Мальчик Ваня был подкидышем. Ему не «повезло», как например, «отказничкам», у которых, хоть и несколько мифическое, но всё же представление о том, кто привёл их на свет божий имелось в виде имени напротив графы «мать». У мальчика Вани ничего этого не было. Он был никто и ниоткуда.

Руки, оставившие его возле собачьей будки, сняв с обитающего там кобеля цепь, «заботливо» обвили ее вокруг младенца, (с какой целью это было сделано, загадка, потому что вряд ли новорождённый ребёнок смог бы убежать. Ему и фамилию после дали соответствующую — Зацепин).

Старый пёс, несмотря на весенние заморозки всю ночь пролежал возле ребёнка, согревая его своим дряхлеющим телом, покуда их и обнаружил утром в таком положении Степаныч, сторож комбината, куда и подбросили Ванечку. Удивительно, но ребёнок не плакал, от слова совсем, то ли сил на это у него уже не было, а то ли ему была безразлична его дальнейшая судьба.

Не плакал он и после. Был молчаливым, дружбы ни с кем не водил. Во всех трёх детских домах, где периодически пребывал Ваня, все воспитатели говорили одно и то же: странный мальчик.

Вот и в этом детдоме пятилетний Ваня держался от всех подальше. На территории, возле забора из палок и старой ветоши, выклянченной у кастелянши он соорудил себе что-то наподобие шалаша, в котором и проводил своё свободное время. Остальные дети парами или группками резвятся во дворе, он же напихает в карманы недоеденный за обедом хлеб, прихватит под мышку книжонку с красочными картинками и ну в свой шалаш.

Сидит там, поведывая кому-то придуманные истории из книжных картинок. Кому он всё это рассказывал? Непонятно. Не шалит, да и ладно.

Все воспитанники знали, если вдруг наведались посторонние тётя с дядей, значит будут кого-то выбирать. И нужно непременно попасться им на глаза, чтоб заметили. И что-нибудь интересное рассказать или хотя бы сочинить, ну чтобы оценили.

Мальчик Ваня не умел всего этого. Каждый раз, когда какого-нибудь осчастливленного ребёнка уводили за руку за кованые ворота такие вот тётя с дядей, он с придыханием, почти благоговением смотрел из окошка на эту сцену, потом, вздохнув, отходил и продолжал рисовать. Изображал он всегда одно и то же: зелёный луг, вдалеке виднеется река, по дороге к которой идёт высокий мужчина, держа за руку мальчишку, а впереди несётся лохматая весёлая собака.

Эту пару Ванечка уже видел здесь. Ещё тогда, засмотревшись на изящную легкую «фею» в каком-то совершенно удивительном абрикосовом платье и высокого сильного мужчину рядом с ней он подумал, что они похожи на богов, как из той книжки с картинками. Вот и сегодня сквозь стеклянную дверь он заметил, как они поднялись куда-то на второй этаж.

-Ванечка, пойдём со мной, — мальчик покорно вложил свою руку в руку воспитательницы Тамары Викторовны, и она повела его по длинному коридору в кабинет директора.

-Ну вот, это и есть наш Ваня Зацепин, — директор Всеволод Афанасьевич, приобняв мальчишку за плечи, подвёл его к высокому мужчине и фее, находившимся здесь.

-Ванечка, я и моя жена Лиза хотим усыновить тебя. Ты согласился бы жить с нами? — спросил мужчина, присев перед мальчишкой на корточки.

У Вани от неожиданности перехватило дыхание, он не верил свои ушам: его хотят взять жить к себе в дом боги! Его!!! И директор, и воспитательница до этой секунды даже не подозревали, что оказывается Ваня Зацепин умеет улыбаться. Да как! Только улыбка, внезапно появившаяся на лице мальчика, так же внезапно исчезла.

-Нет, — тихо прошептал он. Я не хочу к вам.

Воспитательница и директор непонимающе переглянулись, после осторожно взглянув на растерянных визитёров.

-Можно, я уже пойду? — обратился Ваня к Тамаре Викторовне.

-Ванечка, почему ты отказываешься? Эти люди хотят, чтобы ты был их сыном, понимаешь? У них нет своих детей. Знаешь, как бы они любили тебя, — уговаривала его воспитательница.

-Я знаю, но все равно не хочу, — тихо, но твёрдо проговорил Ваня и, не поднимая головы, буквально выбежал из кабинета.

Мужчина и женщина вышли во двор детского дома.

-Я не понимаю, что со мной не так, — Лиза была подавлена, — Мне так приглянулся этот ребёнок. Андрей, почему я такая несчастливая?

-Родная, не будем терять надежды. Всеволод Афанасьевич попробует уговорить его, — Андрей обнял жену за плечи, поцеловав её в висок.

Заметив в дальнем углу двора самодельный шалаш, он обратился к воспитательнице, игравшей с детьми на улице:

-Скажите, это и есть то знаменитое Ванино убежище?

-Да, это оно.

-А Ваня сейчас там?

-Ну а где ему быть, — слегка улыбнувшись, ответила женщина.

Попросив Лизу немного обождать его, мужчина направился к данному «сооружению». Подойдя к шалашу, Андрей услышал знакомый голос:

-Видел бы ты, какие они красивые, как из книжки, — мечтательно рассказывал Ванюша кому-то невидимому, — Только мне нельзя к ним. Я не могу оставить тебя здесь одного.

-Кто это у тебя там? — Андрей постарался, чтобы его голос прозвучал как можно мягче. Но несмотря на это, Ваня все равно испугался, мужчина понял это по резко вскинувшейся голове мальчишки и по ужасу, отразившемуся в его широко раскрытых глазах. Не утаилось от Андрея и то, как Ваня дрожащими от спешки руками неуклюже пытается застегнуть наглухо куцую курточку, которая предательски топорщилась.

-Ннникого здесь больше нет, — запинаясь пролепетал мальчик.

-Клянусь, я никому не скажу, хочешь, это будет нашей с тобой тайной? — заговорщицки понизив голос, подмигнул Андрей.

Ваня, несколько секунд помедлив, все же расстегнул верхние пуговки, откуда моментально выскочила рыжая голова лохматого щенка со свешенным набок розовым язычком. Ванечка, наклонившись, заботливо поправил завернувшееся ухо собаки, и мужчина снова увидел ту обезоруживающую улыбку, которая покорила его ещё там, в кабинете директора.

-Ты из-за него не хотел отсюда уезжать? — спросил Андрей.

-Конечно, — искренне удивился Ванечка, — а разве можно поступить иначе? Он мой друг и у него, кроме меня нет никого на этом свете. — Затем, опустив голову очень тихо, почти шепотом добавил, — Он тоже подкидыш.

Сердце мужчины сжалось. Предательски защипало в глазах. Андрей придвинулся к Ване, стоя коленями прямо на голой земле.

-Хочешь, я расскажу тебе о своей самой заветной мечте? — спросил он, заглядывая в глаза мальчишке.

— Я иду по зелёному, цветущему лугу с удочками наперевес, впереди блестит прохладная река, маня к себе. В моей руке доверчиво лежит ладошка маленького пятилетнего мальчика, моего сына. Мы идём, неспешно болтаем, предвкушая богатый улов, а впереди нас с весёлым лаем несётся лохматый рыжий пёс.

Ванечка, ты поможешь мне осуществить мою мечту?

Автор: Олена Снігір

Подкидыш Ванечка

©



✉ Для подписки на сайт, введите e-mail:





Смотрите также: