Знаете какой самый простой способ познакомиться с новым двором? Особенно, если ты приехал к бабушке на каникулы и тебе 16.

Нужно выйти из подъезда. Поймать солнечного зайчика носком лакированных туфелек. Шаг, ещё шаг. А дальше непременно больно шмякнуться на асфальт.

Прямиком под оценивающие взгляды дворовой компании нагловатых, развязанных подростков. И главное, не морщиться, потирая ушибленную коленку.

Стопудовый рецепт.

Так я и поступила.

Но глаза жили своей жизнью и плевать хотели на моё: «Только бы не заплакать!».

Вот в этот момент от стайки и отделилась, раскрашенная под боевого индейца-ирокеза, деваха в мини-юбке. Протянула руку.

— Больно? А ты молоток, не ноешь!

-Угу…, — промямлила я, слегка обалдев от «Молотка» в свою сторону.

— Ничего! Жить будешь! Кстати, я – Ёлка

Мы не дружили особо.

Иногда, она забегала по-соседски. Стреляла сигарету, совала в руки ром-колу и заводила задушевные девчоночьи монологи, сводящиеся к извечным темам про козлов и нечего носить.

Это были, пожалуй, те немногие моменты, когда черты хамовитой вульгарной девицы уступали место испугу, растерянности и какой-то трогательной нежности.

— Ну почему? Почему всё так в жизни? Для чего?

А потом, вместе с догоревшей сигаретой: «А! Глупости всё это! Сказок не бывает. Нужно успеть взять от жизни всё». И убегала в ночь. С очередной компанией.

— Непутёвая, — провожали её шипением бабки с капитанской лавочки у подъезда.

А однажды и вовсе: «Тюрьма по вам плачет». Это когда её, еле стоящую на ногах, привез на машине такой же помятый пьяный парень.

Ёлка в ответ только хмыкнула, и следующим же вечером гордо вышагивала по двору в своей самой короткой юбке и с губами, ещё ярче обычного.

Время развело нас в разные стороны. Сначала не стало бабушки, потом я вышла замуж, закрутилась в суетливых буднях, и почти перестала в том дворе . Ёлка осталась краешком воспоминаний о беспечном периоде, когда уже не детство, но ещё оно.

Тем неожиданнее был звонок в дверь, раздавшийся в один из моих нечастых визитов.

— Ты! С приездом!

Я с трудом узнала в стремительно залетевшей в коридор светящейся девушке нашу Ёлку.

«Знакомься, это Андрей!», — втолкнула она в квартиру двухметрового Апполона. И с гордостью добавила: «Муж!», — смакуя на вкус это слово.

Андрюшка смущённо улыбался, и с нежностью поглядывал на свою жену. Такой большой, молчаливый, надёжный человечек.

— Лен, ну перестань – краснел в ответ на сумбурную речь нахваливавшей его Ёлки.

А потом… Как будто и не было всех лет. Кухня, рассвет, полная пепельница и сбивчивая речь подружки, кусочками разноцветных пазлов. Любящий и любимый муж. Квартира, доставшаяся от родителей. Хорошая работа. И… невозможность иметь детей – зияющей чёрной дырой недостающего пазла.

Чего она только не пробовала. И в больнице берёзкой лежала, и по клиникам да по курортам поездила. Врачи лишь отводили глаза и расплывчато говорили:

«Жди. Тут нельзя сказать наверняка».

Рассказывает и плачет. Обнимаемся. Закуриваем последнюю сигарету. Одну на двоих. Долго молчим.

— А может… может усыновить?, — говорит вдруг она.

От той памятной ночи до усыновления маленького Артёмки прошёл год. Не знаю, понадобился ли они для раздумий, или промчался в беготне по бесконечным инстанциям. Не спрашивала. Да и вообще, ни о чём не спрашивала в суеверном страхе сглазить.

Потом она звонила сама. Часто. Рассказывала о каждом шаге своего маленького сокровища.

А буквально ещё через пол года, Ёлка сказала, что «счастье» состоит из фразы «мамочка, ты у меня необыкновенная», сказанной её пятилетним сыном и двух полосок теста. Тихо так сказала, будто боясь спугнуть свою нечаянную радость.

Следующий мой визит пришёлся как раз на рождение Наденьки. Точнее, на выписку из роддома. Гордый отец, с конвертом перевязанным розовым бантом.

Рядом малыш, подтягивающийся на папиных руках и пытающийся хоть одним глазком заглянуть за уголок одеяла, на сестрёнку. И задумчивая Ёлка.

Именно тогда и появилось впервые это: «Тесно у нас….».

«Тесно…», вздох и молчаливая задумчивость.

Во время прогулки с малышами, помешивая кашу, развешивая пелёнки дочери и малышовые свитерки сына. «Тесно у нас…»

На разговор подруга против обыкновения не шла.

Все расспросы упирались в её отрешенный взгляд и рассеянное: «А?». А потом опять: «Тесно, конечно… В двухкомнатной…».

Мрачнел на её «тесно» Андрюшка, шептались: «Неужто, назад отдаст?» соседи и отводили глаза знакомые.

А она как будто и не замечала пересудов. «Тесно у нас».

«Точно, отдаст! Поигралась и вернёт ребятёнка, бессердечная!», — поджимали губы бабки с капитанской лавочки да осуждающе качали головой вслед. «Что с неё взять. Она же с детства непутёвая!»

Я уехала тогда. Не поговорив с ней. Скажу честно. Струсила. Побоялась сказать в глаза то, что думаю. Про ребёнка, который не кукла и про материнство.

Окончание этой истории рассказал мне по телефону её муж.

«Тесно у нас…», в очередной раз повторила Ёлка.

И Андрей не выдержал. Всё, что кипело внутри, вырвалось и материализовалось в слова. Злые, беспощадные. Об ответственности за малыша, которого он считает сыном. О ней, Ёлке, и её жесткосердности.

Впрочем, она не слушала. Просто нон-стопом протарахтела то, что сказать давно готовилась, да не решалась.

«Тесно у нас. Двушка… Но вот если поставить двухярусную кроватку, то может… может мы бы могли забрать из детдома Тёмкиных братишек? Недавно их родную мать опять лишили родительских прав. Пьёт очень».

— Алло, ну вот, ты слышишь? Четверо у нас будет! Почти как в мультяхе. Сыночки и лапочка-дочка, — смеётся в трубку Андрюшка.

А дальше опять взахлёб. Рассуждает, как они расставят мебель, как придумали приспособить коляску под троих — грудную девочку и двух годовалых мальчишек.

Потом чуть замялся и уже серьёзно о том, на какие заработки собирается кормить свою ораву.

— Нелегко будет, да. Но, справимся! Нельзя родных разлучать. Не по-людски…

А я тогда очередной раз кусала язык и думала, что люди всегда не то, чем тебе кажутся.

Сегодня Ёлкина Надежда выходит замуж. У неё очень красивое белое платье и Ленкин непокорный взгляд. Прелесть, что за сочетание.

Они давно в далёкой и очень тёплой стране. Их нет в фейсбучике. Но история пусть будет. Просто на память…

Автор: Оксана Кононова

Непутёвая

©



✉ Для подписки на сайт, введите e-mail:





Смотрите также: