Отец Иов в ложементе

Игумен Иов прошёл подготовку к космическому полёту, чаще всех в отряде космонавтов совершал полёты на невесомость на Ил-76, отрабатывал фигуры высшего пилотажа. 19 октября 2016 года, провожая экипаж на МКС, он передал на орбиту частицу мощей Серафима Саровского. Как святой чудотворец помогает на орбите, зачем монаху летать в стратосферу – об этом духовник отряда космонавтов отец Иов (Талац) рассказал корреспонденту журнала «ВКС».

На космодроме Байконур

На космодроме Байконур

– Отец Иов, мы встречаемся перед очередным стартом . По традиции Вы проводите космонавтов до самого старта?
– Да. Ребята уже отправились на космодром. Перед тем как экипаж уехал на Байконур, мы отслужили молебен преподобному Сергию Радонежскому в Троице-Сергиевой Лавре. Иностранный член экипажа не принимал в нём участия, были наши космонавты – Борисенко и Рыжиков.
Я всегда даю ребятам в дорогу небольшой складень – иконы Господа и Матери Божией – и Евангелие. 15 октября, если Господу будет угодно, прилечу на космодром и до старта буду рядом с космонавтами. Перед полётом мы вместе с отцом Сергием Бычковым, настоятелем храма на Байконуре, освятим ракету. Потом я буду исповедовать и причащать Серёжу Рыжикова – командира корабля. Он выполняет двойную миссию: государственную как космонавт, призванный исполнить свой профессиональный долг на орбите, и вторую – духовную.
По благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла митрополитом Нижегородским, владыкой Георгием, ему будут переданы частички мощей преподобного Серафима Саровского. Эти мощи останутся на МКС всё то время, пока Серёжа несёт свою космическую вахту.
После приземления: космонавт Юрий Лончаков и отец Иов в казахской степи
После приземления: космонавт Юрий Лончаков и отец Иов в казахской степи
Пока они хранятся у меня в келье, перед полётом я передам их Сергею. Мы планируем, что я буду провожать ребят до примерки скафандров. Иногда, в зависимости от обстоятельств, я провожаю экипаж до самой ракеты. Благословляю в полёт прямо перед тем, как они поднимутся по трапу и займут свои места в ложементах.
После стыковки, когда космонавты перейдут из космического корабля на борт орбитальной станции, мощи преподобного Серафима Саровского будут каждый день освящать всю Землю крестным ходом. Ведь МКС делает за сутки 16 оборотов вокруг нашей планеты. Мы все очень верим и надеемся, что люди, которые будут обращаться с верой и молитвой к этому чудесному святому, при желании исправиться и жить по заповедям Господним, получат от Бога помощь по молитвам «убогого Серафима», как себя всю жизнь называл Саровский чудотворец. И тогда они смогут преодолеть все трудности на Земле.
Проводы космонавтов в Звездном городке
Проводы космонавтов в Звёздном городке

Я всю жизнь, с самого раннего детства, сколько себя помню, мечтал быть космонавтом… Одно из самых ранних моих воспоминаний – как я играю на площадке детского садика в сооружённой из разноцветных труб ракете. Не знаю, откуда у меня появился интерес к космосу, космонавтике. Может быть, наложила отпечаток встреча с Юрием Алексеевичем Гагариным…

Отец Иов закладывает камень в основание храма Преображения Господня в Звездном городке

Отец Иов закладывает камень в основание храма Преображения Господня в Звёздном городке

– В этот раз даже позывной у наших космонавтов необычный – «Фавор». Почему они его выбрали?
– Фавор – название горы, на которой Господь преобразился перед избранными своими учениками, явил свою Божественную природу. Все были испуганы этой великой благодатью, и когда преобразился Господь, то преобразились и души учеников. Я думаю, что событие, описанное в Евангелии, стало и для нас призывом, чтобы мы очистили наши души и сердца и они стали белее света. Наш храм в Звёздном городке освящён именно в честь этого великого события – Преображения Господня. Церковью установлено празднование Преображения на 19 августа. По стечению обстоятельств 19 августа празднует день рождения Сергей Рыжиков – командир экипажа с позывным «Фавор».
Радуга над храмом Преображения Господня в Звёздном городке
Храм Преображения Господня в Звездном городке. Крестный ход на Вознесение. Хоругви несут космонавты Юрий Лончаков, Сергей Залетин и Сергей Рыжиков
Храм Преображения Господня в Звёздном городке. Крестный ход на Вознесение. Хоругви несут космонавты Юрий Лончаков, Сергей Залетин и Сергей Рыжиков
Крестный ход на Преображение Господне. Впереди с хоругвями летчик-космонавт Сергей Рыжиков и руководитель Центра подготовки космонавтов Юрий Лончаков
Крестный ход на Преображение Господне. Впереди с хоругвями лётчик-космонавт Сергей Рыжиков и руководитель Центра подготовки космонавтов Юрий Лончаков
Как будущий космонавт в монахи ушёл
– Отец Иов, насколько мне известно, храм в Звёздном городке появился сравнительно недавно, но Вы духовно окормляете космонавтов значительно дольше. Как сложилось, что Вы стали духовником отряда?
– Всё сложилось по воле Божией. До того, как поступить в семинарию и стать монахом Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, я всю жизнь, с самого раннего детства, сколько себя помню, мечтал быть космонавтом… Одно из самых ранних моих воспоминаний – как я играю на площадке детского садика в сооружённой из разноцветных труб ракете. Не знаю, откуда у меня появился интерес к космосу, космонавтике. Может быть, наложила отпечаток встреча с Юрием Алексеевичем Гагариным…
– Расскажите подробнее об этой встрече.
– На самом деле это шутка. Мне было всего два года, когда Гагарин после полёта приезжал во Львов, где жила моя семья. Его, конечно, встречали с огромным ликованием. Сам я этого не помню, мне мама рассказывала. Она держала меня на руках, и я, по её словам, очень радовался вместе со всеми, буквально рвался с рук, когда мимо нас проходил первый в мире космонавт.
На космодроме Байконур
На космодроме Байконур
– В то время большинство мальчишек мечтало о полётах в космос…
– Я не просто мечтал: мастерил модели ракет, начал изучать астрономию. Меня интересовали вопросы мироздания, а профессия космонавта давала возможность приблизиться к тому, что вызывало интерес. В поисках ответа я стал изучать труды выдающихся учёных древности, философов. Например, греческого астронома Гепарха, великого учёного из Александрии Клавдия Птолемея, который суммировал все астрономические знания, которыми человечество обладало в те времена.
Потом прочитал труды Коперника и других… Всерьёз планировал после армии поступать в Качинское лётное училище, чтобы потом постараться попасть в отряд кандидатов в космонавты. Но Господь судил иначе. Вернувшись из армии, я второй раз в жизни, уже вдумчиво, прочитал Евангелие. И вдруг нашёл в нём ответы на все свои вопросы. Постепенно до меня доходило, что означает вечное устремление человека к небу и звёздам. Сам того не сознавая, человек всегда искал Бога, Творца всей Вселенной.
Буквально через год я пришёл к выводу, что все поиски себя, ответов на вопрос «Для чего и почему я живу?» состоят в том, чтобы восстановить утраченную некогда связь с Творцом, и наиболее прямой путь к этому – монашество.
Я забрал документы из института, чтобы поступить в семинарию. Когда я уходил, мне сказали: «Вы же образованный человек! Ну как Вы можете верить в Бога!» А я спросил, как они могут считать себя образованными людьми, если в него не верят… Самые выдающиеся умы человечества – Галилей, Ньютон, Паскаль, Коперник, без чьих открытий немыслима современная научная жизнь, – были глубоко верующими людьми!

Как только МиГ-29 начал взлетать, я уже почувствовал себя так, будто стартую в космическом корабле! Самолёт взлетал с полосы на форсаже, а потом стал набирать высоту практически вертикально – как настоящая ракета. Сверхзвук. Тысяча девятьсот километров в час. Мы поднялись на высоту 18 тысяч метров. Я огляделся и увидел цвета, которых не встретишь на Земле…

Отец Иов на фоне самолета Л-39, в котором летал на высший пилотаж

Отец Иов на фоне самолёта Л-39, в котором летал на высший пилотаж

Галактика в монашеской келье
– Как в Лавре отнеслись к Вашему увлечению астрономией?
– Братия знала об этом моём увлечении, я никогда его не скрывал. И мой интерес к наукам никогда не мешал моей вере, ведь любознательность заложена в нас Творцом. Так что и в монастыре я также не переставал знакомиться с последними открытиями в астрономии и наблюдать за звёздным небом. В келье у меня был телескоп. И однажды мой друг, владыка Якутский Зосима, сообщил, что вскоре к нему в Данилов монастырь должен приехать преподаватель академии имени Ю. А. Гагарина Валентин Петров, который обучает космонавтов философии и ораторскому искусству. Предложил нас познакомить. Моя встреча с Валентином Васильевичем закончилась приглашением посетить Звёздный городок.
В храме на фоне алтаря. Рядом с отцом Иовом – летчик-космонавт Антон Шкаплеров
В храме на фоне алтаря. Рядом с отцом Иовом лётчик-космонавт Антон Шкаплеров
Никто, конечно, не мог предвидеть, что один визит перерастёт в постоянное общение с космонавтами. Тогда я просто приехал на экскурсию. Было так интересно увидеть тренажёры, на которых космонавты готовятся к полёту, и даже попробовать кое-что самому.
Я общался с людьми, которые побывали космосе, жили в невесомости, могли взглянуть на привычные нам вещи под другим углом. Как выяснилось потом, космонавты, с которыми я общался, как и учёные, философы, упомянутые в начале разговора, испытывая интерес к другим планетам, космической среде, то есть к Творению Божию, на самом деле таким образом стремятся познать Творца.

Когда ребята летят на орбиту, я всегда даю им с собой небольшой складень – иконы Господа и Матери Божией – и Евангелие.

Из Звёздного городка ко мне стали приезжать члены космического отряда: когда поодиночке, когда семьями. В конце концов Юрий Лончаков познакомил меня с Василием Васильевичем Циблиевым, который тогда возглавлял Центр подготовки космонавтов. Все вместе мы беседовали часами. Впоследствии Василий Васильевич предложил мне пройти общую космическую подготовку.
Конечно, я испросил благословения в Лавре. И один из старцев ответил, что пройти подобную подготовку не только можно, но даже должно, памятуя слова апостола Павла: «Для иудеев я был как иудей, чтобы приобрести иудеев; для подзаконных был как подзаконный, чтобы приобрести подзаконных». Мне же надо быть с космонавтами как космонавт, чтобы помочь им здесь, на Земле, обрести твёрдую веру. Тогда любая деятельность, хоть на Земле, хоть на МКС, хоть на другой планете, будет во славу Божию.
И я утвердился в мысли, что мне необходимо прочувствовать, какие нагрузки им приходится испытывать, что преодолевать.

Роман Романенко целует складень во время благословения на полет

Роман Романенко целует складень во время благословения на полёт

Земля в иллюминаторе
– Какая тренировка принесла Вам самые яркие впечатления?
– Их так много. Каждое испытание по сути своей особенное. Но, наверное, самым впечатляющим был полёт в стратосферу…
Как только МиГ-29 начал взлетать, я уже почувствовал себя так, будто стартую в космическом корабле! Самолёт взлетал с полосы на форсаже, а потом стал набирать высоту практически вертикально – как настоящая ракета. Сверхзвук. 1900 километров в час. Мы поднялись на высоту 18 тысяч метров. Я огляделся и увидел цвета, которых не встретишь на Земле. День, а вокруг меня небо тёмно-синего цвета, сгущающегося почти до черноты. И горизонт – не прямая линия, как мы привыкли, а уже отчётливо виден изгиб Земли. Меня поразило и Солнце. Не «солнышко», а именно Солнце – звезда, опасная, способная испепелить всё живое.
Я ощутил невероятную благодарность Господу за его заботу о нас – он с такой любовью создал нашу планету, укрыл нас от опасностей, таящихся во Вселенной.

Вокруг меня было небо тёмно-синего цвета, сгущающегося почти до черноты. И горизонт – не прямая линия, как мы привыкли, а уже отчётливо виден изгиб Земли. Меня поразило и Солнце. Не «солнышко», а именно Солнце – звезда, опасная, способная испепелить всё живое

Вообще самое первое ощущение, когда туда попадаешь и видишь всё это, хочется кричать: «Слава Тебе, Христе Боже!» Если здесь, на высоте 18 км над Землёй, открывается такая красота, то сложно даже помыслить себе, что творится там, на орбите, или дальше, за пределами нашей Солнечной системы, в другой Галактике, – там вообще непостижимая красота. Я недоумевал: ну почему люди не видят этого!
В Звездном городке перед отправкой космонавтов на космодром Байконур
В Звёздном городке перед отправкой космонавтов на космодром Байконур
Я это увидел, а есть люди в 100 раз лучше, достойнее меня, так почему же они не видят…
И вот, только помыслив о красоте Вселенной, задумываешься: а что же там, в другом мире, где нет тления, нет смерти… Что тогда в раю, где всё совершенно, – каждый человек, весь мир? Мы туда не полетим, пока не научимся соблюдать заповеди Христовы. Чем ближе человек будет идти к Богу, чем чаще он будет обращаться к нему, и молиться, и очищать своё сердце от греховных вожделений, тем больше есть шансов, что Господь позволит ему совершить такое открытие – люди смогут путешествовать даже к другим мирам, и им не понадобятся миллиарды лет, чтобы туда долететь.
Но, насколько я вижу, современное человечество идёт совсем другим путём. Путём греха, ненависти, злобы и других страшных деяний, о которых даже не хочется говорить. Когда я слышу про эти бесчинства, то я понимаю, что они ставят крест на наших исследованиях космоса. Ведь если люди с тем сердечным состоянием, которое у них сейчас есть, хотят уйти в другие миры, то что они с собой понесут?
Убийство, ненависть, злобу. Если человек не исцелился от зависти, то она его и на Луне и на Марсе будет мучить. Если такого человека даже в рай доставить, он и там будет недоволен. Он скажет: «А почему это я ниже Серафима Саровского?»
Космонавты шутят, что я больше всех летал на невесомость. Не знаю, так ли это. Иногда новички просят, чтобы я вместе с ними принял участие в тренировке. Если в это время нет службы в храме, я всегда соглашаюсь
В полете на невесомость – самолет Ил-76
В полёте на невесомость. Самолет Ил-76
– Отец Иов, Вы очень ярко описали своё эмоциональное состояние. А что Вы испытывали физически? Если взлёт напоминал старт ракеты, наверное, и перегрузка была приличная?
– Да, 6,5 g примерно. Сложно описать это ощущение. Вот на фотографии хорошо видно, как у меня из-за давящей нагрузки щёки вниз опустились. Этот опыт позволил хорошо прочувствовать, с чем приходится сталкиваться ребятам…
Выход в открытый космос
– Остальные тренировки были полегче?
– Сложно сравнивать. Они настолько разнообразные, в каждой отрабатывается какой-то определённый навык, всюду свои нюансы…
Работу за бортом космической станции отрабатывают с помощью нескольких тренажёров. Есть, например, «Выход-2». Тренировки проходят в настоящем скафандре «Орлан-МТ». В первый раз я работал в паре с Валерием Корзуном около двух часов.
Потом отрабатывал навыки работы в безопорном пространстве в гидролаборатории Центра подготовки космонавтов. Тренажёр – это огромный бассейн, в который погружают макет российского сегмента МКС в полную величину, на глубину примерно 12 метров. Тренироваться под водой также приходится в скафандре, с помощью опытных аквалангистов, которые обучают, как правильно выходить из орбитальной станции и крепиться к ней, чтобы случайно не улететь; как передвигаться по поверхности МКС, управляться в невесомости с инструментами, если понадобится, например, что-то починить.
За время такой тренировки я потерял почти два килограмма. Работал примерно 2,5 часа. А у ребят выход в открытый космос может длиться до 6 часов, причём каждую манипуляцию на Земле отрабатывают до автоматизма, чтобы она занимала строго отведённое ей время.

Я утвердился в мысли, что мне необходимо прочувствовать, какие нагрузки приходится испытывать космонавтам, что преодолевать

В гидролаборатории
В гидролаборатории
Высший пилотаж
– Штопор, колокол, боевой разворот с двумя бочками я отрабатывал на самолёте Л-39, при этом впервые испытал значительную перегрузку в 5 g. Эти занятия учат правильно ориентироваться в воздушном пространстве. В последний раз тренировался без специального костюма, испытал нагрузку около 6,5 g.
– Мне сказали, что Вам принадлежит рекорд в полётах на невесомость…
– Это космонавты шутят, что я больше всех летал на невесомость. Не знаю, так ли это. Иногда новички просят, чтобы я вместе с ними принял участие в тренировке. Если в это время нет службы в храме, я всегда соглашаюсь.
– Как проходят эти тренировки?
– Они проводятся на самолёте Ил-76, кажется. Там огромный салон. В ширину метра четыре, в высоту метра три. Как птица летаешь – так красиво! Состояние невесомости достигается за счёт параболического полёта, то есть самолёт делает такие «горки»: идёт вверх, потом начинает падать, и в это время возникает невесомость (она длится примерно 30 секунд), потом снова набор высоты, и опять полминуты падаешь. Каждый полёт – это примерно 10 «горок».
– И сколько раз Вы летали на невесомость
– Десять.
– И каковы ощущения?
– Сложно описать. Мы живём здесь, на Земле, в условиях гравитации, благодаря этому можем ходить. Камешек подбросили – он падает. По потолку, как мухи ползают, мы ползать не можем, по стенкам тоже. А на тренировках в моменты невесомости всего этого нет, можно по потолку лазить, летать как птица. Когда воду выливаешь, она не стекает, а летает вокруг сгустками. Конечно, ощущение удивительное, потому что ты начинаешь понимать, что здесь вся материальная Вселенная находится именно в таком вот состоянии, так как во Вселенной очень мало гравитации. Невесомость – это такое первородное состояние…

Если человек не исцелился от зависти, то она его и на Луне и на Марсе будет мучить. Если такого человека даже в рай доставить, он и там будет недоволен

– Вы считаете, что в невесомости человек возвращается к состоянию первородности?
– Нет, я так не считаю. Потому что человек жил в раю, а это всё-таки не совсем тот мир, где нет гравитации. Недаром у нас есть тело, без гравитации оно было бы нам не нужно.
Не на все вопросы мы можем ответить. Например, Господь сотворил Вселенную – духовную и материальную. Была ли материальная Вселенная до грехопадения такой, как сейчас, мы не знаем точно. Но можем сказать, что в ней не было смерти. Потому что смерть вошла во Вселенную с человеческим грехом. Появился второй закон термодинамики: всё, что идёт от сложного к простому, потом разлагается и умирает. До грехопадения, я думаю, такого не было.
– Не появлялось ли у Вас желания действительно отправиться на орбиту?
– Поначалу такие мысли возникали. Я даже обращался с вопросом к наместнику Троице-Сергиевой Лавры владыке Феогносту, и он ответил, чтобы я, если предложат, не отказывался, но самому специальных шагов к этому предпринимать не надо. Так что как Бог даст…
Отец Иов в ложементе
Отец Иов в ложементе

Фото из личного архива отца Иова

Спасибо

©



✉ Для подписки на сайт, введите e-mail:





Смотрите также: