На работу я собиралась с запасом времени — прийти сегодня следовало пораньше, т.к. ожидалась важная турецкая делегация, которую следовало встретить и сопровождать по всему предприятию.

Наведя перед зеркалом марафет, как и положено успешной респектабельной леди, я еще раз оглядела себя, осталась довольна ( вот только маникюр наложить! ) и от радости подбросила на ладони связку ключей. Сделала я это зря — связка приземлилась не в мою протянутую ладонь, а в уголок за тумбочкой.

Я просунула руку в щель, но дотянуться до ключей не смогла. Если по-хорошему, то мне надо было встать, слегка отодвинуть тумбочку и спокойно достать ключи. Но лень-матушка, родившаяся задолго до меня, как всегда, пересилила. Со словами: мы не ищем легких путей, наша цель — создать и преодолеть трудности, — я попыталась вытянуть руку еще сильнее, потеряла равновесие и пребольно стукнулась об угол тумбочки. От злости и досады я даже расплакалась. Наревевшись и размазав таким образом весь тщательно наложенный макияж, я собрала в кулак остатки мужества и подошла к зеркалу. Увиденное впечатляло — синяк под левым глазом начинал расцветать.

Я зажмурилась и сосчитала до 50. Итак, беда не приходит одна. Фингал под глазом — свершившийся факт, и теперь без помощи Катюши мне не обойтись. Значит, предстоит позвонить любимой сестренке в 6 утра, попросить ее живенько собраться и прибежать ко мне, предварительно выслушав все, что она обо мне думает.

Через полчаса Катюша с рюкзаком косметики и в сопровождении своего благоверного появилась у меня.

— Вау! — первым делом захохотал Игорь. — Мужа нет, а синяк есть! Кто тебя так, болезная?

— Это Бог шельму метит. — съязвила Катюша.

— Да, без реставрации не обойтись. — продолжал издеваться Игорь. — Хотя, конечно, красоту ничем не испортишь…

— Катюша, — прервала я потоки прибауток, — у меня сегодня турки. Сделай что-нибудь, а?

— Паранджу надень, они оценят.

— Или маску сварщика — ввернул Игорь. — чтоб людей не ослепило тем сиянием интеллекта, что у тебя на лбу написан!

Я села перед зеркалом и предоставила ребятам изощряться в остроумии. Катюша вытащила коробочку с чем-то непонятным и широкую кисточку, напоминающую малярную.

— Может, сначала зашпаклевать, а потом сразу валиком пройтись? — не удержалась я.

Катюша намазала меня какой-то жидкостью и, как художник, отошла назад, любуясь своим твореньем.

— Восстановление Данаи! — снова захохотал Игорь. — Прямо в рамочку и на стену. — он сунул мне в руки чашку с кофе, из которой торчала соломинка. — Пей ужо через трубочку, чтоб не мешать процессу восстановления своей безобразной мимикой!

Закончив приводить мое безнадежное состояние в надежное, Катюша сморщилась, как от зубной боли:

— Лучше не смотри в зеркало. — мрачно посоветовала она. Я решила последовать ее предупреждению, тем более, что время поджимало.

На рабочее место я влетела со скоростью метеорита, и не успела повесить сумку, как раздался телефонный звонок:

— Эй, ты! — сердито закричал наш директор. — Бегом на 5-й склад, экскурсию начнем оттуда! Жди там!

Я положила трубку и тут увидела свои руки. Во рту у меня пересохло. Во всей этой кутерьме я не успела привести в порядок ногти! На неровных, необработанных ногтях красовался ярчайший алый лак, местами облупившийся.

Как и у всякого русского человека, у меня оставалась последняя надежда — на авось.

На складе еще никого не было, и через пять минут я начала замерзать. Тонкие сапожки и почти летний плащ не могли служить защитой в огромном неотапливаемом помещении.

Глядя на мои приплясывания, кладовщица Юлия Петровна сжалилась надо мной.

— Туряки твои, наверняка, войдут через главный вход, ты их отсюда увидишь. На-ко вот, утеплись пока, а как они появятся, так ты переодеться успеешь. — с этими словами добрая женщина сунула мне валенки, телогрейку и пуховый платок. Чтобы уж совсем согреться, я закурила и принялась поглядывать на главный вход.

— Что у нас тут происходит? — услышала я над ухом сдавленный голос директора Дениса Вадимовича. Я круто обернулась и застыла на месте. Злополучная делегация вошла отчего-то не в главные ворота, а в маленькую боковую дверь. За спиной Дениса Вадимовича стояли человек семь турок, самого строгого и серьезного вида, и все они недоуменно пялились на меня.

— Сейчас же брось окурок! — прошипел директор, наливаясь свекольным цветом.

Я испуганно щелкнула пальцами, бычок вылетел, запрыгал по полу и упал под ноги самого свирепого турка. В гробовом молчании все смотрели на затухающий огонек.

— Это что за маскарад? — одними губами спросил директор, впихивая мне в руку малюсенькое зеркальце. — Уволю к чертям собачьим!

Я взглянула на себя и постаралась не завыть. Туркам можно было простить их недоумение — узреть перед собой особу, облаченную в валенки, телогрейку, платок, с фингалом под глазом и окурком, зажатым в пальцах, с ободранным кровавым лаком на ногтях — это было сильно. Волшебный Катюшин крем я, очевидно, смазала рукавом телогрейки, когда прикуривала.

У Дениса Вадимовича начали трястись руки, но в это время тот самый свирепый турок широко улыбнулся, сверкнув ослепительно-белыми зубами, взял меня под руку и на ломаном английском произнес:

— Леди, я очень люблю русский фольклор и много читал русских сказок. В ваших сказках есть русская красавица по имени… э-э… как же…

— Баба Яга. — подсказала я.

— О да, Баба Яга! — просиял турок. — Так вот Вы — это и есть она!

— Не сомневаюсь! — рявкнул директор, испепеляя меня взглядом.

Где мы ходили и что я переводила — я не помню. Жалкое подобие сознания вернулось ко мне уже только к концу банкета.

Из женщин за столом, кроме меня, были главный бухгалтер и секретарша директора — дамы надменные и чопорные. Когда все, что только можно, было уже сказано, поднялся тот самый свирепого вида турок, оказавшийся руководителем делегации и добрейшей души человеком. Видимо, ему очень хотелось произвести благоприятное впечатление на русских партнеров, потому что на сей раз он решил блеснуть русским языком.

— Я хочу тост за русских женщин — самых красавиц на всей земля! Всякая русская женщина — это настоящая баба Яга! Я понять это, глядя на сидящих тут леди!

Главбух и секретарша поперхнулись своими кусками, а Денис Вадимович так посмотрел на меня… словом, очень выразительно посмотрел. Так, что я всей кожей осознала — баба Яга, как символ русской красавицы, его не впечатлила.

Автор: Светлаягрустьчудес

Красавица баба Яга

©



✉ Для подписки на сайт, введите e-mail:





Смотрите также: