В этом году церемония вручения кинопремии «Оскар» прошла на удивление скучно и незаметно. Что же...

В этом году церемония вручения кинопремии «Оскар» прошла на удивление скучно и незаметно. Что же случилось с престижной премией, каждая церемония которой в прежние годы становилась событием в мире кинематографа? На это вопрос в авторской колонке для «ПолитНавигатора» отвечает российский писатель и кинокритик Платон Беседин.

А вы знаете, что церемония «Оскара» состоялась? Да, да, несколько дней назад. Слышали? Или мимо вас прошла 93-я церемония «Оскара»?

 

И, правда, согласитесь, как-то совсем не прозвучало награждение. Меж тем были времена, когда премию раскладывали по полочкам, что называется, изучали под микроскопом – и критиковали, и ругали, и восхищались. А в этом году всё произошло предельно скучно и предсказуемо. И к тому, собственно, всё и шло.

Главная проблема «Оскара» последних лет состоит в том, что премия обходится без сюрпризов. Здесь побеждают исключительно те, кто следуют всем писаным и неписанным канонам – прежде всего, с точки зрения гендерно-расовых историй. После эти работы собирают промежуточные премии – и на «Оскар» приходят уже всезнающими о своём успехе. Скучно живёте, господа киношники!

Церемония, которая состоялась на днях, изначально задумывалась как камерная. Её перенесли с помпезного зала в здание вокзала Лос-Анджелеса. Режиссировать действо доверили Стивену Содербергу – и он захотел вот так. При этом сделал всё в довольно тихих, приглушённых тонах. Что позволило тому же Арнольду Шварценеггеру заявить: «Это была самая кучная церемония в истории!». Отчасти Железный Арни прав, но отчасти и не прав.

Фокус в том, что «Оскар» приучил нас к ценности и важности не кино, а околокиношной темы. Утрируя, награду здесь обязательно получит фильм о афроамериканце-гее, заражённом ВИЧ, в подругах у которого трансгендер, борющийся за права угнетённых меньшинств. А если уже все меньшинства награждены, то можно отметить love-story человека и амфибии.

В 2021-м так не случилось. Ну, или почти не случилось. Потому что, конечно, гендерно-расовые балансы старались блюсти максимально. То, что называется метким словом diversity. Оно, к примеру, объясняет награду за лучшую роль второго плана британца Даниела Калуя. Тот сыграл лидера чикагской организации «Чёрные пантеры», что сверхактуально в контексте расцвета движения BLM.

Впрочем, трудно спорить с теми наградами, которые вручили. Во всяком случае, из того, что я видел. Премию за лучшую мужскую роль получил 83-летний Энтони Хопкинс, сыгравший блистательную (пусть и не без перегибов) роль во вполне классической ленте «Отец». Посмотрите обязательно – таких актёров, как Хопкинс, скоро точно не будет.

 

А основным же триумфатором стал фильм «Земля кочевников». Вот вам, кстати, и мощный выход женщин. Ленту срежиссировала кореянка Хлоя Чжао. И она первая азиатка и вторая женщина из тех, что получали «Оскара» за лучшую режиссуру. Главную же роль исполнила Фрэнсис Макдорманд. Она вообще любит играть в похожих лентах – из последнего сразу приходит на ум отличное кино «Три билборда».

Фрэнсис Макдорманд. Кадр из фильма «Земля кочевников».

«Земля кочевников», что важно отметить, лента очень национальная и панорамная. Два этих слова, мне видится, тут наиболее точны. Это кино трудно смотреть на экране макбука – лучше идти в кинотеатр, чтобы увидеть эпические панорамные съёмки. Если же увидишь, то познакомишься с жизнью, как то говорят, глубинной Америки. Пересказывать не буду – посмотрите.

Российское кино на «Оскаре», по обыкновению, осталось вне номинаций. «Дорогие товарищи!» – лента Андрея Кончаловского не прошла в финальный этап. Награду же получил датский фильм «Ещё по одной» Томаса Винтенберга. Это кино, на мой взгляд, несколько переоценено, пусть и от него явственно веет русской классикой и Кьеркегором, но вот актёрские работы, несомненно, заслуживают пристального внимания. Да и дуальность фильма весьма хороша.

Не состоялся на этом «Оскаре» и триумф Netflix. Его пророчат долго-долго – мол, прокатное кино уступит место стрим-платформам. И ждали этого ещё раньше, но «Ирландец» Скорсезе, созданный Netflix, не собрал наград – вот и в этот раз триумф отменился.

В целом же нынешний «Оскар» был реверансом – при всех многочисленных корректировках и поправках – в сторону довольно-таки классического кино. И тем, возможно, в первую очередь оказался малоинтересен.

Это, на самом деле, большая проблема, диагностирующая тот факт, что от «Оскара» зритель ждёт уже не адекватного разбора кинематографического процесса, а социокультурного шока, проявления воинствующих трендов, которые станут декларироваться через премиальные фильмы. Кино как искусство в таком случае отходит на второй план, а в первый ряд выступает политика и кинополитика как лучший способ программирования масс.

Что ж, в этом году ничего такого особо и не случилось. Но радоваться тому преждевременно. Затишье перед бурей – штамп, но в данном случае он весьма и весьма уместен.

 

©



✉ Для подписки на сайт, введите e-mail:





Смотрите также: