3043090

На казино на нижнем этаже мало что осталось от бывшей славы «MGM Grand». Рано утром 21 ноября 1980 года в этой достопримечательности Лас-Вегаса вспыхнул пожар, пронёсшийся по фойе взрывной волной, которая мгновенно убила всех, кто там находился. Застывшие тела сидели перед тем, что осталось от игровых автоматов, представляя собой лишь почерневшие столбы, торчащие из текущего по полу потока расплавленного шлака. Оказалось, что отделанный пластиком и хромом декор был таким же обманчивым, как и обещания богатства.

К счастью, пожарное отделение округа Кларк среагировало немедленно, и пожар не распространился за пределы первого этажа. С того места на 23-м этаже, где находился Дэвид Демерс и его команда по расследованию пожара, никто бы даже не почувствовал повышения температуры. Почему же тогда они были окружены трупами?

Когда гостинично-развлекательный комплекс «MGM Grand» впервые открылся в 1973 году, это была самая большая гостиница в мире, при этом в рекламных объявлениях утверждалось, что по своей площади он больше Эмпайр-стейт-билдинг. На первом этаже были кинотеатр, две сцены и пять ресторанов, однако они были лишь дополнением к главному развлечению: казино размером с три футбольных поля. 26 этажей гостиницы поднимались в небо как дерзкое заявление не только о роскоши, но и о жизнестойкости. Лас-Вегас победил пустыню, и самый новый камень в его короне, казалось, было невозможно лишить блеска.

К сожалению, когда семь лет спустя произошёл пожар, «MGM Grand» оправдал свою репутацию рекордсмена. К концу того дня 85 человек погибли, и приблизительно 700 были ранены, в том числе 14 пожарных, которых пришлось госпитализировать. Это был самый ужасный гостиничный пожар в истории страны после введения современных норм пожарной безопасности в 1940-х годах.

Хотя эти нормы не были особо обременительными, на то время они были сложными и открытыми для интерпретации. Например, в одном правиле говорилось, что спринклеры должны устанавливаться во всех зонах общественного пользования, но, согласно другому правилу, установка спринклеров была необязательной для зон общественного пользования, в которых круглосуточно присутствовали люди, мотивируя это тем, что там всегда будет кому потушить пожар. Дымовые пожарные извещатели были обязательными, но строители коммерческих зданий могли устанавливать их внутри вентиляционной системы, а не в каждом помещении, и многие из них отдавали предпочтение этому варианту, потому что он позволял скрывать дымоизвещатели и не портить внешний вид. Здания подвергались целому ряду довольно утомительных проверок для прохождения окончательной инспекции, но после открытия для публики повторные проверки были минимальными, вне зависимости от того, сколько лет прошло.

В разных штатах также были разные нормы. В некоторых штатах, например, в Коннектикуте, вообще запрещалось использовать легковоспламеняющиеся строительные материалы. В других же штатах, например, в Неваде, действовали по принципу того, что лечение легче профилактики, и требовали изолировать непроницаемыми для дыма, огнестойкими материалами лишь аварийные лестничные пролёты.

Строители «MGM Grand», кажется, особенно стремились экономить деньги на чём только можно. Строительство продолжалось дольше, чем ожидалось, и инспекторы много раз давали гостинице плохие оценки по мере приближения к его завершению. Собственно, именно подрядчик поднял вопрос о необязательности спринклеров в зданиях с круглосуточным присутствием людей, и только после того как с этим предложением обратились в управление пожарной охраны, начальник пожарной охраны неохотно согласился, что в большей части гостиницы по закону действительно не требуются спринклеры.

Однако как только гостиничный комплекс, наконец, открылся, он произвёл сенсацию. На проходившей в выходные церемонии открытия, среди прочих, выступали Кэри Грант и Грегори Пек, а знаменитые телешоу «Friar’s Club», на которых высмеивались разные знаменитости, с Дином Мартином в роли ведущего, проходили там каждый год. В день пожара все 2000 гостиничных номеров были проданы и заселены типичным контингентом из путешествующих семей и веселящихся незамужних женщин, гастролирующих исполнителей и занимающихся осмотром достопримечательностей пенсионеров. В гостинице должна была пройти крупная компьютерная выставка, известная как COMDEX, однако организаторы в последний момент сменили место её проведения.

Однако у следователей, которые осматривали гостиницу после трагедии, наибольшее замешательство вызвало не количество тел, а их местоположение. Гостиничные номера начинались с пятого этажа, а пожарные лестницы доставали до окон девятого этажа. На более высоких этажах жизни жертв должны были зависеть в основном от их мозгов и, возможно, от того, сколько они выпили прошлым вечером. По логике, меньше всего трупов должно было быть на самых низких и на самых высоких этажах, которые находились ближе к выходам на улицу и на крышу, поскольку те, кто имел несчастье находиться посередине, были дальше всего от этих выходов.

Однако между 5-м и 18-м этажами погиб только один человек. За пределами этих этажей число жертв резко увеличивалось и достигало 14 человек на 23-м этаже. Даже на последних двух этажах, находившихся всего в нескольких шагах от безопасности, погибло не менее 8 человек.

Потрясённое масштабом и сложностью ситуации, пожарное отделение округа Кларк обратилось за помощью в Пожарную администрацию США и Национальную ассоциацию пожарной безопасности, где Дэвид Демерс был начальником отдела пожарно-технической экспертизы. Теперь ему предстояло выяснить, что же произошло, с момента начала пожара и до того, как почти неделю спустя от осложнений умерла последняя жертва.

По крайней мере, источник пожара было легко определить: он начался в стене «Дели», круглосуточного ресторана, расположенного сразу за главными парадными помещениями. Через некоторое время после постройки гостиницы там была установлена новая охлаждаемая витрина для выпечки, и медные трубы её компрессора проходили в той же самой секции стены, что и электропроводка помещения. Безусловно, это была плохая идея, но само по себе это не могло быть опасным.



Это новое оборудование было неправильно закреплено и слегка вибрировало с момента своей установки. Со временем, в результате этих вибраций, медные трубы начали смещаться в сторону, пока они не начали соприкасаться с алюминиевым кабелепроводом, который также был установлен неправильно, без какого-либо заземления. Медь разъела алюминий в результате процесса, известного как гальваническая коррозия — того же самого электрохимического процесса, благодаря которому работают аккумуляторы. Затем в результате постоянной вибрации протёрлась изоляция провода. Весь этот процесс занял несколько лет, но медь, в конце концов, вошла в соприкосновение с находившимися под напряжением проводами, что нагрело трубы до «точки накалённого докрасна металла», согласно официальному отчёту следственной группы.

При минимальном количестве кислорода внутри стены огонь тлел и распространялся в течение неопределённого периода времени. Находившийся рядом ресторан «Бэрримор» не работал круглосуточно, и если бы судьбе было угодно направить пламя в этом направлении, пожарные спринклеры быстро потушили бы его без серьёзного ущерба. Однако огонь прорвался в «Дели» сразу после 7 утра. К несчастью, испытывая нехватку клиентов в последние годы, «Дели» начал закрываться на ночь, и там никого не было.

Сотрудник гостиницы по имени Тим Коннор, который решил сократить путь через пустой ресторан в 7:13 утра, пришёл в ужас, увидев «полосу пламени, распространявшегося от верха стойки до потолка». В отчёте о пожаре отмечено, что с места, в котором находился Коннор, он мог видеть только часть намного большего пожара, но даже её он не смог бы погасить. В ресторане не было огнетушителей.

Коннор успел позвонить в службу безопасности по висевшему на стене телефону, прежде чем волна жара и дыма сбила его с ног. Он еле выбрался по полу из ресторана.

В соседнем ресторане «Бэрримор» были и огнетушитель, и настенный пожарный шланг, но когда Коннор и другие сотрудники, которые прибежали ему на помощь, притащили их к источнику пожара, было слишком поздно. Пламя добралось до плиток потолка, крепившихся с помощью особенно горючего адгезива, который даже строительный кодекс Невады запретил использовать в коммерческом строительстве тремя годами ранее. Пожар начал распространяться над головами людей намного быстрее, со скоростью 1,5-3 метра в секунду. Осознав, что они скоро могут оказаться в ловушке, они отступили в казино, закрыв за собой толстые двойные двери. С момента обнаружения пожара Коннором прошло меньше 6 минут.

Закрытые двери на несколько критических моментов замедлили распространение пламени в фойе между ресторанами и казино, но это дополнительное время обошлось недёшево. Огонь, распространяющийся по полу и другим предметам интерьера, обычно будет распространяться по предсказуемому пути от одного предмета к другому, в зависимости от имеющегося топлива, например, стол рядом с диваном не загорится, пока не будет охвачен огнём весь диван. Но огонь на потолке и верхней части стены горит более ровно, благодаря одинаковой поверхности, и обычно языки пламени не дотягиваются до расположенных под ними воспламеняющихся предметов. Вместо этого, в помещении неуклонно растёт температура до возникновения явления, известного как «общая вспышка», когда все расположенные на полу горючие материалы одновременно не достигают своей точки спонтанного возгорания.

В небольшом, но шикарно отделанном фойе, произошедший в результате этого взрыв полностью сорвал двери в казино, в результате чего помещение наполнилось свежим кислородом и огненный шар переместился в гостиную. Здесь также плитки потолка крепились с помощью того же самого сильно воспламеняющегося адгезива, который, по оценкам экспертов, горел со скоростью 4,5-6 метров в секунду. Те, кто ещё не слышал о пожаре или проигнорировал призывы к эвакуации, погибли на месте.

К счастью, местные пожарные прибыли на место пожара всего через две минуты после первого звонка и, доблестно борясь с огнём, добрались до его источника. В других частях гостиницы сработали спринклеры и ограничили пожар уже охваченными им зонами. Менее чем через час пожар был взят под контроль. Однако для тех, кто по-прежнему находился внутри гостиницы, испытание ещё не закончилось.

Вопреки строительным нормам, двери лифтов плотно не закрывались ни на одном этаже гостиницы, и иногда оставались щели размером до двух сантиметров. Волны горячего воздуха, достигающего температуры 5540º C, попали в шахты лифтов возле казино. За считанные минуты кабели из нержавейки расплавились, и лифты упали из огненного ада в подвал. Если бы пятеро находившихся в них постояльцев выжили при падении, их бы это всё равно не спасло, поскольку через несколько мгновений после падения противовесы, которые больше ничто не держало, также упали вниз и раздавили кабины лифтов.

Один лифт не упал, но находившиеся в нём четыре постояльца умерли от удушья после того, как он застрял на 20-м этаже. При нормальной работе лифты должны были открывать двери и отключаться сразу после срабатывания пожарной сигнализации в здании, но неприглядные дымоизвещатели, якобы «скрытые» в вентиляционной системе, вообще не были установлены. Главную пожарную сигнализацию можно было включать в помещении службы безопасности, но ни один из двух дежурных охранников не сделал этого, прежде чем побежать на помощь эвакуирующимся постояльцам.

Большинство постояльцев всё ещё находились на верхних этажах и не знали о происходящем внизу хаосе. Некоторые из них умерли во сне, потому что в номерах вентиляторные доводчики работали постоянно и затягивали дым из коридора. Эти фанкойлы, которые должны были соединяться с ведущей наружу вертикальной воздушной шахтой, по неизвестным причинам были соединены с внутренними источниками воздуха. Другие постояльцы проснулись от криков и звука сирен на улице, но коридоры уже были непроходимыми.

Но даже те постояльцы, которым удалось добраться до выходов, ещё не были в безопасности. Из шести аварийных лестниц, сделанных якобы из огнестойких материалов, четыре не выдержали, и дым наполнил их почти сразу после начала пожара. Кроме того, все двери, которые вели на эти лестницы, были установлены на автоматическое запирание изнутри. Поскольку первый этаж был недоступен, многие постояльцы оказались в ловушке и были вынуждены подниматься на 20 пролётов вверх в густом дыму, прежде чем смогли оказаться в безопасности на крыше.

Согласно отчёту Демерса, «дым проникал внутрь помещений без разбора», и увеличивающееся давление снизу вынуждало его проходить через любые доступные отверстия. Потом тёмная сажа была обнаружена вокруг душевых головок и кранов во многих ванных комнатах. Один мужчина, которого пожарные спасли из его наполненного дымом номера, рассказал, что ему и его товарищам по несчастью пришлось выбивать окно стульями для проветривания комнаты, а затем лежать на полу с закрытыми носами и молиться.

Но так было не со всеми. Дым проникал в коридоры при каждом открывании дверей, ведущим к лестницам, однако их огнестойкие материалы не выдержали только на нижних этажах. Тысячам постояльцев, которые находились между 5-м и 18-м этажами, удалось пройти по коридорам и добраться до одной из двух нормальных аварийных лестниц. На этих этажах следователи нашли минимальные следы дыма, несмотря на то, что на них были такие же проблемы с неплотно закрывающимися дверями лифтов и фанкойлами. На самые верхние этажи дым попадал из какого-то другого места. Эта аномалия, наконец, привела следователей к самому ужасному дефекту в конструкции гостиницы.

В вентиляционных системах коммерческих зданий требуется в равных промежутках устанавливать «пожарные заслонки», большие металлические панели, удерживаемые в открытом положении с помощью элемента, известного как плавкая перемычка. Эта перемычка имеет низкую температуру плавления, что позволяет ей ломаться при пожарах и закрывать вентиляционные дверцы для предотвращения распространения дыма по вентиляционной системе. На нижних этажах «MGM Grand» все пожарные заслонки были установлены ненадлежащим образом, а те из них, которые располагались над казино, были постоянно зафиксированы в открытом положении рабочими, которые или не знали об их назначении, или просто считали их неудобными. Перемычки плавились, а заслонки оставались закрытыми.

Как только дым проходил по сети вентиляционных труб, он попадал в большое пустое пространство для циркуляции воздуха, известное как воздушный короб. Или, во всяком случае, это пространство должно было быть пустым. Однако в воздушном коробе «MGM Grand» располагались сотни километров электрической проводки, а также несколько сточных труб толщиной до 30 сантиметров. Вместо традиционного ПВХ, эти трубы были изготовлены из АБС-пластика (акрилонитрилбутадиенстирол). Он был менее дорогим и более простым в установке, но при горении выделял газ цианида водорода. Изоляция проводов также плавилась с выделением других отравляющих газов.

Наверху воздушного короба два сейсмошва выполняли функцию дымоходов для предотвращения попадания дыма на верхние этажи. Предназначенные для обеспечения естественного расширения и сжатия конструкций здания при изменении температуры, эти вертикальные зазоры шириной 30 сантиметров не должны были открываться в вентиляционную систему, но они были открыты. Под давлением снизу дым стремительно поднялся с нижних на верхние этажи здания, где открытые вентиляционные отверстия выходили прямо в коридоры и номера. Горючие предметы в самом казино, которые почти все были изготовлены из пластика, добавляли свои отравляющие газы в воздушный короб. Поролоновая набивка обитых искусственной кожей табуретов, декоративная лепнина с отделкой под дерево, «хрустальные» люстры, весившие всего несколько килограммов, заполненные фишками игровые автоматы: все вложенные в это деньги улетучились с дымом.

Хотя на ремонт пошло более 50 миллионов долларов, «MGM Grand» возобновил работу всего через несколько месяцев после пожара, при этом в нём почти всё осталось без изменений. Даже после того как здание было продано компании «Bally Manufacturing» через несколько лет, массивные башни скорее обновили, а не заменили, и они до сих пор являются составной частью казино «Bally’s» в Лас-Вегасе. Однако с компенсацией за убытки дело обстояло не так просто. Против гостиницы было подано много исков, в том числе жалобы по поводу плохо закреплённой витрины для выпечки, незаземлённого кабелепровода, отсутствия пожарных спринклеров, нехватки огнетушителей, легковоспламеняющихся плиток потолка, прикрученных пожарных заслонок, неизолированных лестничных пролётов, непрактичных замков, неправильной работы лифтов, отсутствия дымоизвещателей, открытых сейсмошвов, фанкойлов без выхода наружу и общего отсутствия подготовки персонала к эвакуации.

За следующие шесть лет судебная система округа Кларк приняла 1327 исков, связанных с пожаром, от 118 разных истцов, в результате этого были созданы документы объёмом около 4 миллионов страниц. Владельцы «MGM Grand» знали, что их страховки на случай несения ответственности будет недостаточно, поэтому они договорились со своей страховой компанией о совершенно новом страховом продукте под названием «смягчение потерь» или «ретроактивное» страхование. Этот договор стоил им 40 миллионов долларов, что составляло часть ожидаемых компенсаций по искам; страховая компания согласилась на сделку, исходя из допущения, что тяжбы будут длиться годами. Они полагали, что смогут тем временем инвестировать меньшую выплату и всё равно выиграть. (Они проиграли. Приговоры о виновности были приняты так быстро, что страховая компания отказалась платить по ретроактивному договору и начала другую тяжбу с «MGM Grand», совершенно не связанную с делами по жертвам пожара.) Являясь первым в своём роде, этот тип страхового договора приобрёл огромную популярность за следующие двадцать лет и со временем сыграл большую роль для целого ряда проигравших тяжущихся сторон — лишение права на заложенную собственность за просроченные долги в начале 2000-х годов.

span>Сумма компенсаций жертвам пожара в «MGM Grand» составляла 223 миллионов долларов, при этом больше половины этой суммы должны были выплатить строительные подрядчики, которые поставляли нестандартные материалы или обеспечивали монтажные работы, или делали и то, и другое. Монтажники сильно воспламеняющихся и запрещенных потолочных адгезивов получили наибольший удар. В то же время, как позднее стало известно, если бы владельцы гостиницы установили пожарные спринклеры в ресторане «Дели» и других незащищённых зонах при её строительстве, это увеличило бы общий бюджет строительства, который составлял 106 миллионов долларов, всего на 192000 долларов.

Единственным, что не подвело в то трагическое утро, было мужество людей на месте пожара. Два находившихся в отпуске пожарных из Иллинойса пили кофе возле ресторана «Дели», когда они услышали первые крики; они остались в здании, чтобы помочь эвакуировать постояльцев. Один охранник вытащил из гостиницы двух находившихся без сознания клиентов, в то время как руководящий работник рекламного агентства из Питтсбурга, пожелавший остаться неизвестным, вынес другого пожилого постояльца с 21-го этажа. Строительные рабочие использовали свои леса, чтобы добраться до этажей, куда не доставали пожарные лестницы, в то время как девять вертолётов прилетели с ближайшей авиабазы Неллис и забрали с крыши почти 300 человек. Другие ближайшие городские гостиницы предоставили более 1500 свободных номеров, а многие чужие люди предлагали место в своих номерах.

Даже посетители выставки COMDEX, которые сами чудом не оказались на месте пожара, предлагали свою помощь. К 9:30 утра, в то время как на верхних этажах гостиницы ещё шли спасательные работы, компания «Commodore Business Machines» уже вывела весь свой павильон на улицу к восточному крылу «MGM». Она использовала свой новый продукт для отслеживания имён, адресов и местонахождения выживших и согласовывала свою работу с создателями нового принтера для печати большими символами в плане ежечасного выставления обновлённых списков, набранных шрифтом очень большого размера, который рабочие и волонтеры могли видеть на расстоянии.

Одной из причин такого быстрого реагирования волонтёров COMDEX является то, что они узнали о пожаре раньше всех остальных. Небольшой группе посетителей выставки всё равно пришлось остановиться в «MGM Grand» после того, как в новом месте проведения выставки были распроданы все номера. Восемь из них погибли в огне, а остальные отправились на место проведения конференции сразу после того, как им удалось выбраться из гостиницы, потому что им больше некуда было идти. Мужчины в тройках успокаивали своих коллег в запачканных сажей пижамах, в то время как весь зал из нескольких тысяч человек минуту провёл в молчании в память о трагедии. Многие из них уже готовились к следующему деловому дню, когда по соседней гостинице пронёсся огненный шквал. Если бы конференция всё-таки проходила на первом этаже «MGM Grand», как сразу предполагалось, жертв было бы намного больше.

А так от первоначального взрыва погибли всего 18 человек. Остальные 85 человек стали жертвами своего желания сократить путь, плохого планирования и чувства непобедимости, которое Лас-Вегас поддерживал на протяжении поколений. Сегодня с пожаром в «MGM Grand» связывают серьёзный пересмотр строительных норм и правил техники безопасности, который произошёл вскоре после этих трагических событий. Однако на самом деле, только после второго пожара в Лас-Вегасе, в гостинице «Хилтон», который произошёл месяц спустя и в результате которого погибли 8 человек, законодатели отнеслись к проблеме серьёзно. А если бы эти два события не разделял такой короткий период времени, ещё не известно, через сколько лет городские власти пересмотрели бы свою политику в отношении жизней своих гостей.

©






✉ Для подписки на сайт, введите e-mail: