Термин «суррогатное материнство» в нашем лексиконе сравнительно недавно, но само явление уже провоцирует серьёзные юридические коллизии.

И если в России громкие «тематические» скандалы сконцентрированы, в основном, в мелодраматических сентенциях кинематографа, то на западе юридическая недосказанность порождает реальные и практически неразрешимые ситуативные конструкции. Вот пример.

В прошлом году жительница калифорнии Джессика Аллен решила стать суррогатной матерью. Причиной, как казалось, адекватного решения стали проблемы чисто бытовые – супруги, имеющие двоих детей, решили таким образом заработать на новый дом. Рассуждения были, в общем-то, вполне логичны – помочь бездетной семье обрести счастье стать родителями и снять собственные финансовые вопросы.

Всё складывалось хорошо. В апреле 2016 года Джессике сделали искусственное оплодотворение. Беременность протекала нормально, без каких бы то ни было осложнений.

Первое же ультразвуковое исследование показало, что родится двойня. Радости будущих родителей не было предела. Пообещав удвоить вознаграждение, они ждали своих близнецов.

В декабре сделали кесарево сечение. По договору, в первый час жизни малышей суррогатная мать должна была побыть с ними – хотя бы увидеть их. Но младенцев сразу передали биологическим родителям. Конечно, Джессика чувствовала себя обманутой. И в этом не было бы ничего страшного: как говорят, — вопросы этики. Но…

На следующий день молодые родители пришли к Джессике, чтобы показать фото близнецов. Малыши были абсолютно не похожи друг на друга. Разобраться в ситуации помог лишь анализ ДНК, в результате которого выяснилось, что один из мальчиков – биологический сын суррогатной матери.

Врачи вынуждены были констатировать случай очень редкого явления – суперфетации (за всю историю существования медицинской статистики зафиксировано лишь 11 подтверждённых случаев суперфетации). Суть в том, что в течение одного цикла у женщины созревает более одной яйцеклетки, и через некоторое время после оплодотворения первой из них происходит оплодотворение второй (с последующим нормальным развитием плода). Что и произошло с Джессикой.

В данном случае отсутствие чётко сформированной юридической базы усугубляется провалами базы морально-этической. Более всего в этой истории поражает реакция приёмной матери, потребовавшей от матери биологической (то есть от Джессики) $20 тыс. за возвращение сына.

Подобных юридических прецедентов в контексте суррогатного материнства до сих пор не было. Так что в Соединённых Штатах с их прецедентным правом однозначного законодательного ответа на произошедшее в семье Алленов не существует в принципе. Но супруги настроены весьма и весьма серьёзно. Подав иск в суд, они намерены идти до конца, то есть — вернуть своего ребёнка. Вопрос, насколько это возможно, пока открыт…

Если вам понравился пост, поделитесь с друзьями.

Сообщение Суррогатная мать из США родила двойню, но потом выяснилось непредвиденное! .

©








Смотрите также: