По книгам и фильмам мы с вами в общих чертах представляем себе как проходили сражения времен Великой Отечественной войны. Насколько это, конечно, вообще может себе представить современный человек, который не застал этих ужасов.

Но в фильмах такого не показывают, и поэтому ещё меньше мы знаем о том, как был устроен солдатский быт. Полевая кухня, передвижные или самодельные бани, лазарет, это всё вроде бы понятно. А вот как солдаты спали?

Итак, если на дворе лето или это южный участок фронта, то проблема, в общем, не такая уж и проблема. Когда сухо и тепло, спать можно где угодно, предварительно выставив часовых.

Вполне себе комфортно ребята устроились. Даже от дождика, если что, можно укрыться. Но на передовой в окопах так вольготно и комфортно уже не поспишь.

Ещё хуже, когда начинало холодать.

А если ещё распутица и грязь от дождей или просто болотистая местность, то организовать ночёвку становилось много сложней.

Лопата на войне — это жизнь! Вырыл себе окопчик и лежи спокойно. Свистят пули, рвутся снаряды, проносятся их осколки, тебе все нипочем. Тебя защищает толстый слой земли… Но траншея — вещь коварная. Во время дождей на дне скапливалась вода, доходившая до пояса, а то и выше. Во время обстрелов в такой траншее приходилось сидеть часами. Выбраться из нее — значит погибнуть. И сидели, иначе нельзя, жить хочешь — терпи.

Из воспоминаний Беляева В.И.

Но самое страшное, это, безусловно, морозы и снег.

Следующее фото сделано в Сталинграде. Историки сообщают, что в ноябре-декабре 1942 года температура там нередко опускалась до — 20-30°С, а во второй половине января и феврале 1943 г. порой доходила до — 40-45 градусов.

Как же бойцы спасались от такого лютого мороза?

Хотя, как известно, война есть война, и костер и дым от него являются отличной мишенью для самолетов, поэтому разводить их можно было далеко не всегда и не везде.

Немного выручали и печки. Самую простую изготавливали из металлического ведра.

…Разгребли снег около «Пантеры», рассчитывая хотя бы с одной стороны загородиться ее стальным боком от возможного обстрела. Копать землю было нельзя, луговина оказалась болотистой. Убежище вышло невысоким — снежные стенки и брезентовая плащ-палатка сверху вместо крыши. Оно спасало лишь от ветра. Под бок мы положили дощатые крышки от снарядных ящиков. Потом все легли впритирку рядом на один бок. Так и спали, поворачиваясь все сразу, по команде. В центре пыхтела наша радость — печурка из ведра, раскаленная докрасна, не столько нас согревавшая, сколько поддерживавшая морально. Правда, к ней можно было прижать ноги в мокрых валенках — тогда под палаткой начинало густо пахнуть горелой падалью. Трудно что-либо придумать уютнее!
Из воспоминаний Н. Н. Никулина

Механик-водитель спит у себя в кресле. Радист тоже рядом в своем кресле. Заряжающий и наводчик на боеукладке. А я же ростом небольшой — поднимаю орудие, на казенник пушки кладу крышки от боеукладки, ложусь, что-нибудь под голову и ногами в нишу башни.

Из воспоминаний К.Н. Шипова

Часто бойцы строили укрепленные блиндажи и землянки. Это был тяжелейший физический труд, бревна часто укладывали в три наката, но убежище было теплым и относительно безопасным.

Вот как описывает его боец Ленинградского фронта И. Г. Мельников:

Как приехали на место, сразу зарылись в землю, построили хороший блиндаж. Под землю ведет отверстие, потом ступеньки земляные, на дверях плащ-палатка, внутри проход, а по бокам нары, покрытые соломой».

Однако же, как вы понимаете, что первый и самый укрепленный блиндаж строился для командования. Начальством же занимались самые крепкие и теплые дома и избы, если подразделение располагалось в населенном пункте.

Простым бойцам такая роскошная жизнь выпадала крайне редко. Особенно в первые годы войны.

Впрочем, когда наши войска уже освобождали Европу, ночевка могла быть и такой:

Что еще помогало красноармейцам выживать в такие лютые морозы? Ну, конечно, зимнее обмундирование. Вот как описал свою амуницию И. Г. Мельников:
Выдавались нам кальсоны, рубашка, гимнастерка суконная, ватник и штаны ватные, валенки, шапка-ушанка, рукавицы.

В. И. Беляев вспоминает:

…Нам выдали новые шинели. Это были не шинели, а просто роскошь, как казалось нам. Солдатская шинель самая волосатая…Шинель имела очень большое значение во фронтовой жизни. Она служила и постелью, и одеялом, и подушкой… В холодное время ложишься на шинель, ноги подтягиваешь к подбородку, а левой половиной накрываешься и подтыкаешь ее со всех сторон. Сначала холодно — лежишь и дрожишь, а потом от дыхания становится тепло. Или почти тепло. Встаешь после сна — шинель примерзла к земле. Лопатой подрубаешь слой земли и поднимаешь целехонькую шинель вместе с землей. Потом земля сама отвалится.

Ну и, конечно, в рамках данной статьи, нельзя не упомянуть большое значение горячего питания.

Безусловно, не всегда и не везде была возможность использования полевой кухни. Бывало, что красноармейцам приходилось голодать. Особенно в начале войны.

Совсем по-другому сложилась ситуация под Москвой зимой 1941-1942 гг., когда стояли сорокаградусные морозы. Ни о каком обеде речи тогда даже не шло. Мы то наступали, то отступали, перегруппировывали силы, и как таковой позиционной войны не было, а значит, невозможно было даже хоть как-то обустроить быт. Обычно раз в день старшина приносил термос с баландой, которая называлась просто «пищей». Варили то, на что хватало продуктов, где-нибудь неподалеку, так, чтобы враг не смог увидеть кухонного дыма. Буханку хлеба резали двуручной пилой, потому что на морозе он превращался в лед. Бойцы прятали свою «пайку» под шинель, чтобы хоть немного согреть.

Из воспоминаний М.Ф. Заворотного

И тем не менее, постепенно поставка продуктов на фронт нормализовалась. И судя по этим фото, даже на передовую, рискуя своей жизнью, еду доставляли исправно.

©



✉ Для подписки на сайт, введите e-mail:





Смотрите также: