Опять я проснулась от собственного крика. Пот липкой струйкой бежал по спине. Не хватало воздуха.

-Мам, ты как ? Может воды принести?

В дверях спальни стоял Валера. Какой же заботливый мой сыночек. Как же сильно он меня любит. Стоит, переживает.

— Все хорошо, родной. Иди спать. Я на кухне посижу и тоже досыпать пойду.

Обняв сына за плечи я проводила его до кровати, заботливо подоткнув одеяло.

Зашла в комнату Маши, посмотрела, не разбудила ли я ее. Мой ангелочек спала, раскинув ручки и тихо сопела.

На кухне, открыв окно, я с силой затянулась. Дыхание начало восстанавливаться. Паника отступала. Смотря на окна дома напротив, наблюдала как в одном за другим зажигается свет. Там жизнь и возможно даже счастье.

— Ты задолбала уже. Прошло уже полгода. Таблетки пьешь? Я так больше не могу. Детей пожалей, Машка не понимает почему мама стала другая. Им мать нужна, мне жена. Ты как робот. Постирать, приготовить, помыть. А поговорить? А женой ночью быть. Мне может на ,,лево,, начать ходить?

Слова Виктора разрывали мою душу. Может он и прав по-своему. Он устал от моих криков среди ночи, да и как к мужчине я к нему ничего не испытывала теперь. Пятнадцатилетний брак трещал по швам и между нами образовалась огромная пропасть.

— И что прикажешь мне делать? Может повеситься или в психушку лечь навсегда. Тебе от этого легче будет?

Я смотрела в его глаза и ничего, кроме презрения, не видела.

— Давай без высокопарных фраз! Меня этим не возьмёшь. Значит так, у детей каникулы. Я взял отпуск и мы едем в село отдыхать. Матери я вчера позвонил, она ждёт.

— Ну раз ты уже все решил, то пусть так и будет. — это все, что я смогла выдавить из себя. Права была Нина, пора подумать о разводе.

Очередной день вступал в свои права и лучи восходящего солнца разрезали темноту ночи.

Утром, проводив своих до машины и взмахнув на прощанье рукой я постояла в нерешительности вспоминая о своих планах на сегодняшний день.

— Куда это твои поехали? К свекрови поди, Виктор детей повез?

Из задумчивости меня вывел голос соседки с третьего этажа. Баба Люда, тучная женщина под 70, была как всегда на своем посту. С такими же, как она, любительницами сплетен.

— Да, баб Люд. Виктор в село поехал. Детям от города отдохнуть надо.

-А ты, Шурка, почему не поехала с ними?

-У меня дела есть в городе.

Поспешив спрятаться в прохладе подъезда, попыталась быстрее пройти мимо бабок- надзирателей я всё-таки услышала продолжение разговора.

— Ты посмотри на нее, дела у нее. Знаем мы твои дела. Слышь, Верка, чё говорит?

Больная она, на всю голову. В больничку ходит, мозги лечит. Не ровен час прибьет нас она. Прости Господи.

Баба Люда размашисто перекрестилась, поцеловала нательный крестик и плюнув мне в след, принялась обсуждать с подружками очередную сплетню.

Войдя в квартиру я села на пол в коридоре, уставившись взглядом на стену напротив, отдалась во власть воспоминаний.

Это случилось перед Новым годом. Я бегала по магазинам в поисках подарков близким. Накупив полные пакеты подарков, гирлянд и мандаринов я стояла возле торгового центра в поиске такси. На мой взгляд отреагировала синяя иномарка. Уложив пакеты на заднее сиденье уселась рядом с водителем. Как оказалось позже, это была моя ошибка.

— Почему не едем? Я же назвала адрес.

Вместо ответа таксист, резко взмахнув рукой, вонзил шприц мне в ногу выдавив в мою плоть его содержимое.

Успев только ,, ойкнуть,, я отключилась.

Очнулась я в комнате , которую едва освещала единственная лампочка. В нос ударил запах, смесь пота, крови и ещё чего-то тошнотворно-приторного.

Пытаясь оглядеться я начала вертеть головой из стороны в сторону. Организму эти манипуляции не понравились и он выдал завтрак , весь без остатка. Вытерев ладонью рот и пытаясь справиться с рвотными позывами я прикрыла глаза, пытаясь дышать ртом , через нос дышать было невыносимо.

— После этой дряни и меня рвало, наркотик какой-то наверное колет.

Рядом со мной сидела девушка, грязная с растрепанными волосами. Она куталась в обрывки одеяла, пытаясь согреться.

— Где я?

Я смотрела на нее и представляла себя на съёмках плохого ужастика- тела, кровь , истерзанная девушка которая сейчас будет рассказывать как медленно я буду умирать.

— Не знаю, я Нина . Это Вика и Лиля.

Она слегка качнула головой в сторону девушек , лежащих у стены напротив.

— Вике совсем плохо, уже не двигается почти. А Лиле уже все равно. Умерла вчера. Прокатились на такси, мать его. Этот упырь девчонок ворует и потом издевается здесь. Я примерно дней пять здесь. А они ещё больше.

— Да уж, место не для знакомства. Я Саша , но лучше Шура зови , так привычнее.

Нина вздрогнула и устремила взгляд на дверь. Она распахнулась, ударившись о стену. Мы увидели его. Таксист стоял в проёме двери и противно скалился.

— Чё, проснулась свеженькая? Сегодня у меня будет приятный день. Какое хорошее утро. Приготовлю завтрак и мы с тобой пообщаемся.

— Ты что удумал? Отпусти меня немедленно. Ты что творишь тут?

Я рванула к двери, сделав попытку убежать. И была тут же откинута на добрых пару метров ударом в живот ногой. Мне потребовалось время, чтобы начать дышать снова.

— Каждый раз одно и тоже. Отсюда не выходят, милочка. Все остаются здесь навсегда.

Таксист подошёл к Лиле и резким движением срезал кусок мяса от ее бедра. Взвесив на руке и оставшись удовлетворённым его весом, вышел из комнаты весело насвистывая незатейливую мелодию.

— Сейчас пожарит и сожрет…

Хорошо нам не предлагает.

Нина закашлялась, глухие хрипы донеслись до моего слуха.

— У тебя воспаление лёгких. — я подползла к Нине и приложила руку ко лбу. Она горела.

— Быстрее сдохну, сил больше нет. Как представлю, что жрать меня будет, так думаю ещё пожить. Он мертвых ест. Живых не хочет. Говорит,, мясо должно настояться,, ,а бьёт — чтобы помягче было. Для чего насилует непонятно только. Это он объяснить не может. ,, Издержки подготовки к употреблению,, — говорит.

Омерзительные мысли крутились в моей голове, мозг отказывался воспринимать эту сюрреалистическую бредятину. Как я могла попасть в такую дерьмовую ситуацию? Это все не со мной, такое вообще не может происходить! Это из разряда фантастики. Почему такие , как он, ходят по Земле. Мы сталкиваемся с ними на улице, толкаемся в метро. Слушаем одинаковые радио волны, и обедаем в кафе за соседними столиками. Бред, полнейший бред.

Теперь мы уже на пару с Ниной вздрогнули от звука шагов за дверью.

— Ну что, почудим?

Схватив за волосы, он выволок меня в коридор.

То теряя сознание, то вновь приходя в себя я молила Бога только об одном — о смерти. Из рассеченной брови лилась кровь, заливая левый глаз горячей струйкой. Казалось он разрывал мое тело, стараясь сделать как можно больнее. Хотел подчинить, желал властвовать.

Закончив издевательства и оставив мое растерзанное тело лежать на полу, он напевая свою дурацкую мелодию, удалился в свою импровизированную кухню.

С трудом поднявшись, собирая остатки сознания и сил я , держась за стену , добралась до проема двери комнаты — кухни. Таксист стоял спиной к двери, помешивая жарящееся мясо на сковороде. Взгляд мой упал на разделочный стол. Вдохнув поглубже я ,как мне показалось, влетела в комнату и схватив один из ножей воткнула его ему в шею. Взгляд его ,в эту минуту, снится мне до сих пор. В нем отразились и недоумение, и страх, и злость. Он шагнул в мою сторону и я поняла — мне конец. И тут, теперь уже он совершает ошибку, резким движением руки вытаскивает нож из шеи. Кровь, бурным потоком , хлынула из раны окрашивая полы и стены красными узорами. Хватило пару секунд, чтобы он рухнул на пол слегка подергиваясь в последних судорогах.

— Вот это ты даёшь, подруга! Грохнула, урода!

Крик Нины вернул мне понимание действительности.

— Теперь надо выбираться, слышишь?

Нина смотрела в мои глаза, ища в них остатки разума.

-Вику надо забрать. Ключи, машина. Должна быть машина.

Найдя ключи от машины и ключи от входной двери дома, мы взвалив безвольное тело Вики с трудом двинулись прочь из этого адского места.

Как мы добирались к людям в двух словах не опишешь. Я — со своим опытом вождения машин, Нина в роли инструктора . Руки ее были в многочисленных порезах, пальцы не сгибались. Держать руль она не могла. Стонущая Вика на заднем сидении. Отсутствие гаишников на пустой дороге. И веселая компания на ,,Жигулях,, вызвавшая нам скорую. Хотя настроение от встречи с нами у них изрядно испортилось. Парни держались и даже пытались говорить с нами, девочки же все норовили упасть в обморок.

Потом были операции, реанимация и долгие разговоры со следователем .Мы с Ниной шли на поправку. Я кормила ее с ложки, а она звала меня нянюшкой. Мы очень сблизились с ней за время нахождения в больнице. Подолгу разговаривали, сидя в палате. Она жила одна, никого у нее было. Ни мужа, ни детей, ни родителей. Она переживала за кота Валенсия, но соседка обещала кормить его. Он и так оголодал пока хозяйки не было дома и своими криками достал весь подъезд.

С Викой было сложнее. Заражение крови остановить не удалось. Она умерла через неделю, не приходя в сознание. Муж не отходил от нее ни на секунду. Держал ее за руку, нежно целовал пальчики. Они были молоды , только год как поженились. Его горе, когда Вику отключили от аппаратов, не передать словами. Он выл, как раненный зверь и вторили ему родители девушки. Мы присутствовали на ее похоронах. Мама благодарила нас за то, что не оставили ее там .

За то что забрали ее. Иначе и быть не могло.

Следователь рассказал нам об этом чудовище. Его звали Павел. Слесарь, подрабатывал таксистом. Имел жену и троих детей. Вел нормальный образ жизни трудового пролетариата.

Не привлекался, не состоял, не замечен!

В доме , где творил он свои черные дела, найдены в одной из комнат закопанные тела двенадцати жертв , убитых в разное время. Пять лет он занимался убийством и насилием женщин.

Мне за убийство конечно ничего не было, дело закрыли за отсутствием состава преступления.

Мой Виктор, в отличие от мужа Вики, появился пару раз с апельсинами. Во второе посещение произнес фразу , после которой Нина назвала его ,, козлом,, и посоветовала развестись.

— Я, Шура, тут подумал… Ты знаешь, я готов тебя простить. Ведь ты же не сама с ним, ну того…он же тебя заставил?

Молоденькая медсестра аж ампулу выронила.

— Мужчина, вы в своем уме? Да у нее четыре ребра сломаны. Обморожения и гематомы разной степени по всему телу. А Нине почки, урод, отбил. Пальцы , хирург, еле собрал. Про разрывы ,,там,, я промолчу. Они же в аду были, вы бы радовались что живая она осталась. Вика вон молоденькая какая. Эх, вы!

Она так ревела, что я стала бояться за нее. Нервный срыв он ей обеспечил.

Потом нас выписали с оговоркой на регулярный осмотр у лечащего врача.

И конечно хождение к психиатру. Даже не к психологу, а психиатру. Сказали случай сложный, мало ли как скажется в будущем.

Надо собираться на очередной прием к дорогому Сергею Леонидовичу. Будет поить нас чаем и звать на рыбалку. Ясноглазая шатенка Нина явно ему нравится, да и с ее стороны прилетают ему восторженные взгляды.

Ну и хорошо. Я буду рада, если у них что-то получится.

Даже пережив такие ужасы, подруга осталась позитивным человеком. Должно же с ней случиться счастье!

Со мной ещё не понятно, что дальше . Пока детям лучше побыть со свекровью. Она меня понимает, жалеет. Хорошая женщина. Надо заняться разводом , снять квартиру. Хорошо с работой проблем нет . Зная три языка, помимо русского, я могу работать удаленно. Переводчики нужны всегда.

После пережитого задумалась- мы ходим по улицам, что-то делаем, рожаем детей, смеемся, плачем. А где-то рядом ,, они,, . Возможно этот, на соседнем сиденье в автобусе или сосед по подъезду. ,,Они,, рядом. ,,Они,, среди нас.

Автор: Ольга Якимова

«Они» рядом

©



✉ Для подписки на сайт, введите e-mail:





Смотрите также: