В эти июньские и июльские дни 1941 года, когда темного времени в течение суток имелось максимум три часа, наши летчики буквально висели в воздухе над главной базой флота, выполняли задания по сопровождению бомбардировщиков, вели воздушные бои с вражескими самолетами, производили разведывательные полеты.

Я не могу назвать дня, когда бы не летал сам командир полка майор Коронец. Он водил на боевые задания группы, эскадрильи и вылетал на разведку.

В первых числах июля майор Коронец вызвал меня на командный пункт полка и сказал:

— Нам необходимо поехать на аэродром Яговаль, осмотреть самолеты «Хеншель-126» и подобрать один из них для меня.

Этот аэродром был закреплен за нашим полком. На нем находились самолеты эскадрильи бывшей буржуазной армии Эстонии. Контроль за хранением и содержанием их командование возложило на наш полк.

Прибыв на аэродром, мы выбрали наилучший из трех имеющихся самолетов. Командир спросил:

— Сколько времени необходимо для ввода самолета в строй? Я ответил, что сначала машину нужно изучить, проверить все системы, заменить неисправные и установить отсутствующие приборы, подготовить и опробовать мотор.

— Для этого понадобится три-четыре дня.

Командир поморщился. Вижу, недоволен он моим ответом, и сказал:

— Организуйте всю необходимую работу по подготовке самолета и доложите, когда все будет готово. Приедем снова сюда, попробую полетать на нем.

На другой день работу на самолете возглавил инженер по электроспецоборудованию А. М. Шварц и техник звена управления полка Данилов.

Они детально осмотрели машину, изучили конструктивные особенности всех систем, агрегаты мотора, приборы винтомоторной группы, аэронавигационные приборы, управление самолетом.

Ðемцам было невдомёк, что за штурвалом "ХеншелÑ" Ñ ÐºÑ€ÐµÑтами Ñидел наш комполка. // Фото: ww2aircraft.net

Немцам было невдомёк, что за штурвалом «Хеншеля» с крестами сидел наш комполка. // Фото: ww2aircraft.net

К исходу третьего дня самолет «хеншель» был подготовлен к полетам. С командиром Коронец мы вновь прибыли на аэродром Яговаль.

Майор занял место в кабине, с нашей помощью ознакомился с управлением самолета и двигателя, размещением и назначением всех приборов, расположенных в кабине, запустил и опробовал мотор на всех режимах.

Затем вырулил на взлетную полосу, произвел две-три пробежки, имитируя взлет, и когда убедился, что все в порядке — еще раз выдержал мотор на взлетном режиме, поднялся в воздух и, сделав два круга над аэродромом, взял курс на Таллин, на свой аэродром Юлемисте.

На следующий день майор Коронец опять поднял «хеншель» в воздух. Он беспрепятственно пролетел линию фронта, летал над вражескими аэродромами, местами сосредоточения войск — фашисты приняли «хеншель» за свой самолет.

На обратном пути майора встретили наши истребители — летчики знали, на какое задание вылетал их командир и привели его на свой аэродром. Коронец передал в штаб ВВС важные данные о враге.

Летчик-наблюдатель немецкого разведывательного Ñамолёта "Хеншель-126" мог веÑти фото и даже киноÑъемку. // Фото: waralbum.ru

Летчик-наблюдатель немецкого разведывательного самолёта «Хеншель-126» мог вести фото и даже киносъемку. // Фото: waralbum.ru

Через некоторое время наши бомбардировщики нанесли сильные удары по вражеским объектам и войскам.

Так майор Коронец несколько раз летал на «хеншеле» в разведку и приносил ценные данные. Это помогало наносить серьезный урон по фашистам, которые рвались к Таллину.

Чем ближе продвигался фронт к городу, тем больше росла нагрузка на летный состав. Командиры групп, эскадрилий, звеньев, да и рядовые летчики буквально не вылезали из самолетов. Кратковременных перерывов хватало только на разбор заданий и прием пищи, которая доставлялась на командный пункт и прямо к самолетам.

Из воспоминаний инженера-полковника В.Н. Юрченко («В небе-лётчики Балтики». Из боевой истории авиации дважды Краснознаменного Балтийского флота в годы Великой Отечественной войны. 1974 г.)

©




✉ Для подписки на сайт, введите e-mail:




Смотрите также: