Все же, что ни говорите — спортзал, это не только место, где можно напрячь вялую мышцу, но и конечно центр общения масс. Вот и сегодня услышал совершенно замечательную историю, причинившую мне изрядную радость. Зашел, значит, разговор про бег и про лыжи в частности…

Один атлет сделал кислое лицо: нееее… бег не моё. А лыжи вообще ненавижу… Из-за них чуть жизнь себе не изувечил… Помню как-то в академии мы сдавали зачет по лыжам — десять километров! И завалить нельзя ни в коем разе, такая ситуация неприятная сложилась. Вешалка просто. Вот и думаю — бежать «на зачет» надо с первого раза, второй раз точно уложиться не смогу, знаю себя.

А как? Единственное, что смог придумать — решил одеться совершенно легко — футболка, свитерок и штаны тонкие болоньевые на голые окорочка. Думаю — все равно бежать буду быстро, не замерзну.

Ну, на старт! Внимание! И побежали, значит… И я такой, действительно, быстро побежал, резвым антилопом. Те, кто в куртках был — поотставали нафиг сразу. А круг в 10 км был сделан огроменной петлей. То есть, если ты там вдалеке, посередке, начнешь умирать вдруг неожиданно, то тебе все равно раньше с трассы не сойти. Ползти придется все эти километры до финиша.

Вот бегу я такой, бегу… Быстро так бегу, обогнал уже многих… Экий я молодец, радуюсь, что так хорошо с одеждой придумал… Ну и км через 5, где-то как раз на апогее петли, я вдруг с досадой начинаю понимать, что я бегу и вздрагиваю. Мне что-то периодически обжигает холодом ляжки…

Начал я прислушиваться к себе…. Мать!!! Это же пиписька!!!

Ага! Холодный ветер прошивает тонкие штаны насквозь, а я еще бегу быстро, и её там выморозило до бесчувственного состояния! И поплохело мне сразу. И воздуха стало не хватать. Да как же… Да что же… мама…

Схватил я себя за неё, растирать начал. А сам прямо вою сквозь зубы в ужасе: «Ууууу!»… Не пожил же еще как следует!… Все потом, потом!… А нет больше потом!… Нечем жениться!… И страх такой навалился, как представил что все теперь, что отчикают под корень. И даже соображать перестал адекватно, ага. И только песенка бьется в мозгу — «Срубили нашу ёлочку под самый корешок!»

Потом думаю — надо что-то делать! Может можно еще спасти, обогреть там, вдохнуть жизнь!… Заметался, туда побежал, сюда побежал. Потом взял себя в руки — побежал зачем-то назад по лыжне. А растирать на бегу неудобно, палки мешаются. А лыжня одна. Вокруг снежная целина, ну и выскочил я такой, с глазами на лбу, активно растирающий, на троих, которые прямо за мной бежали. И молча все главное.

Испугал их сильно.
Но они по глазам поняли всю опасность — шарахнулись в стороны.
А мне уже все равно, несусь дальше…

Несусь, и вдруг понимаю, что бежать мне еще точно половину. Но сзади меня было гораздо больше бегунов, чем спереди. Все же бежал я быстро и почти всех обогнал. И теперь сталкивать с лыжни мне придется великое количество граждан. И они наверняка будут тормозить мое движение. Все эти мысли пулей пронеслись в голове, я развернулся и снова рванул к финишу.

К этому времени, я натер там у себя уже все основательно, и можно было на некоторое время взять себя в руки. А в руки взять палки.

Когда я, хрипя, догнал этих троих, они издали дружное «Ёёёёё!» и прибавили ходу.
Особенно переживал задний:
— Отстань, дурак! — интеллигентно кричал он, задыхаясь, — Чего привязался?!
— Что там?! — в ужасе кричал первый, ему было не видно, — Что там ребята?!
— Ыыыыы! — рычал я, настойчиво наступая заднему на лыжи, пока он не упал, — Лыыыыжнююю!

Я бежал, и с ужасом прислушивался к себе. И думал — как же все глупо получилось… Воспаленное сознание рисовало страшные картины — как она вот прямо сейчас хрустально обломится и покатиться по ноге холодной сосулькой куда-нибудь в ботинок.

Растирания существенно снижали мою скорость и я решил просто ломить к финишу изо всех сил. Будь что будет. Мозг уже не выдерживал всего этого ужаса и я впал в прострацию.

Я очень быстро догнал немногочисленных лидеров, настоящих спортсменов.
Говорить я уже не мог, я ревел им в спину, а когда они с испугом оглядывались, замахивался на них лыжной палкой.
Я же не мог каждому объяснять про пипиську!

К финишу я пришел первым.
Я хрипел как тройка лошадей, и казалось, звенел как они бубенцами.
Скинув лыжи, я, не останавливаясь бросился к зданию, проверять.

Наш физрук радостно бежал ко мне, показывая секундомер. Члены комиссии пытались перегородить дорогу, требуя, чтобы я где-то там расписался… А я делал страшные глаза на лбу, расталкивал их этим неприятным лицом, кричал «Ыыыыыы!» и все пытался убедиться рукой, что ни чего не осталось валяться на трассе…

— Ух, ты… — только и могли сказать мы.
Он усмехнулся криво:
— Не надейтесь… Успел… Но лыжи с тех пор не люблю..

источник http://storyhut.ru/dif/story749

©







✉ Для подписки на сайт, введите e-mail: