Спецпроект «Жестокая Земля», созданный австралийским фотографом Хью Брауном при поддержке ООН, рассказывает о людях, которым ежедневно приходится работать в суровых условиях, рискуя собственной жизнью, чтобы получить взамен меньше доллара.

Фотограф Хью Браун посвятил последние восемь лет своей жизни съемкам людей, работающих в опасных и суровых условиях. Путешествуя по миру, он посетил рабочие места в таких странах, как Индия, Пакистан и Боливия, побывал в Гане, Мали и Сенегале. В рамках проекта «Жестокая Земля», созданного при поддержке ООН, Браун спускался в кратер действующего вулкана, пробирался в нелегальные шахты и забирался на один из крупнейших в мире горных хребтов — все ради того, чтобы запечатлеть условия, в которых ежедневно трудятся более 30 миллионов человек, зарабатывая менее $1 за смену.

Снимки Брауна, полные драматизма, показывают тех, кто рискует своей жизнью, добывая уголь, серебро, драгоценные камни и медь. Помимо суровых условий труда, этим людям также приходится сталкиваться с ухудшением состояния окружающей среды, работорговлей и организованной преступностью. Тем не менее Браун был искренне удивлен, обнаружив, что многие из тех, кого он фотографировал, не считают свое положение тяжелым.

«Необходимо рассказать историю этих людей — самых бедных и трудолюбивых на планете», — сказал Браун в одном из интервью. Вот как выглядят самые опасные условия труда в мире.

Хью Браун

Австралийский фотограф Хью Браун в Пакистане.

Добыча золота в Буркина-Фасо

«Буркина-Фасо — место, послужившее отправной точкой для моей серии снимков, посвященных шахтерам со всего мира. Это прекрасное западноафриканское государство граничит с Ганой, Кот-д’Ивуаром, Мали и Нигером. Большинство людей никогда не слышали о ней. Наверное, поэтому Буркина-Фасо остается одной из моих любимых стран: люди здесь настоящие и дружелюбные. Аутентичные. В основном свободные от западных культурных влияний».

Хью Браун

Рабочие на золотом прииске в в Буркина-Фасо.

«Я задумался о проекте после моего первого визита в Африку в 2006 году. Я был очарован тысячами галамсеев (нелегальных работников), которых повстречал во время путешествия по Гане. Чем чаще я возвращался в Африку и чем глубже изучал жизнь этих шахтеров, тем больше очаровывался ими. Они вели тот же образ жизни и использовали те же примитивные инструменты, что и в 1850-х годах».

На этом кустарно возникшем золотом прииске в 2010 году работало около 10 000 человек. В этой части Африки небывалая золотая лихорадка развивалась стремительно, но она может так же быстро исчезнуть, как это уже бывало в других местах.

Работа на прииске опасна: здесь часто случаются несчастные случаи, приводящие к смерти рабочих. Большая их часть приходится на летний сезон, когда шахты наполняются дождевой водой и их стены становятся менее крепкими. Сам по себе спуск в эти шахты — занятие не для слабонервных, и шахтеры обычно выпивают внушительное количество алкоголя перед тем, как отправиться на работу.

Хью Браун

Шахтер в Буркина-Фасо, 2010 год. По словам фотографа, этот мужчина, переживший годы тяжелого труда, на самом деле «ничем не отличается от жителей крупных городов мира». Ради лучшей жизни он отказался от работы в деревне или на полях.

Но хотя шахтерам приходится сталкиваться с работорговлей, экстремизмом и организованной преступностью, работа на приисках дает им шанс подняться из крайней нищеты и получить более квалифицированную профессию. Да, многие из этих людей получают менее $1 в день, но этот доход больше того, что получают те, кто работает на полях и в деревнях.

фотография

Женщина и ее новорожденный сын просеивают добытую руду на месторождении золота в Буркина-Фасо. Работа в шахтах тяжелая и требует много времени. Мужчины занимаются добычей полезных ископаемых, женщины — помогают с их обработкой. Буркина-Фасо, Западная Африка, 2010 год.

По словам фотографа, за последние годы ситуация с безопасностью работников заметно ухудшилась, поэтому снимки 2010 года не до конца передают масштаб бедствия.

Хью Браун

В 2010 году на этом кустарном золотом прииске в Буркина-Фасо работало порядка 10 000 человек.

Сбор серы внутри активного вулкана Иджен, Индонезия

«Изо всех мест, в которых мне довелось побывать во время подготовки материала для книги, вулкан Иджен на индонезийском острове Ява, несомненно, был одним из самых драматичных», — пишет Хью Браун на своем официальном сайте. С ним сложно не согласиться: Иджен находится на высоте около 2386 метров над уровнем моря, диаметр его кратера составляет 175 метров, а глубина — 212 метров.

Хью Браун

Шахтер пытается как можно скорее покинуть опасную зону, вулкан Иджен, Индонезия.

Добыча серы началась здесь в 1968 году, однако есть записи, свидетельствующие о том, что это вещество впервые собрали из кратера вулкана для изготовления пороха еще в 1786 году.

Хью Браун

Частицы серы украшают глаза и лицо шахтера, вулкан Иджен, Индонезия.

Сера выходит из вулкана не только газом и паром, но и в жидкой форме. Для сбора этого вещества в конце 1960-х годов сероперерабатывающая компания установила в Иджене керамические трубы, воткнув их в горную породу.

Хью Браун

Это не постановочный снимок: индонезийский шахтер кричит от боли, вдыхая ядовитый воздух, полный диоксида серы и сероводорода. Когда сера из этих газов смешивается с влагой в глазах, легких и горле, образуется серная кислота. Вулкан Иджен, Индонезия.

В момент достижения поверхности газы могут нагреваться до 600°С. Трубы задерживают, концентрируют и направляют расплавленную серу — в это время ее температура падает до 445°С. Тем не менее на выходе из труб расплавленная оранжево-красная сера все еще достигает температуры в 150-230°С.

Хью Браун

Шахтер затыкает рот шарфом, чтобы предотвратить проглатывание диоксида серы и сероводорода, пока долбит куски застывшей серы, вулкан Иджен, Индонезия.
Хью Браун

Когда сера затвердевает, ее откалывают местные жители — они работают круглосуточно, в несколько смен, добывая серу вручную молотками. Затем добычу помещают в корзины: шахтерам предстоит преодолеть путь пешим ходом около 3 км до местного завода Джамбу, находящегося на юго-востоке вулкана,чтоб на своих плечах отнести ее на перерабатывающую фабрику.

Хью Браун

Один из добытчиков серы, вулкан Иджен, Индонезия.

Средний вес корзины с кусками серы составляет 80 кг. Зафиксированный рекорд — 120 килограммов в одной корзине. Это ужасающие цифры, учитывая, что большинством шахтеров весят около 55 килограммов.

Хью Браун

Порой корзины с кусками серы достигают 80 кг, вулкан Иджен, Индонезия.

В среднем ежедневно каждый шахтер относит на завод по две корзины. За килограмм добычи он получает около $0,09.

Хью Браун

Шрамы шахтера. Бамбуковые корзины, в которых рабочие переносят серу, впиваются в их плечи. Раны и волдыри в конечном итоге превращаются в твердые мозоли на их плечах, вулкан Иджен, Индонезия.

«Эти люди — одни из самых сильных, которых я когда-либо видел», — признался автор снимков. — «Когда люди видят мои фотографии, то часто испытывают шок и ужас оттого, что в XXI веке рабочие вынуждены трудиться и жить в подобных условиях. Многие хотят положить конец этому».

Серебро Серро-Рико, Боливия: история горы, которая ест людей

История Серро-Рико — это история о смерти и страданиях. Конусообразная вершина «богатой горы» возвышается в Андах, на юго-западе Боливии, над Потоси — одним из самых высокогорных городов в мире. Свое название вершина получила с легкой подачи испанских колонистов за огромное количество серебра, которое было найдено в горе. Испанцы думали, что вся гора состояла из серебряной руды.

Хью Браун

Один из шахтеров, Серро-Рико, Боливия, 2016 год.

«Серро-Рико и Потоси — одни из самых невероятных мест, в которых мне довелось побывать. Считается, что добыча полезных ископаемых началась здесь в 1545 году, но есть информация, что впервые серебро было обнаружено в этом регионе примерно в 1000 году н. э., до завоевания и оккупации территории инками. С того времени вплоть до исчезновения инков в XV веке были добыты тысячи тонн серебра».

 

 
хью браун фото

В восьмичасовую смену этому шахтеру удастся вырубить от двух до четырех 30-сантиметровых взрывных скважин.
хью браун фото

Шахтер с налитыми кровью глазами и обожженным лицом на мгновение отвлекается от работы, чтобы фотограф снял его, Серро-Рико, Боливия.

Работа на Серро-Рико невероятно опасна: даже сегодня несчастные случаи, заканчивающиеся гибелью рабочих, считаются обычным явлением. По словам Брауна, во время его пребывания в регионе умирали от трех до пяти шахтеров в месяц. В общей сложности с 1545 года шахты унесли жизни порядка 8 млн человек.

хью браун

Двое мужчин толкают груженные рудой тележки, Серро-Рико, Боливия.
Пациенты с силикозом, получающие лечение в больнице Потоси.

Пациенты с силикозом, получающие лечение в больнице Потоси.

«Когда в 2016 году я приехал к Серро-Рико, смерть витала здесь в воздухе. Все, с кем мне довелось разговаривать, потеряли членов семьи или друзей, работавших на этой горе. Каждый. Все из-за несчастных случаев и ​​силикоза — необратимого и неизлечимого заболевания легких, от которого страдают многие шахтеры».

хью браун

Силикоз уничтожил легкие умершего серебряного шахтера. Серро-Рико, Боливийские Анды.
хью браун фото

Кладбище шахтеров в Серро-Рико, Боливия, 2016 год.

Добыча песка со дна реки Вури, Камерун

Ежедневно шахтеры опускаются на дно быстрой реки Вури близ Дуалы в восточной части Камеруна, чтобы достать песок. Одновременно на водоеме могут работать порядка 4000 дайверов, большинство из них не трудоустроены официально.

хью браун

Команда шахтеров, Камерун, 2017 год.

Мужчины добираются до середины реки на узких каноэ, груженых ведрами для сбора песка. Затем они ныряют под воду на 7 метров. Достигнув дна водоема, шахтеры черпают мокрый песок, а затем с помощью шеста поднимаются на поверхность.

Один из добытчиков песка, Камерун.

Один из добытчиков песка, Камерун.

Камерунским дайверам приходится опускаться в воду по 100 раз на день. В среднем каждый из них извлекает около 1,7 тонн песка за смену продолжительностью около трех часов. Это невероятное достижение, учитывая, что в каждом ведре содержится около 15 кг песка.

Камерунский дайвер с шестом.

Камерунский дайвер с шестом.

Шахтеры часто страдают от кровотечений из ушей, носа и глаз из-за глубины, на которой они работают. Работа тяжелая и опасная, особенно при погружениях во время отлива. В 2017 году, пока Браун делал свои снимки, произошло несколько несчастных случаев.

хью браун

Мужчина выбрасывает добытый со дна реки песок, Камерун.

В числе основных причин гибели шахтеров — утопление и проглатывание песка, который также может забиться в уши. Еще одна потенциальная опасность — попадание под корпус лодки, если вынырнуть слишком резко не в том месте. Также в устье реки обитают ядовитые змеи и скаты.

хью браун

На снимке — Саймон, один из самых выносливых шахтеров. Он — бывший боксер. Саймон уже купил четыре каноэ, но признался, что надеется переехать за границу и начать новую жизнь.

Добыча драгоценных камней в Каракоруме, Северный Пакистан

Каракорум — одна из высочайших горных систем на земном шаре. Именно в этом диком, отдаленном и безумно красивом месте развернулась деятельность алмазодобытчиков Северного Пакистана. Люди работают в Каракоруме на протяжении десятилетий: в горах на огромной высоте они ищут драгоценные камни — аквамарин, рубин, изумруд, топаз, турмалин, кварц, флюорит и многие другие.

хью браун

Лагерь добытчиков драгоценных камней в Каракоруме, 2015 год.

В некоторых местах сезон добычи драгоценных камней здесь длится всего три месяца — с середины июля до середины октября, — после чего из-за понижающейся температуры, ограниченного доступа к воде, сильных снегопадов и высокого риска схода лавин и обвалов работа становится слишком опасной.

хью браун

Мухаммед отдыхает во время восхождения на высокогорную шахту в северном Пакистане.
хью браун

Один из добытчиков на морозном воздухе.

Все оборудование и запасы, включая топливо, буры, компрессоры и механические детали, приходится доставлять на мулах из долин, расположенных на 2000 метров ниже, а затем спускать в шахты. У работников нет свободного доступа к медицинской помощи в случае несчастного случая или чрезвычайной ситуации.

хью браун

На первый взгляд может показаться, что этот рабочий держит в руках оружие, но это колонковая буровая установка.

Каракорум — один из самых тектонически активных районов на Земле, камнепады и оползни происходят здесь регулярно. Но несмотря на все риски и лишения, добыча драгоценных камней позволила некоторым шахтерам обогатиться.

Шахтеры работают на высоте в 5 000 метров над уровнем моря. Многим из них приходится спускаться под землю — в шахтах велик риск падения камней. Хотя по правилам шахты должны находиться на расстоянии около метра друг от друга, в последние годы это расстояние сократилось, что увеличивает риск несчастных случаев.

хью браун

Продавец мяса гонит коз к добытчикам драгоценных камней.
хью браун

Шахтеры отдыхают после окончания рабочего дня на хребте Каракорум в северном Пакистане.

Нелегальные шахты, Восточная Индия

В богатой полезными ископаемыми Восточной Индии находится более 70 % запасов угля всей жемчужины британской короны. Здесь проживают порядка 300 000 нелегальных шахтеров, работающих на крупных заброшенных угольных шахтах, а также небольших самодельных шахтах.

Интенсивный экономический рост, наблюдавшийся в Индии в последние годы, привел к быстрому расширению угольной промышленности страны. В настоящее время ежемесячно открывается как минимум одна новая угольная шахта.

хью браун

Незаконная добыча угля.

Нередко новые шахты появляются в самых плодородных районах страны, вытесняя сельское хозяйство. По словам Брауна, многие коренные народы, лишившиеся таким образом не только своих земель, но и средств к существованию, были вынуждены зарабатывать на жизнь тем самым минералом, который чуть было не привел к их уничтожению». Но в Индии только государство и государственные компании имеют право на добычу угля, поэтому простым смертным приходится нелегально добывать уголь из земли, на которой они жили веками.

хью браун

Женщина из коренного народа адиваси выносит тяжелый блок угля из действующего угольного разреза в восточной Индии. Джаркханд, Индия, 2013.

В Джаркханде каждое утро, когда крупногабаритное землеройное оборудование останавливается во время пересменки, рабочие-нелегалы спускаются в действующую угольную шахту, чтобы в течение часа собрать как можно больше крупных блоков. За раз выносят до 40 кг угля.

хью браун

Потеряв средства к существованию, многие коренные жители были вынуждены заняться нелегальной добычей угля.
хью браун

Нелегалы выносят добытый уголь.

По словам Хью Брауна, «многие сочувствуют героям моих фотографий. Но на мой взгляд, их нельзя жалеть. Да, их жизнь трудна, но ведь и жители развитых мегаполисов ежедневно сталкиваются с трудностями. Просто другими».

©




✉ Для подписки на сайт, введите e-mail: