Бой, в котором участвовал лейтенант-танкист, был в высшей степени неравным. Представьте себе: 75 немецких танков против… одного советского! Преимущество более чем огромное. Если к тому же учесть, что в ходе боя нашу вышедшую из строя, подбитую боевую машину с расстояния 75 метров расстреливала вражеская самоходная артиллерийская установка, то становится совершенно ясно, что шансов выжить у экипажа храбрецов, которые приняли трудный бой, даже теоретически не было. И всё-таки несколько членов экипажа, в том числе и его отчаянно смелый командир не только победили врага, но и выжили.

Вспоминаются слова из «Буревестника» Максима Горького:

— Безумству храбрых поем мы песню!

Они могут быть отнесены в том числе и к нему — двадцатидвухлетнему танкисту, командиру взвода лейтенанту Семену Васильевичу Коновалову, который совершил действительно беспримерный подвиг и выжил в смертельном бою. Звезда Героя Советского Союза со временем украсила его грудь.

Вот, уважаемый читатель, фамилии тех, кто встретил тот рассвет накануне неравного поединка. Экипаж тяжелого танка «КВ» составляли: командир взвода, он же командир танка лейтенант Коновалов, механик-водитель Козыренцев, наводчик орудия Дементьев, заряжающий Герасимлюк, младший механик-водитель Акинин и стрелок-радист Червинский.

Бригада в соответствии с принятым решением ее командира начала выдвижение строго по графику из района сосредоточения. Высланная бригадная разведка донесла, что противник движется южнее в направлении Хохлачи, Карпо-Русский. Танковые батальоны по приказу комбрига повернули на юг. Мотострелковый пулеметный батальон, батарея противотанковых орудий и зенитная батарея бригады получили задачу прикрыть переправу в районе Верхняя Тарасовка. То есть бригада фактически стада выполнять боевые задачи на двух изолированных направлениях.

Во время совершения марша основной бригадной колонны в районе села Митягинское танк лейтенанта Коновалова вышел из строя — прекратилась подача горючего. Ждать пока неисправность будет устранена командир бригады полковник Пушкин не мог. Он оставил в помощь экипажу техника-лейтенанта Серебрякова, а сам повел колонну дальше.

Уезжая, комбриг предупредил Семена, что на этом рубеже возможно появление фашистских танков. Тогда экипажу необходимо было задержать врага как можно дольше. С. Коновалов ответил, что сделает всё, что в его силах. Забегая вперед замечу, что своё слово танкист сдержал.

Через некоторое время неисправность удалось устранить. Буквально через несколько минут после того, как танкисты перевели дух от напряжения — что было бы с неисправной боевой машиной, если в тот момент показались фашистские танки, думаю, ясно каждому — на пригорке показались две немецкие бронемашины. Выучка танкистов оказалась выше, чем у противника. Пока немцы думали, что им делать, один за другим раздались два выстрела. Одна из бронемашин была подбита, другая поспешно ретировалась.

Семен приказал стрелку-радисту связаться с бригадой и доложить о неприятеле, но на позывные никто не откликнулся. Бригада ушла далеко. Тяжесть принятия решения на дальнейшие действия целиком легла на плечи лейтенанта С. Коновалова. Но, честно говоря, что уж там решать… Приказ комбрига был прост и ясен: «Держаться изо всех сил!».

Семен еще раз оценил местность. Наиболее удобной оказалась позиция в лощине, склоны которой укрывали боевую машину. В этом случае фашистские танки, выезжая на пригорок, становились удобной мишенью для наших бойцов. И вот показалась танковая колонна немцев. Далее я хотел бы «предоставить слово» наградному листу на героя, который был оформлен через несколько месяцев после боя (по всей видимости, из-за сложной обстановки на фронте ранее подготовить необходимые документы не представлялось возможным. — Прим, автора).

«13 июля 1942 года., в р-не Н-Митягинское 2-е, танк «КВ» лейтенанта КОНОВАЛОВА стоял из-за неисправности после боя (речь идет о бое, который состоялся накануне, тогда несколько попаданий вражеских снарядов привели к перебоям с топливом, но сразу это удалось устранить, однако позднее, 13 июля неисправность вновь дала о себе знать. — Прим. автора). Экипаж своими силами восстанавливал танк. В это время показалось две немецкие бронемашины. Тов. Коновалов немедленно открыл огонь и 1 машина была подожжена, вторая поспешно скрылась. Вслед за бронемашинами показалась движущаяся колонна танков, сначала 35 машин, а затем ещё 40. Противник продвигался к деревне. Лейтенант КОНОВАЛОВ, используя выгодную позицию своего замаскированного танка, решил принять бой. Подпустив первую колонну танков на расстояние 500 — 600 метров, экипаж «КВ» открыл огонь. Прямой наводкой было уничтожено 4 танка. Колонна противника не приняла бой, вернулась обратно. (Думаю, что немцы даже представить не могли, что против всей их бронированной армады сражается всего один советский танк. — Прим, автора). Но через некоторое время развернутым строем деревню атаковали 55 танков противника. Лейтенант КОНОВАЛОВ решил продолжать борьбу с бронированными машинами немецко-фашистских захватчиков, несмотря на такое подавляющее превосходство. Героический экипаж поджег ещё 6 танков противника и заставил его вторично откатиться. Враг предпринимает третью атаку. Герои танкисты, руководимые своим комсомольцем — командиром тов. КОНОВАЛОВЫМ, ведут огонь по танкам и машинам противника до последнего снаряда. Они уничтожают ещё 6 вражеских танков, 1 бронемашину и 8 автомашин с вражескими солдатами и офицерами. Советская крепость умолкает. Фашисты открывают огонь из 105-мм орудия, которое подтягивают к танку на расстояние 75 метров. Экипаж танка с героем-командиром лейтенантом КОНОВАЛОВЫМ вместе с танком погиб в этом неравном бою, защищая нашу Родину от немецких захватчиков.

Лейтенант КОНОВАЛОВ проявил мужество, непоколебимую стойкость, беззаветную отвагу. За героизм, проявленный при защите Родины, тов. КОНОВАЛОВ достоин посмертного присвоения звания «ГЕРОЙ СОВЕТСКОГО СОЮЗА» с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

Наградной лист на Коновалова. Фраза комбата Василькова «достоин посмертного присвоения… с вручением» оказалась отчасти пророческой.
Вот так описан этот бой в наградном листе. Внизу стоит дата — 17 ноября. Наградной лист подписан командиром 15-й танковой бригады майором Савченко. Как видим, товарищи не забыли о подвиге однополчанина. Командир бригады был другой, фронт уже назывался Закавказским, но героизм не имеет временных границ, поэтому командование решило воздать герою должное.

Всё в этом наградном листе правда, кроме одного — сам герой, лейтенант Семен Коновалов оказался… жив! В такое невозможно было поверить, но это так. Спустя некоторое время, уже после того, как документы ушли в Москву, в бригаду пришло от него письмо. Только тогда боевые товарищи узнали о том, как закончился тот день, 13 июля 1942 года…

Когда в ствол танковой пушки был загнан последний снаряд, Семен предупредил экипаж, что после выстрела все покидают танк. К этому времени боевая машина полностью «обездвижилась»: многочисленные попадания сделали-таки своё дело.

Грянул последний выстрел, и танкисты стали «эвакуироваться» через нижний люк. В это время самоходное орудие немцев с расстояния около 75 метров в упор расстреливало израненную боевую машину.

Выбраться наружу удалось только троим: самому командиру, технику-лейтенанту Серебрякову и наводчику орудия Дементьеву. Остальные члены экипажа погибли. Пользуясь наступившей темнотой, а также тем, что вокруг стоял густой дым, валивший от горящих немецких танков, советские воины скрылись в густой траве.

Они не знали, что на следующий день бригадные разведчики проберутся на поле боя, увидят сгоревший «КВ», останки танкистов в нем, переговорят с местными жителями и уйдут в полной уверенности, что весь экипаж геройски погиб. Об этом будет доложено командиру бригады. Все узнают о том, что Семен Коновалов и его ребята пали смертью храбрых на поле брани, сдержав данное накануне боя слово — умереть, но не пропустить врага. Сами же оставшиеся в живых герои больше недели пробирались по фашистским тылам к линии фронта. Питались, в основном, сырым зерном и травой. Непосредственно к своим они прорвались, захватив вражеский танк. Это случилось далеко от того участка фронта, на котором воевала их родная бригада. Поэтому и пришлось воевать в другой части…

Матери же С. Коновалова, в татарское село Ямбулатово, отправилась «похоронка», в которой сообщалось, что её сын погиб смертью храбрых. Не ошибусь, если замечу: после радостного известия о «воскресшем» Семене, родные достойно отметили это событие.

С. Коновалов воевал до последнего дня Сталинградской битвы. Не раз был ранен, награжден ещё одним орденом Красного Знамени.

В его военной биографии был даже период, когда он преподавал на военной кафедре во Львовском политехническом институте.

До 1956 года фронтовик служил в армии. Затем уволился и почти двадцать пять лет проработал старшим инженером на одном из заводов в Казани.

Находясь на пенсии, С. В. Коновалов активно занимался общественной работой. Он выступал в учебных заведениях района и города, часто беседовал с молодежью по военно-патриотической проблематике, был нештатным лектором общества «Знание»…

Ветеран ушел из жизни в возрасте шестидесяти девяти лет, 4 апреля 1989 года. Похоронен герой-танкист С. В. Коновалов на кладбище поселка Дербышки.

Военные комиссары Республики Татарстан генерал-майор Р. Мустаев и Советского района Казани полковник Л. Сичко, кроме других данных о герое (большое им спасибо!), сообщают, что память танкиста Героя Советского Союза увековечена следующим образом: в населенном пункте Митягино, где сражался танкист, в честь его подвига установлен на постаменте танк; в музее трудовой и боевой славы казанского завода ЭВМ имеется стенд, посвященный его подвигу; на могиле установлен памятник.

Не могу не сказать вот о чем. В ряде источников говорится о том, что С. В. Коновалов был награжден рядом орденов иностранных государств. Однако никаких подтверждений этому я, к сожалению, не нашел. Впрочем, уверен, не так уж важно, чем был ещё награжден отважный человек, главное, что он прошел через тяжелейшие испытания, проявив при этом несгибаемую стойкость и настоящее мужество.

©







✉ Для подписки на сайт, введите e-mail: