то иногда начинаю хохотать. Порою к концу манускрипта некоторые из них постепенно теряют терпение. Они ведь не работали над книгой, скажем 6 лет, многократно переписывая, сокращая, дополняя, исправляя и так много, много раз. 

Редактор читает манускрипт одним потоком, порою за один присест — как учитель сочинение двоечника с красной ручкой в руке. Поймите меня правильно, я не жалуюсь! Так и должно быть, чтобы выровнять все бугорки и камушки, а иногда и горы. Сделать текст красивым, понятным, льющимся. 

Но иногда прямо чувствуется, как редактор закипает и начинает писать в комментариях к отдельным пассажам текста: «Да-да! Именно так это и называется, как уже было исправлено выше!», потому что правит одну и ту же ошибку в моём тексте в 10й раз и забывает, что  у меня не было никакой возможности возразить или как следует поспорить в момент обнаружения первых недочётов 🙂


Photo by Ben White on Unsplash
Photo by Ben White on Unsplash

Видимо когда-то именно так накипело у известного редактора немецкого журнала Spiegel (рус. Зеркало) — Себастьяна Сика (нем. Bastian Sick), который прославился своей искромётной колонкой о красоте и курьёзном использовании немецкого языка в повседневной жизни под названием «Луковая рыба» (нем. Zwiebelfisch). 

Кстати, позже она легла в основу прекрасной серии книг Себастьяна: «Der Dativ ist dem Genetiv sein Tod» (рус. «Дательный — верная смерть родительного»). Советую всем для углублённого изучения немецкого: с юмором о наболевшем в речевых ошибках.


Что за зверь луковая рыба?
Колонка возникла в результате работы Сика в качестве документалиста и корректора в редакционном отделе Spiegel Online, когда он писал памятки для других редакторов и корректоров об источниках ошибок. Бастьян — сокращённо от Себастьян — в чём-то современная Нора Галь мужского пола.

Название колонки — посыл к немецкому выражению «луковая рыба», которое пришло в повседневный обиход из типографского жаргона. А вот почему — это интересная история.

Во-первых, Zwiebelfisch — народное название рыбки Ukelei — уклейка или селявка. Такие мелкие карпики, которые шныряют на поверхности воды — общительные и в прямом смысле слова поверхностные. Водится в застойных и не слишком сильно текущих водах к северу от Альп. Часто её готовят в больших количествах с луком и маслом на закуску — селёдочка, ага.


Однако такие характеристики «луковой рыбы» как общительность, поверхностность, страх перед преградами и трудностями делали понятие лишь условно подходящим в качестве имени для сатирической колонки о языке.

«Луковой рыбой» называли куски текста, в которых появлялись отдельные буквы, набранные  неправильным шрифтом, отличным от всего остального текста. В том числе и пассажи, в которых корректор вставлял знаки блокировки в случае пропуска букв (тоже смешное название — Fliegenkopf = Голова мухи).

Пример пляшущего текста, который типографы называли луковой рыбой

Пример пляшущего текста, который типографы называли луковой рыбой

Причиной таких ошибок при наборе были свинцовые литеры из других шрифтовых семей, расположенные в наборном ящике или лотке типографа по недосмотру или, как упоминалось выше, чтобы пометить недочёты набора. 

Подобные ошибки набора текста как раз назывались сначала просто рыбой — Fisch. Не путать: в русском типографском или дизайнерском жаргоне рыбой называют заготовку с уже обозначенными стилями текста, типичное оформление, например, макета книги. «Залить текст в рыбу» — разместить финальный текст в заготовленный макет.


Видимо однажды у кого-то возникла ассоциация, что куча перепутанных шрифтов похожа на стаи и косяки луковых рыбок. Поскольку язык наборщиков текстов очень любил образные выражения (см. ниже), термин «луковая рыба» вошёл в обиход и стал означать неправильно набранный шрифт. Колонка Бастьяна Сика была направлена на вымарывание неуместных слов в немецких текстах и речи, поэтому термин «Zwiebelfisch» пристал, как родной.


 Photo by Ishaq Robin on Unsplash
Photo by Ishaq Robin on Unsplash

Кстати о типографах
Вообще типографическая Германия как родина первопечатника Иоганна Гутенберга (нем. Johannes Gutenberg, 1400-1468) славится именно своими искромётными, дерзкими типографическими терминами. Но об этом в следующий раз. А пока вот самые известные на затравку.

Schusterjunge = Подмастерье, посыльный сапожника
одна строка абзаца в конце страницы, продолжение которой убежало в первую строку новой страницы или колонки.

Hurenkind  = Cукин сын или сукин(ы) дет(ь)и
та самая убежавшая первая строка на новой странице, которая так и осталась одна.

Красная строка снизу слева означает: "Эта строчка — посыльный сапожника, но бывает и хуже..." далее строчка справа вверху "Эта строчка — сукин сын".

Красная строка снизу слева означает: «Эта строчка — посыльный сапожника, но бывает и хуже…» далее строчка справа вверху «Эта строчка — сукин сын».

Чтобы запомнить смысл и название типичных ошибок текстового набора, немецкие типографы придумали так называемые 

Eselsbrücken = Ослиные мосты
(мнемоника или мнемоническая схема вроде «Каждый охотник желает знать, где сидит фазан»).

К таким фразам относятся следующие:

„Ein Hurenkind weiß nicht, wo es herkommt, ein Schusterjunge nicht, wo er hingeht.“ = Cукин сын не знает, откуда он взялся, посыльный сапожника не знает, куда он идёт.

И для тех, кто запоминает скорее визуально:
„Ein Schusterjunge muss unten im Keller arbeiten, ein Hurenkind steht oben verloren auf der Straße.“ = Посыльный сапожника вынужден работать в подвале, а сукин сын стоит сверху растерянно на улице.

Продолжение следует. Все «Уроки немецкого» здесь.


Photo by Angelina Litvin on Unsplash
Photo by Angelina Litvin on Unsplash

—————
Источники
Zwiebelfisch
Типографская литера
Нора Галь
Hurenkind und Schusterjunge
Was der Name Zwiebelfisch bedeutet


©



✉ Для подписки на сайт, введите e-mail:




Смотрите также: