В контору из центра прислали нового шефа. Теперь при всяких косяках, вроде опозданий, лучше успеть застрелиться самому, чем попасться на глаза начальнику. За бухгалтерский коньячок в кофе (для аромата) или сисадминское пиво (анестезия для работы с юзерами) — электрический стул. А так же тотальное табу на курение, матюги, интернет и «можно мне сегодня на полчасика пораньше уйти».

В целях ещё большего улучшения климата в коллективе и прочего тимбилдинга, в выходные был организован выезд на природу. Без алкоголя. Совсем, ибо здоровый образ жизни. С тотальным обыском при посадке в автобус. Мужики заранее узнали место проведения мероприятия и сделали там накануне «схрон» с алкоголем. Но уже в пути планы внезапно поменялись, и шеф дал указание ехать в другое место. Мужики взвыли. Шеф криво усмехнулся. В дружном коллективе явно завёлся стукач.

При прибытии на место, сразу стало понятно, что будет весело и увлекательно. Сначала был чемпионат по установке палаток на время и качество. В несколько туров. Каждая палатка собиралась-разбиралась многократно. Народ нехотя рвался в финал. Потом заготовка дров для костра в промышленных масштабах.

Вот в процессе этой самой заготовки мужики и встретили в лесу аборигена с корзинкой ягод.
— Дед, выпить есть? — грозно спросили мужики.
— Нет, — быстро ответил дед и сильнее вцепился в лукошко.
— Магазин, говорю, далеко? — скорректировал вопрос самый сообразительный.
— Там, — дед указал азимут.
— Так, всем идти нельзя, шеф заметит. Один пойдёт. Самый сильный. Брать только водку, — снова взял инициативу на себя самый сообразительный.

— Сынки, так он сегодня закрыт. Суббота сегодня. И завтра тоже, — развеял последнюю надежду дед, сам не понимая, как он при этом рискует.
— Да… Деревня… Дед, самогон у вас гонят? — взял быка за рога самый сообразительный.
— Да.
— Где? Кто?
— Так жинка моя и гонит. Только она чужим не продаст. Она вам даже дверь не откроет.
— Дед, во мне сейчас борются два желания. Расцеловать тебя и убить. Сколько? — самый сообразительный перешёл к заключительному этапу переговоров.

Хруст купюр, и спустя минуту дед исчез в чаще леса с задатком и обещанием скрытно-конспирантивно прибыть через час на условленное место за кустами с огненной водой для окончательного расчёта.
— Кинет дед! Пропали и деньги, и надежда, — сказал кто-то из мужиков.
— Не кинет. Не самоубийца же он. Да и глаза у него добрые, — самый сообразительный уверенно чувствовал себя в роли лидера.

Ожидание всегда томительно. Особенно, когда участвуешь в соревнованиях по строительству шалашей под руководством любимого начальника.
— Может волейбольчик? — нерешительно сказал кто-то из мужиков.
— Волейбольчик «на сладкое», — отрезал шеф. — Вы тут достраивайте, а я посмотрю, как там костёр и обед. Приду — проверю!

Шеф как раз занимался контролем приготовления еды в палаточном лагере, когда прямо на него из леса вышел бородатый туземец с рюкзаком. Наверное, дед уже за свою жизнь наигрался в штирлицев и задачу обязательной конспиративной доставки самогона на условленное место просто проигнорировал.

Он поставил рюкзак на землю перед шефом. Рюкзак недвусмысленно звякнул. Шеф изумлённо уставился на деда. Секунд пять они так и смотрели друг на друга.

Первым не выдержал дед:
— Ну чё, лысый, вылупился? Пробовать будешь? Гони вторую половину!

Квартальной премии не было…

©



✉ Для подписки на сайт, введите e-mail:




Смотрите также: