Врач тяжело вздохнул и развёл руками:

— У Вашей мамы последняя стадия… слишком поздно…

— Если нужны деньги, я заплачу, — в отчаянии воскликнул Виктор. – Доктор, Вы только скажите, что я могу для неё сделать?!

Врач твёрдо посмотрел в глаза Виктору:

— Исполните её заветное желание… И поторопитесь.

Раздавленный Виктор вышел из диспансера. «Мама, такая родная, как же так? Как такое могло случиться и почему? Ведь ей всего пятьдесят, она ещё такая молодая…», — кружились обрывки мыслей, слёзы сами покатились по щекам.

— Что, что я могу для тебя сделать?! – Шептали губы.

«Исполните её заветное желание», — всплыли слова доктора. – «Желание, желание… какое же у мамы…»

Он вдруг вспомнил. Вспомнил, как после смерти отца, мама каждый год мечтала о том, как они поедут на море, но то денег не было, то работа, потом Виктор вырос, учился, женился, родилась дочь… а мама так за все эти годы и не поехала на море, только мечтала всё время.

— Мама, мы едем на море! – Огорошил Марию сын, едва переступил порог дома. – Ты и я! На три недели! Через два дня.

Мария подошла к сыну, улыбнулась:

— У тебя – отцовские глаза. Я всегда умела их «читать», как открытую книгу.

— Мама…

— Не надо ничего говорить. Конечно, я поеду с тобой, и ты немного отдохнёшь. А Ира не рассердится?

— Ты же знаешь, что у тебя самая лучшая невестка, конечно, она не против. А Танюшке я пообещал большую ракушку привезти.

Мария знала о своём диагнозе и прекрасно понимала, почему сын вот так вдруг решил ехать с ней на море. Но всё равно ей было приятно…

Витя ушёл, оставив ей новенький чемодан на колёсиках. Мария улыбнулась: «Ну, надо же, даже чемодан купил.» И полетели, закружились в голове воспоминания, мелькая, как обрывочные кадры в кино.

Последний раз она отдыхала на море больше двух десятилетий назад. Молодая и счастливая! Вот её муж Николай учит маленького Витю плавать, нырять, а она всё никак не могла оторвать глаз от морской гальки, выискивала красивые камешки. Правда, высохнув на солнце, они уже не были столь прекрасны, но она их мочила и любовалась снова и снова разноцветными переливами. Как же хорошо тогда было!

В тот же год Николай трагически погиб, и осталась она одна с маленьким сынишкой. Тяжело было. Позже родной брат мужа открыл фирму по изготовлению мебели, предложил ей должность бухгалтера (хорошо, что она всё-таки не бросила учёбу после рождения сына). Она не имела времени на отдых. Работала, ставила на ноги сына… Дела на фирме шли хорошо, заказов было много, расширились, работы прибавилось. Теперь вот и Витя здесь же трудится. Молодей всё-таки брат Коли, не бросил их на произвол.

— Ты, Мария, подумала б о личной жизни, ведь Колю уже не вернуть, а жизнь проходит — часто говорил брат мужа.

Но Мария ни психологически, ни физически не могла полюбить другого мужчину. Она всегда считала, что Николая ей никто не сможет заменить, потому что таких просто больше нет на белом свете. Да и Витя… Не хотела Мария, чтобы мальчик чужого дядьку отцом звал. Так и воспитывала сына одна. Хотя ей всегда казалось, что не совсем одна, а с … Колей. Она всегда думала: «А чтобы Коля на это сказал? А как бы он поступил?» И это поддерживало Марию, помогало.

— Да, Коля, хорошего мы всё-таки с тобой сына воспитали, — произнесла вслух Мария, глядя на фотографию мужа.

***

Мария облюбовала себе место на побережье, откуда хорошо были видны скалы-близнецы Адалары. По легенде в эти скалы превратили двух братьев, вздумавших быть сильнее самого бога.

Мария сидела и любовалась на скалы часами, просила Виктора оставить её наедине с морем. О чём она думала? Что вспоминала? Это навсегда останется её тайной.

— Добрый день. Мне тоже нравятся эти скалы. Величественно и романтично…

Мария узнала в мужчине, нарушившем её покой, одного из отдыхающих их пансионата. Она улыбнулась и кивнула.

— Я хотел когда-то быть поэтом, — глядя на скалы, продолжил мужчина. – У нас в классе училась очень красивая девочка. Она мне нравилась, а я ей – нет.

Помните, девочки заводили толстые тетради, куда записывали песни, стихи, клеили красивые картинки, разрисовывали карандашами рамки. У неё тоже была такая тетрадь. Я украдкой писал на листочках небольшие стишки и подкладывал ей в тетрадь, чтобы никто не видел. Она так и не узнала, что это были мои творения. А я так и не решился ей об этом сказать…

Потом она вышла замуж за сына известного в нашем городе человека. А тот убегал от красавицы-жены к дешёвым женщинам и спиртному. Несчастливая она.

Может, если бы я тогда, в школе, признался, жизнь бы сложилась по-другому… и её, и моя.

— Вы и сейчас пишите стихи?

— Нет. Поэтом я не стал. Я – инженер. Работаю в большой строительной компании. Всё прозаично, — грустно усмехнулся мужчина.

— Красивые дома – это тоже поэзия. Мне очень нравятся старые постройки. Поэзия, воплощённая в камне, на века. Как эти скалы. Разве не поэтично?

Евгений Андреевич, так представился Марии собеседник, после откровения незнакомке целый вечер одиноко сидел на балконе своего номера. Слушал море и свои мысли, которые возвращались к странной женщине с грустными глазами, она, наверняка, любит поэзию.

Его жену интересуют только его заработки, новая одежда, чтобы похвастаться перед подругами. Каждый из них давно живёт своей жизнью, имеют разных друзей, разные интересы… У них нет ни детей, ни внуков, живут вместе по инерции…

На следующий день Евгений Андреевич подарил Марии несколько поэтических строк о воспоминаниях, которые трепещут на осенних ветрах.

— Как красиво и грустно! Я буду хранить Ваши стихи… Пока буду жить…

Евгений Андреевич удивлённо посмотрел на Марию.

— Прошу Вас, не спрашивайте ни о чём… просто пишите стихи…

И он писал. Что-то прорвалось в его душе, долго затаптываемое. А Мария забыла о своей болезни. Ей было приятно внимание этого человека. Теперь они вдвоём бродили вдоль берега, искали красивые камешки и ракушки для внучки Марии, катались на деревянной вёсельной лодке, взятой на прокат, или просто сидели напротив скал-близнецов. Евгений Андреевич каждый день дарил женщине новые небольшие строчки стихов.

— Мама, твой друг случайно не влюбился в тебя, — шутил Виктор.

А она при этих словах вспыхивала и краснела, как девчонка. Лукаво грозила сыну пальцем и, поправив волосы, спешила на встречу с Евгением Андреевичем. А Виктор про себя отметил, что его мать помолодела, похорошела и выглядела очень счастливой. И он тоже был счастлив её счастьем.

Хаос мыслей, Ваш полу взгляд осторожный…

Какой из дорог из Вашего плена бежать?

Южная ночь ковёр расстилает звёздный,

А наше время уходит, и его уже не догнать…

***

Я благодарен судьбе за обрывки наших встреч,

За рассыпанный Вами на тёплом песке – тихий смех,

За симфонию волн, что звучит в каждой ракушке-мушле,

За пройдённую вместе дорогу в мечтах в мир тот лучший…

— Не думала, что на пятидесятом году жизни мне будут дарить стихи, — сказала Мария, прочитав творения инженера-«прозаика».

— А я и не подозревал, что буду писать в свои пятьдесят пять.

Казалось, Мария с Евгением Андреевичем были знакомы всю жизнь. Их каждый день видели вместе. Высокий, крепкий мужчина нежно поддерживал под руку свою миниатюрную спутницу. Он смотрел на неё такими глазами, как восемнадцатилетний парень смотрит на свою первую девушку.

— Уже не молодой, а прям пылинки сдувает со своей жены, — завистливо шептались женщины.

— Да ни какая она ему не жена! То ли знакомая, а может пассия. На ресепшене сказали, — шипела блондинка не первой молодости.

— Ага, самое время для курортного романа! У него уже небось внуки в школу ходят, — хихикала её подруга.

Мария собрала чемодан. Завтра домой.

— Сынок, — неловко произнесла женщина, — Евгений Андреевич пригласил нас на прощальный ужин в ресторан.

Виктор широко улыбнулся и кивнул головой в знак согласия:

— Кстати, мама, ты и Евгений Андреевич – весьма популярны. Слышал, как женщины сплетничают про вас.

— Сплетничают? Это хорошо, — как-то по-детски игриво отозвалась Мария. – Значит, я ещё жива! И даже чувствую себя счастливой! Эта поездка – самый драгоценный подарок! Сынок, ты даже представить себе не можешь, как я тебе благодарна.

Мария припала к сыну, крепко обхватив того руками. На душе у Виктора было очень хорошо.

Мария умерла через четыре месяца. Собирая постель, Виктор нашёл под маминой подушкой стихи и визитку Евгения Андреевича. А ещё записку: «Сынок, позвони, пожалуйста, Евгению Андреевичу и поблагодари за три недели последнего счастья».

Автор: Виктория Талимончук

Последнее счастье

©



✉ Для подписки на сайт, введите e-mail:




Смотрите также: