Так случилось,

что , когда я вступала в пионеры, у меня началась дикая ангина и ни о каком торжественном повязывании галстука у вечного огня на площади героев в Свердловске не могло быть и речи. Вместо пионерского мне повязали теплый оренбургский платок и уложили в постель . Я горько плакала от обиды и несправедливости, хотя пионервожатая Вера лично пообещала принять меня в пионеры со следующим потоком. И вот я пришла на урок после болезни  — в форме, как обычно, а весь класс сидел в ярких галстуках, и новоиспеченные пионеры с сочувствием , а некоторые и с нескрываемым злорадством смотрели на меня.
Конечно,  потом меня тоже приняли в пионеры, и  я даже взяла реванш: поскольку была сильно активной, меня избрали председателем советы дружины. Это такой самый главный пионер в школе и первый помощник пионервожатого.  Эта должность очень меня подавляла грузом ответственности, я была хулиганкой и несколько раз уводила класс с уроков, а пионер — он, как известно, всем ребятам пример.
Самое смешное, что почти такая же история повторилась  с моим сыном. В день, когда его класс повезли в какой-то краснопресненский революционный музей, чтобы повязать там галстуки в торжественной обстановке, у парня поднялась температура  под сорок. Но обнаружили это мы не сразу: я увидела бледное лицо сына из родительской толпы, которую обязали присутствовать на этом мероприятии. Как только  ему повязали галстук, я вырвала его из рядов пионеров, засунула в машину и увезла домой.
Пионером сын побыть не успел: очень скоро отменили пионерскую организацию, комсомол, партию  и вообще — страну.

©







✉ Для подписки на сайт, введите e-mail: