После родов я слышала эти слова каждый день.

Возвращаясь домой с работы, он первым делом шёл мыть руки и к ребёнку. Игнорируя накрытый стол и свежую газету. Тогда я во второй раз влюбилась в своего мужа.

«Маме надо отдохнуть» — улыбался он, брал на руки Филиппа и не отпускал, мурлыча колыбельную, пока сын не уснёт.

«Маме надо отдохнуть» — сонно бормотал он, вставая ночью, меняя пелёнку и подкладывая мне наше сокровище. Он терпеливо ждал, пока сын насытится, и бережно перекладывал Филиппа в кроватку.

«Маме надо отдохнуть» — закатывал он рукава и кормил маленького привереду с ложечки.

«Маме надо отдохнуть» — собирал он годовалого Филиппа на вечернюю прогулку, давая мне возможность провести время в тишине.



«Маме надо отдохнуть» — шептал он лукаво улыбающемуся сыну, требующему книжку, и шёл рассказывать придуманные им сказки.

«Маме надо отдохнуть» — он проверял уроки, на пальцах объясняя непонятные Филиппу вещи.

«Маме надо отдохнуть» — шикнул он на Филиппа, вернувшегося с выпускного.

Стоило прозвучать этим словам, как душу наполняла необъяснимая нежность, волнами согревая и укутывая от бытовых неурядиц и усталости. На глаза наворачивались слёзы счастья, которым хотелось поделиться со всем миром.

Был и третий раз, когда любовь к мужу накрыла меня с новой силой. Когда слово мама было заменено на бабушку.

«Бабушке надо отдохнуть!» — он погрозил пальцем нашему внуку, раскапризничавшемуся во время первой разлуки с мамой и папой, и стал тихонько напевать ему колыбельную.

«Бабушке надо отдохнуть» — он подмигнул внуку и стал собирать удочки, собираясь на пруд с первенцем Филиппа.

«Бабушке надо отдохнуть» — с лёгкой укоризной в голосе, он протянул внуку наушники, чтобы его планшет не кричал на весь дом.

До рождения внучки он не дожил совсем чуть-чуть. Дети забрали меня к себе, отказались оставлять одну в опустевшем доме.

Впервые взяв на руки внучку, я расплакалась. Мне показалось, что вот-вот — и я услышу такой родной голос: «Бабушке надо отдохнуть!» Даже оглянулась, с какой-то глупой надеждой на разыгравшееся воображение.

Вечером, уже на грани сна, я уловила шёпот Филиппа из гостиной: «Спи, хорошая, спи. Маме надо отдохнуть!» Я встала и тихонько отворила дверь: Филипп качал дочку на руках, тихонько напевая колыбельную. Ту самую. Папину.

Его с нами уже нет, но его слова «маме надо отдохнуть» — живы.

©






✉ Для подписки на сайт, введите e-mail: