Продолжение. Начало — на этой странице.

— Что там? — с напряжением спросила Таня и поняв, что Серега здорово напуган, шагнула вперед, вместо него. Свет фонаря осветил комнату, в углу которой, за старым сундуком, в бесформенном виде лежало полуразложившееся тело. Вокруг него сновали, жужжа, мухи, а воздух резко заполнился смрадом. Танька заткнула нос рукой, после чего поспешила достать свою маску и натянула на лицо.

— Твою мать… — выругалась она, сделав шаг назад.

— Все, валим нахер отсюда! — запаниковал Серега, направляясь к дереву, по которому те забрались.

— Подожди! — позвала девушка.

— Ты спятила? Чего ждать? Пока ещё пару — тройку трупов не найдём? — проорал в ответ тот, намереваясь спускаться. — Иди сюда! Уходим!

— Да погоди ты! Нужно же понять, кто это. Поверь, будь то купчиха, от нее и костей к этому времени бы не осталось. Это кто-то другой!

— Да? Мне от этого не легче! А если тут произошло преступление? Я не планировал ввязываться в такую дичь! — гнул свое Серега.

— Ладно. Иди вниз! А я проверю, кем был этот несчастный. — решила Таня и снова направила свет в комнату.

Серега смотрел на нее вылупив глаза. Конечно же ему хотелось свалить отсюда сию секунду. Но и оставаться внизу, с трупом по соседству, и без Таньки, желания не было никакого. Убеждать ее тоже бесполезно. А оставить он ее не сможет уж точно. Поэтому вариант был всего один.

— Да чтобы я еще хоть раз с тобой куда-нибудь пошел… — прорычал крайне недовольно он, бахнув рукой о край пола, и с полным отсутствием желания, вернулся к Таньке. Она тем временем уже стояла возле мертвеца и разглядывала его, как находку века. Но, что темнить, такое они действительно находят впервые. Если не считать висельника в заброшенной больнице.

— Посмотри. Это молодой парнишка. — послышались первые разъяснения от девушки. — И уже год, как лежит. Если не больше. Смотри, у него нога в пол провалилась и он не смог вылезти. Она сломана.

— Я не буду смотреть! — буркнул Серега и отвернулся. Но Таня этого даже не заметила и продолжила комментировать.

— У него в руке мобильный. Он звонил до последнего, но так и не смог позвать на помощь. Ну ясно, тут связь ни к черту. Странно, что он не смог высвободить ногу из этой рухляди. Эти доски же размякли, как губка. Если только что-то еще не стало причиной его смерти. Или кто-то.

— Так, ну все, хватит! — атмосфера потяжелела, угнетая и бросая Серегу в пот.

— Стой. А это что? — Танька, с любопытством археолога, нашедшего древнюю мумию, нагнулась к трупу и начала разглядывать его шею. — Ничего себе. Да тут у нас перелом! Причем грубейший! Позвонки буквально оторваны друг от друга! Жееесть. Его убили. Не удивлюсь, если это дух проклятой купчихи наказал его. Ну, это с мистической точки зрения, конечно.

— Так, все! — не выдержал Серега, но Танька снова отвлекла его.

— Смотри. У него, за плечом… что это? Ага! Рюкзак! Да ты такой же мародер, дружище! Я тебя расколола даже без попытки разговорить. — девушка осторожно потянула рюкзак и положила на пол. Он был не закрыт на молнию, отчего оттуда на пол выпала шкатулка. Крупная, резная вещь, застегнутая на два крючковатых замочка.

— А вот это уже интересно! — обрадовалась Танька, вытаскивая шкатулку и заглядывая в рюкзак. — О! Тут еще что-то есть! Минутку…
Серега с ужасом смотрел на то, как хладнокровно, сидя прямо возле трупа, Танька ковыряется в его сумке. В этот момент голова трупа шевельнулась.

— Черт! — вскрикнул дернувшись Серега.

— Ты чего? — девушка посмотрела на него.

— Ты что, не видишь? Он головой шевельнул!

Танька спокойно перевела взгляд на покойника и молча начала наблюдать. Голова действительно медленно наклонялась, после чего сьехала окончательно и повисла на остатках кожных и сухожильных тканях.

— Все, блин, я валю отсюда! Манал я это все! Мне эта рожа теперь до конца жизни будет сниться! — окончательно сорвался Серега.

— Да успокойся. Ну позу поменял. Шея затекла наверное. Сам посуди, больше года в одном положении. — пошутила Танька, с присущим ей чувством юмора патологоанатома, быть которым ей на роду было написано. А стала мародером.

— Тань, я правда рехнусь сейчас здесь. Ты хотя бы понимаешь, что то, что мы сейчас делаем — это несовсем нормально?

Но она уже не реагировала на Серегины слова. Она была погружена в находку, и молча орудовала в сумке мертвого мародера, который также, как и они явился сюда за ценностями, а в итоге и сам отдал за это самое ценное. Свою жизнь.

— Ага. Тут внутри еще какие-то книги. Еще перстни, бусы и всякая фигня. Сейчас еще сундук проверю. — Танька протянула Сереге рюкзак и шагнула к сундуку, спокойно откидывая крышку, но не измерила силу, в результате чего та рассыпалась у нее в руках.

— Еще лучше. — буркнула девушка и окунулась в недры некогда бывшего приданого.

— Ого! Снова бусики! До этого, видимо, наш коллега добраться не успел. А это что? — Таня достала еще одну шкатулку, поднесла ее к уху и потрясла. — Скорее всего рубины-малахиты. Сгодится.

Из надруганного Танькой сундука была выужена еще масса ценных вещей, и под конец набралось уже столько всего, что те задались вопросом. Как это все донести?

— Я не потащу эту кучу в руках! — возмутился Серега.

— За это все мы можем выручить нехилые деньги. Так, что донесем. — ответила девушка и решила наконец оставить эту комнату.

— Идем. Тут же есть еще комната. Плюс чердак.

— Танька к этому времени вошла в дикий азарт, на что Серега только закатывал глаза. Что-либо говорить он уже отказывался, за

бесполезностью этого. Его не слушали вообще.

В возбуждении, Танька направилась к соседней двери, буквально возле которой ее нога провалилась до бедра в пол.

— Ну вот. О чем, интересно я тут уже полчаса твержу? — словно в пустоту сказал Серега и пошел помогать ей выбираться.

— Дурак, думаешь, мне не страшно? — еле слышно сказала она, когда молодой человек вытаскивал ее ногу из дыры в полу. Серега ничего не ответил, а лишь цокнул языком и открыл дверь, за которой оказалась комната, подобие детской. Красивая, еще неплохо сохранившаяся детская колыбель стояла в дальнем углу, покрытая плотными слоями паутины. Танька вспомнила свой сон, в котором видела точно такую же колыбель, и зажмурив глаза тряхнула головой.

— Тебе плохо? — среагировал Серега.

— Нет, нормально все. Пошли отсюда. Здесь ничего нет. Посмотрим чердак и уходим. — скомандовала та и вышла в коридор. Комментировать увиденное оба отказались, хотя и задумались над тем, что в купеческой семье был еще и ребенок, который неизвестно, куда делся.

Маленькую лестницу преодолеть не составило никакого труда. После находки трупа Серега не решался идти первым, хотя пускать Таньку вперед тоже не хотел. Однако она его и не спрашивала, и смело поднялась наверх.

Первое, с чем она столкнулась, так это с густой паутиной, накрывшей квадратный проем, который когда-то закрывался западнёй.

Избавившись от неприятных паучьих волокон, девушка поднялась на еще одну хлипкую ступень и осветила одну сторону чердака. Там валялся разный хлам. Те же старые сундуки с платьями и вышитыми полотенчиками, а вернее тем, что от них осталось. Чугунки на полках в углу, прялка, два коромысла, деревянная лошадка, смотревшая на незванную гостью каким-то бешеным глазом с облезшей на нем краской. Еще там была масса различного тряпья и обуви, которая за счет натуральной кожи еще держалась, хотя и была покрыта приличным слоем плесени.

— Вещи конечно интересные, но материальной ценности увы, не представляют. — подвела итог Танька, и услышав тихий скрип посмотрела на другую сторону чердака, где было окно, на котором все еще держались приколоченные доски. Лицо девушки напряглось, а зрачки расширились.

— Тааань, что там?

Но девушка не отвечала. Она медленно направила свет ручного, более мощного фонаря в ту сторону и слегка вздрогнула.

— Тань! Что там? — повторил вопрос Серега, ожидая ее внизу, возле лестницы.

— Ничего. Пошли отсюда. И поскорее.

Девушка спешно слезла с чердака и молча поспешила забрать сумки с ценностями, после чего оба слезли по дереву вниз и покинули дом.

Когда оба отошли от дома на пару десятков метров, Танька остановилась и обернувшись посветила фонарем на то окно чердака. Ее взгляд стал еще более серьезным. Она тяжело вздохнула и поставив свою поклажу, пошагала за дом.

— Серый, погоди минутку! Я сейчас! — крикнула она ему прежде, чем скрыться в зарослях.

— Да чтоб тебя! — выругался Серега, поражаясь характеру компаньонки.

Таня уверенно шла в сторону, где, по ее мнению располагалось небольшое кладбище. Вернее, это было не ее мнение, а видение, которое явилось ей, когда та была на чердаке. И она должна выполнить эту волю, пока она здесь.

Там, в густых кустах девушка нашла могильную оградку, а вернее то, что от нее осталось. Внутри нее стояли два железных креста. Один большой, а второй поменьше.

Таня склонилась над ними и попыталась вчитаться в надпись, что была на большом кресте.

— Овчинниковъ Михаилъ Евгеньевич. Рожденный в 1853 и скончавшийся в 1894 году. — прочитала Таня и перевела взгляд на маленький крест. То оказался детский крест, табличка которого была украшена гравировкой с ангелами. Надпись на ней говорила: «Овчинниковъ Никита Михайловичъ». Покойся съ миромъ, наш сынъ. Чахотка разлучила насъ». Дата рождения — 1890, дата смерти — 1893 год.

Выводы девушка сделала почти сразу, после чего поспешила вернуться к Сереге, который там наверное успел с ума сойти без нее.

— Ты где была? — с ходу занегодовал тот. Было заметно, как дрожал в его руке фонарь.

— Да так. Ничего такого. — отмахнулась Танька, и подхватив свои вещи, пошагала к машине.

Всю дорогу оба молчали. Серега все еще пребывал в шоке, а его напарница думала над тем, что узнала. И в первую очередь, что увидела. А увидела она, там, в том углу чердака, заросший мхом и плесенью скелет купчихи. Однозначно это была она. Все то время, что она находилась в доме, взаперти, она пыталась выбраться из дома. Но из забитых наглухо окон не выбраться. Видимо, она пыталась кричать и звала на помощь с чердака, но судя по результату, все попытки ни к чему не привели. И та могила. Это был ее ребенок, которого они с супругом потеряли. Возможно, что этот купец заболел следом за ребенком и умер. А возможно, если представить более драматичный поворот, просто не перенес утрату малолетнего сына. Жена, потеряв всю семью, начала срываться на своих крестьянах, за это и поплатилась. Логично. Но не точно. В одном Таня была уверена. Она должа сообщить об этом полиции, чтобы тело несчастной, как и того мародера, было захоронено, как и положено.

— О чем задумалась? — спросил в машине Серега у Тани, которая по-прежнему молчала, глядя на дорогу.

— Ты действительно хочешь знать?

-Да.

— Я думаю о том, что порой один лишь случай вынуждает человека оскотиниться и стать чудовищем до конца жизни. А кто виноват? Случай? Или все-таки сам человек? Кого винить? Нет ответа.

— Ты все-таки там что-то увидела, да? — допытывался Серега.

Таня не ответила и отвернулась к окну. Ей не хотелось больше говорить на эту тему. У нее перед глазами стояла та картина скорченной фигуры купчихи, которая столько лет находилась там, разделенная от тел своих родных.

Продолжение — на этой странице.

Автор: Анна Шахин

Не открывай закрытой двери. Дверь третья

©



✉ Для подписки на сайт, введите e-mail:





Смотрите также: