Их было пятеро.

Маленькие рыжие комочки доверчиво взирали на белый свет своими крохотными глазками и, конечно же, не ждали от жизни ничего плохого. А что может быть плохого, когда тебе ещё не исполнилось и двух месяцев, ты находишься в тёплом просторном доме, а рядом мурлыкает такая же рыжая мама? Даже само понятие «плохо» ещё напрочь отсутствовало в их сознании, потому что котятам всегда было хорошо. Они с любопытством изучали этот мир, в который пришли, делая всё новые и новые открытия.

Когда котятам исполнилось два месяца, они с удивлением обнаружили, что помимо их хозяина и хозяйки существует масса других людей.

Незнакомые мужчины и женщины начали часто заходить к ним в комнату. Люди смотрели на котят, о чём-то говорили с хозяйкой, а затем уходили.

Но вот наступил день, когда самого шустрого огненно-рыжего котика незнакомая женщина взяла на руки, прижала к себе и вышла из комнаты. Они больше никогда не видели своего братца. Именно тогда их мама-кошка, прищурив от удовольствия свои зеленовато-жёлтые глаза, сказала, что у каждого котика должен быть свой дом и свой человек, который будет любить и заботиться.

— Если бы все котята жили всегда с матерью, то наш кошачий род давным-давно прекратил бы своё существование, — промурлыкала мама, облизывая крошечные розовые носики.

Она ещё много чего рассказывала о жизни их рода, и котята успокоились, и начали с нетерпением ждать своих новых хозяев, стараясь показать приходящим незнакомым людям, какие они умные и ловкие.

Спустя некоторое время в доме остался лишь один котёнок. Это была самая маленькая из помёта кошечка. Тихая, хрупкая она не производила на людей впечатления, к тому же, в отличие от остальных котят, имела бледновато-рыжий окрас, который делал её ещё менее привлекательной.

Дни проходили за днями, а этого котёнка никто не брал. Но маленькая кошечка не расстраивалась, ей было хорошо и уютно здесь с мамой, да и хозяева были не против, они назвали её нежным и ласковым именем Мила.

Светлана Ивановна шерстила страницы «Авито», приближался май, самое время переезжать на дачу, и кот или кошка ей были просто необходимы.

— Уже всех разобрали? Жаль… — в очередной раз вздыхала женщина, нажимая на кнопку телефона.

Наконец ей повезло, и на другом конце ответили, что одна кошечка, вообще-то, осталась, но хозяева уже не очень хотели её отдавать. Придав голосу душевность и рассказав трогательную, придуманную историю, Светлана Ивановна всё же уговорила кошечку ей отдать. Так в четырёхмесячном возрасте Мила обрела, как ей тогда казалось, свой дом и других хозяев.

Новое место жительства сначала ошеломило Милу, ведь она была городской кошечкой. Зелень травы, цветущие деревья и кусты, запахи… сотни новых, абсолютно незнакомых, но таких манящих. А звуки? Разве можно сравнить пение птиц, шум ветра со звуками пылесоса и телевизора? В общем, юная кошечка прибывала в тихом восторге от окружающей обстановки.

И хотя она до этого никогда не знала о мышах, многовековой инстинкт кошачьей породы сразу же подсказал Миле её основное предназначение в жизни. И через день маленькая кошечка положила к ногам своей новой хозяйки мышь, чем очень порадовала Светлану Ивановну.

Наступило лето, Мила подросла, окрепла, казалось, что даже её бледно-рыжая шёрстка заиграла более яркими красками, как будто само солнце подарило ей немного своего рыжего цвета. Всех мышей на своём участке кошечка добросовестно переловила. Она их никогда не ела, а просто, вдоволь наигравшись с очередной мышью, аккуратно клала серого грызуна на крылечко.

В общем, Мила была счастлива и очень благодарна своей новой хозяйке за то, что она «нашлась». Кошечка, как могла, старалась выразить свою любовь и показать свою преданность новому дому, она совсем не знала, что осень, которая незаметно начала вступать в свои права, кардинально изменит всю её дальнейшую жизнь.

И вот однажды, её хозяйка, заперев все двери дома и сараев, сказала:

— Ну, всё, Милка, наступают холода, я уезжаю в город. Ты хорошая кошка, если выживешь до весны, буду рада встретиться, а нет – возьму нового котёнка. Мне в квартире кошки без надобности.

И Светлана Ивановна решительно зашагала на остановку пригородной электрички. Её не мучила совесть, она всегда так делала. А Мила осталась сидеть на крылечке, так ничего и не поняв.

Начало смеркаться, вот и последняя на сегодня электричка прогрохотала вдали. Кошечка была уверена, что совсем скоро здесь появится её обожаемая хозяйка, ведь сколько раз за это время Светлана Ивановна моталась в город, то на базар, продать часть урожая, то прикупить что-либо, но всегда возвращалась с последним электропоездом.

Прошло уже вдвое больше обычного времени, за которое хозяйка доходила от станции к дому, а Мила продолжала ждать, ведь кошечка не допускала, что может быть по-другому.

День сменил ночь, и снова начинало темнеть, а Мила не двигалась с места. После каждой проходящей электрички она изо всех сил напрягала свои чуткие ушки, в надежде услышать знакомые и такие родные шаги, но их не было.

Соседский старый кот неизвестной породы, с которым Мила подружилась за лето, перемахнул через забор и грустно сказал:

— Ты не сиди здесь и не жди понапрасну свою хозяйку, она скоро не приедет. Пошли ко мне во двор, хоть поешь, пока я здесь, а то ведь мои хозяева тоже скоро уедут.

И кошечка пошла, ведь она была такой голодной и несчастной.

Пока Мила жадно поглощала ужин старого кота, её хвостатый сосед продолжил:

— Ты, глупая, небось, всех мышей в своём хозяйстве передушила.

— Конечно, а как же иначе? Я старалась, — мяукнула не без гордости кошечка.

— Старалась она, — проворчал старый кот, — а есть до весны, что будешь?

Мила не понимала: о чём говорит ей этот кот, её хозяйка обязательно скоро вернётся, иначе и быть не может.

Ещё неделю Мила подъедалась в соседском дворе с разрешения старого кота. Этот кот рассказывал очень странные и неприятные истории про её горячо любимую хозяйку, но кошечка ему не верила. Ведь она ещё никогда не сталкивалась с человеческим предательством, и каждый раз, заслышав звук проходящей электрички, бежала к себе во двор и садилась на крыльцо.

Впервые весь ужас происшедшего дошёл до сознания Милы в тот день, когда её соседи начали погружать свои вещи в машину. Они убирали всё со двора, заносили в дом или сарай точно так же, как и её хозяйка. А потом… потом люди посадили в машину старого кота и уехали. И Мила вдруг сразу поняла, что они сюда не вернутся очень и очень долго, как и её хозяйка…

«Ходи по домам, где ещё остались люди, кто-нибудь да подкормит», — вспомнились Миле наставления старого кота, и она ходила. Многие действительно подкармливали изящную рыжую кошечку с растерянным взглядом. Но чем холоднее становилось на улице, тем меньше оставалось домов, в которых ещё жили люди. Они все уезжали, многие на машинах, многие шли на станцию электрички, но все, абсолютно все обязательно забирали с собой своих котов и собак!

***

Голодная Мила одиноко брела по опустевшему посёлку. Она не знала, сколько времени прошло с тех пор, как уехал последний дачник, да это было уже и не важно, кошечка очень устала от холодных дождей, постоянного голода и одиночества. Всё это время ей снился один и тот же сон: люди забирают своих питомцев и уезжают, а она стоит рядом, смотрит и робко мяукает: «Возьмите и меня », — но её никто не слышит и не замечает.

Вдруг чуткие уши кошечки выцепили из шума ветра и карканья ворон едва различимый голос человека. «Мне показалось », — подумала Мила, а лапы уже сами бежали в том направлении, откуда исходил долгожданный звук.

Сомнений больше не было, вот этот двор! Кошечка тихо вошла.

— Ты чья? Откуда здесь взялась? – Удивлённо воскликнул пожилой мужчина.

А Мила стояла и завороженно смотрела на этого единственного, непонятно откуда появившегося, человека в пустом дачном посёлке.

Фёдор Петрович, так звали мужчину, давно уже был на пенсии, и большую часть года проживал с женой на даче. Домик был у них добротный, с печкой, огород, сад, куры, а главное – тишина и покой. Ни то, что в городе, где в двухкомнатной квартире, помимо них, проживала ещё дочь с мужем и двумя детьми. В этом году пожилая пара решила не вырезать кур на зиму, поэтому Фёдор и приезжал на дачу раз в два дня на электричке.

— Эх, а угостить-то мне тебя и нечем, — вздохнул мужчина. – Хотя, погоди.

Он быстро зашёл в сарай, в мышеловке лежала свежепойманная мышь.

Кошка схватила мышь и быстро убежала.

— Да, дела… Наверняка кто-то из дачников оставил, эх, люди…

На следующий раз Фёдор Петрович уже запасся едой (так, на всякий случай). Он только зашёл в свой двор, как тут же появилась и рыжая кошечка.

Поначалу Мила боялась, она быстро хватала еду и убегала, но постепенно кошечка привыкла к этому доброму человеку, выучила расписание его приездов и уже поджидала, сидя у ворот. А когда начались морозы, Фёдор Петрович соорудил в подветренном уголке между сараем и курятником, что-то наподобие домика, в который положил старую фуфайку. Вообще-то, мужчина хотел забрать кошечку в город, но дома все воспротивились.

Так Мила и пережила зиму в фуфайке. За это время человек и кошка привыкли друг к другу и, можно даже сказать, подружились. Фёдор Петрович неустанно рассказывал своим домашним, какая умная рыженькая кошечка живёт у них на даче, даже сделал несколько фотографий. Младшая внучка, которой было четыре года, увидев фото, тут же воскликнула: «Как апельсинка!» Его супруга и дочь с зятем начали склоняться к мысли, что раз уж прибилась кошечка, то пусть живёт, если весной к старым хозяевам не убежит.

***

Наступила весна. Снег растаял, зазеленела пробившаяся травка, и Фёдор Петрович с женой засобирались переезжать на дачу.

В тот день Мила сидела у ворот и жмурилась на солнышке, она поджидала своего нового хозяина, так в мыслях называла Фёдора Петровича кошечка. Звуки удаляющейся электрички уже давно стихли, а её человек всё не шёл. Мила занервничала, засуетилась, такое уже было в её короткой жизни, и кошечка никак не хотела повтора. Все четыре месяца этот человек всегда приезжал строго по расписанию, а сегодня его почему-то нет. Неужели её опять бросили?

Спустя час к воротам дачи Фёдора Петровича подъехал «бусик», из которого дружно вывалило всё семейство.

— Ну, Фёдор, показывай свою кошку, — заговорила супруга.

Все оглядывались в поисках Милы, но её нигде не было.

— Дедушка, ну, где же Апельсинка?! – чуть не плача, кричала младшая внучка.

— Нарассказывал нам всем за зиму, а кошка твоя, наверное, к прежним хозяевам удрала и спасибо не сказала за все твои труды.

— Не может быть… — бормотал Фёдор Петрович.

— Эх, ты – наивная душа, — вздохнула супруга.

— Апельсинка! – радостно воскликнул Фёдор Петрович, увидев рыжее тельце, бегущее к людям с огорода.

Кошечка ворвалась во двор, остановилась, обвела всех своими светло-зелёными перепуганными глазами, во рту она держала мышь. Мила поочерёдно подходила к каждому, высоко поднимала голову, демонстрируя свою добычу, и тревожно заглядывала людям в глаза. Она говорила:

— Смотрите, я ни какая-либо ленивая и глупая кошка! Вот, видите, я умею отлично ловить мышей! Видите! Умею отлично!

Обойдя всех замерших в изумлении людей, кошечка подошла к жене Фёдора Петровича и аккуратно положила к её ногам мышь, как будто знала, от кого зависит окончательное решение.

— Какая же ты умница, Апельсинка, — сквозь слёзы прошептала растроганная женщина.

Так кошечка Мила навсегда «превратилась» в Апельсинку, и это имя ей нравилось гораздо больше.

***

Лето пролетело быстро. Апельсинка открыла для себя, что кошки нужны людям не только для того, чтобы ловить мышей, но и для того, чтобы весело играть, гоняясь за бантиком на ниточке в детских руках; для того, чтобы тихонько мурлыкать свои песенки, сидя на коленях; а ещё просто для того, чтобы люди улыбались, глядя на них. В общем, в новой семье Апельсинка была безумно счастливой!

Поздней осенью, во двор опять заехал «бусик». Люди начали готовиться к отъезду, это Апельсинка сразу поняла. Поняла и ужасно испугалась. Неприятные воспоминания захлестнули всё её сознание. Кошечка одиноко стояла на ступеньках уже закрытой летней кухни и дрожала, её усы обвисли, а взгляд отчаянно вопрошал: «Неужели и вы меня оставите здесь одну?»

Двор был убран, последние замки закрыты, а рыжая кошечка продолжала стоять, не шевелясь, будто навсегда застыла в момент самого глубокого отчаяния в жизни.

— Апельсинка, — воскликнула младшая девочка, — поехали домой.

Ребёнок подбежал, взял кошку на руки и сел в машину. Апельсинка вцепилась передними лапками в пальто девочки и уткнулась своей мордочкой ей в шею.

«Меня забирают! Забирают, как всех других котов с собой!» — ликовала её душа.

— Бабушка, Апельсинка плачет, — прошептала изумлённо девочка.

Автор: Виктория Талимончук

Кошки тоже плачут

©



✉ Для подписки на сайт, введите e-mail:





Смотрите также: