На похоронах бабули к Паше подошла троюродная сестра Рита. Последний раз они виделись, когда им было по восемь лет. А теперь перед Пашей стояла симпатичная девушка с короткой стрижкой.

«Жалко бабу Зою. Она, конечно, суровая женщина была, но справедливая» — заявила она.

Паша, словно маленький мальчик, утёр слезу. Хотя ему на тот момент было уже за двадцать, но к своей бабуле он был очень привязан. Всё детство возле неё, пока родители строили карьеру. И вот нет больше его опоры.

«Я знаю, что ты сильно переживаешь. Она тебе заменяла маму и папу. Но ведь она теперь в лучшем из миров» — продолжила Рита.

«Откуда ты знаешь?» — задал ей вопрос Паша.

«Я много что знаю. Например, что наш непьющий дед Максим наклюкается» — она перевела взгляд на часы и продолжила: «И примерно через полчаса , ты с отцом повезёшь его домой, а он всю дорогу будет плакать, как маленький. Ты потом вернись, я тебе ещё много чего расскажу».

Паша посмотрел на неё скептически. Дед Макс с юности не пьёт. То есть в принципе. Он выпивает две рюмки водки и больше не пьёт. За свою жизнь пьяным его ни разу не видел не только я, но и папа, которому он приходится дядькой.

Прошло уже около часа, когда отец спросил: «Паш, ты выпивал?»

«Нет, развозить же ещё» — ответил Павел.

«Вот и отлично. Поехали, деда Максима с бабой Раей домой отвезём. Что-то он перебрал. Впервые в жизни такое вижу» — распорядился отец.

Стоит ли говорить, что, когда Паша вернулся, то первым делом стал искать сестру.

«Откуда ты знала, то дед наклюкается?» — удивленно спросил он Риту.

Та лишь пожала плечами: «Я много что знаю, а вот откуда, это большой вопрос. Что ещё рассказать? Что с завтрашнего дня дожди начнутся?»

«Ну уж это точно дудки. Зной стоит неделю и ещё как минимум на неделю по прогнозу хорошая погода» — возразил ей Паша.

«Ну и не верь. В общем, начнутся дожди, и будет такая влажность, что на девять дней фотография бабы Зои, стоящая на серванте, свернётся в трубочку и слетит с этого самого серванта, чем напугает мелких, бесящихся в комнате. Но это из ближнего. А вот ещё ближе, к тебе сегодня Лена приедет» — продолжила предсказания сестра.

Паша недоверчиво возразил: «Мы с ней расстались. Не приедет».

«Приедет. Ей Антон сказал, что у тебя горе. А она всё ещё тебя любит. Ну не знаю, что ещё сказать. Родители твои через год машину сменят, она будет сиреневого, дурацкого цвета, но в отличие от нынешней, надёжная. Тебе в следующем году работу предложат лучше, чем нынешняя. Будешь мотаться по командировкам. С женой у вас родится дочь. Может потом кто ещё родится, но дочь первая» — заявила Рита.

«Прям, Ванга какая-то ты. Не думаешь, что раз ты мне приоткрыла завесу будущего, я сам буду подгонять обстоятельства под твоё пророчество?» — задал ей вопрос Паша.

«Нет. Ты скорее всего всё забудешь, а потом будешь вспоминать по мере того, как всё начнёт сбываться. Но я об одном попрошу, вот очень серьёзно. Поклянись самым дорогим, что есть, что, когда полетишь в командировку за границу, ты ни за что не сядешь в белую машину. Хоть пешком иди, но не надо ехать на ней в гостиницу» — умоляющим тоном сказала сестра.

«А что, разобьюсь?» — ошарашенно проговорил Павел.

«Не могу сказать. Мы же родственники. Плохого точно не посоветую. Очень важно, клянись. Бабе Зое обещала взять с тебя эту клятву» настойчиво продолжила Рита.

«Ну раз бабе Зое обещала, то клянусь. Чем угодно» — ответил он.

«Спасибо. И Кирюхе своему денег не давай в долг. Ленка права, он не отдаст» — напоследок, предрекла сестра.

«Учту, но обещать не буду» — заявил Паша.

Они ещё долго болтали. Обменялись номерами. Договорились общаться. О будущем Рита больше не говорила.

Когда Павел подъехал к дому, на скамейке его ждала Лена. Звонить заранее не стала. Боялась, что он её пошлет, откуда явилась, но Паша ей обрадовался. Хотя до последнего не верил в дар сестры.

Словно по цепочке, продолжали происходить предсказанные события. Началось всё с фотографии, которая действительно напугала до жути, бесившихся в тот день мелких родственников. Кирилл, правда, не отдал долг. Ошиблась предсказательница только в одном. Паша никак не мог забыть всё, что она сказала.

Стоит ли говорить, что с Ритой они ни разу не созвонились. Всё не до того.

Командировок за границу не было. Но даже приезжая в чужие города, Павел отказывался от поездок на белых машинах.

Время шло. Дочка росла. Умненькая и любознательная девочка. Всё свободное время он посвящал ей. А она, что очень странно, просто обожала слушать семейные истории. А предметом особой страсти были старые фотографии, по которым она уже и сама могла рассказывать семейные тайны.

Спустя несколько лет, Пашу с коллегами послали в Германию на стажировку. От аэропорта к заказанным для них авто шли болтая, и Паша не обратил внимание на цвет машины, в которую сел. Стоило автомобилю отъехать от парковки, Паша увидел ее белый капот.

У него началась истерика. Паша потребовал остановить машину и выскочил наружу. Хорошо, что ещё на мост въехать не успели. Коллеги ржали над ним, как кони. Но Павел заявил, что пешком до отеля доберется. Не зная немецкого языка, он два часа добирался до гостиницы. Хорошо, что многие немцы с советских времен помнили русский язык и объясняли маршрут. Войдя в гостиницу, Паша не застал там коллег. Не появились они и вечером.

Ближе к ночи, Паше сообщили, что парни разбились на скоростной магистрали.

В тот вечер Паша впервые плакал, после смерти бабушки и рождения дочки.

Вернувшись домой, он позвонил Рите, но вместо этого попал на телефонный номер своей дочери. Как выяснилось, пока Павел был в отъезде, та потеряла свой телефон, и жена купила ей новый.

Когда через кучу родни наконец-то удалось добыть номер троюродной сестры, та сказала, что на похоронах бабули не была, так как уже тогда переехала с родителями в другой город. После этого разговора Павел долго стоял с прислонённым к уху телефоном. Не мог найти логического объяснения произошедшему.

Когда дочери исполнилось пятнадцать лет, Павел поймал себя на мысли, что она как две капли воды похожа на Риту.

Пророчество троюродной сестры

©



✉ Для подписки на сайт, введите e-mail:





Смотрите также: