Казалось, продолжение этой истории с невозвращением израильтян, застрявших в Турции из-за закрытия страны, уже не будет. Небо Израиля открылось для регулярного авиасообщения, долгожданный рейс Анталия — Тель-Авив с пересадкой в Стамбуле был все ближе и ближе. Но один шаг, именно шаг, который нужно было сделать просто чтобы зайти в самолёт, поменял все.

Аэропорт Стамбул

Время на часах приближалось к полуночи, ребёнок плакал и хотел спать, шла посадка на рейс. “Сожалеем, но вы не можете зайти в самолет без теста на коронавирус» — прозвучал голос сотрудника, осуществлявшего посадку на самолёт.

Для того чтобы зайти в самолёт всей вашей семье необходимо предъявить полный тест на коронавирус, включая маленького ребёнка возрастом год и четыре месяца. И именно полный тест, экспресс тест не подходит. Но девушка, послушайте, вчера мы читали на сайте авиакомпании, что для граждан Израиля он не нужен, мы в любом случае будем делать его через 2 часа в аэропорту «Бен Гурион». Нам необходимо лететь, мы почти два месяца ждали этот рейс, у нас не осталось денег и у нас депортация, так как мы превысили разрешённое количество дней из-за того, что никак не могли улететь домой. Это конечно же оказалось никому не интересно.

Израильский паспорт

Самолёт улетел на наших глазах. Спросив, что же нам теперь делать, сотрудники авиакомпании молча разошлись по домам. 

Мы, мягко говоря, были шокированы. Реальность стала нереальностью. 

Сделав пару глубоких вздохов, мы купили сразу же билет на следующий день. Теперь нам надо было решить вопрос с нашим багажом, тестом на «корону» и вообще, где спать с маленьким ребёнком.

Возле «дьюти фри» мы увидили стойку нашей авиакомпании, где объяснили девушке сложившуюся проблему. Она взяла наши паспорта, куда-то с ними долго бегала, звонила. Потом подошла и сказала, пойдёмте за мной. Кажется, это было ещё до пограничного контроля. Далее она куда-то нас провела и сказала посидеть подождать. Через какое-то время она подошла и сказала: «Ю хэв э биг проблем. Гуд лак». Затем она повела нас через турникет пограничной службы в полицию аэропорта. До сих пор мы думали, что нам помогают.

Стамбул

В отделении полиции аэропорта у нас описали ценные вещи и куда-то повезли. Привезли в другое отделение полиции и закрыли за решеткой вместе с маленьким ребёнком без еды, воды и связи. Чтобы выйти в туалет, нужно было громко стучать по решетке. 

В камере на полу лежало пару матов, как на уроке физкультуры, и какие-то пыльные шерстяные одеяла, от которых хотелось чихать. Мы были в недоумении, у нас были билеты на следующий день, мы хотели сделать три теста на «корону» и, наконец-то, улететь домой.

Нам даже не удалось позвонить родственникам и сказать, что до Израиля мы так и не долетели. Телефоны и часы у нас забрали.

Утром за нами пришли, сняли отпечатки пальцев, как у опасных преступников, и сфотографировали с линейкой. Время шло, ребёнок был голоден, он ещё маленький и не ест вафли и шоколадки. 

Мы говорили, что у нас рейс сегодня и что нужно ещё успеть сделать тест на «корону». Полицейским было всё равно, они сказали, что нас сейчас разделят. Женщины с детьми отдельно, мужчины отдельно. Я сказала, что без мужа никуда не поеду, на что полицейский ответил, что это мой последний шанс. Все наши вещи в чемоданах остались с мужем, нас посадили в полицейский микроавтобус и до вечера возили по разным инстанциям, а конечным пунктом была миграционная тюрьма. Там мне дали бумагу и ручку, приказали выписать необходимые номера телефонов и сказали, что мобильный телефон сейчас придётся сдать. В этот момент я только успела позвонить родственникам и сказать, что с нами произошло. Ребёнок бегал и всё разносил, полицейских это начало раздражать. Я от стресса не замолкала, кричала на английском, что мы не можем здесь оставаться, что у нас рейс на сегодня. Через пару часов полицейские сказали, что я свободна, но необходимо срочно покинуть это здание. Связи с мужем и доступа в интернет у меня не было, на улице темнело и холодало. Мы с ребёнком были голодные и без тёплой одежды. Стамбул оказался совсем не гостеприимным городом. В голове у меня крутился аэропорт, как самое безопасное место и недостижимая мечта. В этот момент полицейские отпустили ещё одну девушку, за ней должен был приехать друг на такси, она то мне и помогла добраться до аэропорта, а там я уже забронировала отель. Оказавшись в тёплом и безопасном месте с ребёнком, я успокоилась. Там мы ждали нашего папу, который написал, что через час его освободят, а далее он бесследно исчез…

Турецкая тюрьма

Только спустя трое суток, ему удалось добраться до телефона, вызвавшись в качестве переводчика для других залючённых. Он быстро позвонил и сказал, что ему нужен адвокат, потому что без адвоката иностранцев удерживают неопределённое время и никто не говорит, когда депортируют домой.

Муж так же сказал, что людям не дают даже позвонить родственникам и сообщить, где они и что с ними случилось. Люди просто пропадают для своих родных.

В миграционной тюрьме для иностранцев, по словам мужа, находились разные люди — украинские дипломаты, сирийский учитель философии, китайский турист, который просто прилетел транзитом посмотреть Турцию. Но турецким полицейским показалось, что у них поддельные паспорта.

Люди сидят в похожих местах месяцами, а сотрудники посольств и консульств ничего не могут сделать.

Через девять дней мужа удалось вытащить при помощи адвоката. Девять дней, которые казались целой вечностью, с кучей вопросов без ответов.

На депортацию нас сопровождали полицейские прямо до трапа самолета. Всё, как в кино.

В ближайшее время мы конечно не планируем никаких путешествий.

Безопасных всем путешествий и без таких приключений, а пропавших без вести людей, думаю, можно поискать в таких местах…

 

Фото — Mika Dary

Часть фото из открытых источников:

https://avatars.mds.yandex.net

https://sandala.org

Home

 

©



✉ Для подписки на сайт, введите e-mail:





Смотрите также: