Выдержки из второго послания Ивана Грозного шведскому королю Юхану III.

— Ты прислал к нам через пленника свою грамоту, наполненную собачьим лаем.

— Ты пишешь свое имя впереди нашего – это неприлично, ибо нам брат – цесарь Римский и другие великие государи, а тебе невозможно называться им братом, ибо Шведская земля честью ниже этих государств, как будет доказано впереди.

— Злое же дело начал ты, как только сел на государство, и наших великих послов…, неповинно и с глумлением велел ограбить и обесчестить – в одних сорочках их оставили! А ведь это великие люди.

— Тебе следовало пенять на своих людей, которые сообщают неправду, а наши послы у тебя напрасно мучились из-за твоего недомыслия.

— А что послы твои вопреки обычаю и охранной грамоте были обесчещены и отправлены в заключение, то ты этому не дивись: нельзя же было не ответить на твой недостойный поступок с нашими послами, да и то мы еще не поквитались за наших послов: ведь наши послы – великие люди, а не – холопы, да и отпустил ты их, как пленников, всех их опоили отравой, и они, приехав сюда, померли.

— Писали мы тебе так, как подобает писать нашей самодержавной власти к твоей королевской, — ибо раньше того не бывало, чтобы великим государям всея Руси сноситься со шведскими правителями.

— Это истинная правда, а не ложь – что вы мужичий род, а не государский.

— Сам ведь ты написал, что ваше королевство выделилось из Датского королевства, а если ты еще нам пришлешь грамоту с печатью о том, как безсовестно поступил отец твой Густав, захватив королевство, то и того лучше будет, нам и писать нечего об этом: сам ты свое холопство признал!

— Войску нашему правитель – Бог, а не человек: как Бог даст, так и будет.

— Ты писал насчет нашего царского письма о великом государе самодержце Георгии-Ярославе, — это мы потому писали, что с великим государем самодержцем Георгием-Ярославом во многих битвах участвовали варяги, а варяги – немцы; и раз они его слушали, значит, были его подданными.

— Что же касается печати Римского царства, о которой ты писал, то у нас есть своя печать от наших прародителей; а римская печать нам также не чужда: мы ведем род от Августа-кесаря, а ты судишь о нас вопреки воле Бога, — что нам Бог дал, то ты отнимаешь у нас; мало тебе нас укорять, ты и на Бога покушаешься.

— А если ты хочешь присвоить титулы и печати нашего царского величества, так ты, обезумев, можешь, пожалуй, и государем вселенной назваться, — да кто тебя послушает?

— Если ты хочешь с нами сноситься, минуя наместников новгородских, то ты должен за это нас чем-нибудь отблагодарить… а без такой благодарности тебе нельзя позволить сноситься с нами помимо наместников.

— Подчинись и отблагодари нас как следует, и тогда мы тебя пожалуем и освободим от сношений с наместниками, а сноситься тебе с нами даром не дает права ни твое государство, ни твой род…

— Если же тебе не угодно по нашему указанию поступить, то сносись по-старому с наместниками.

— А к наместникам я тебя не приравниваю – так исстари ведется, так Бог твое место определил, а ты Богу противишься и не хочешь по его повелению поступать.

Да какому тебе Богу молиться – ты ведь безбожник: не только истинной веры не познал, но даже скромное прибежище латинского богослужения разрушено у вас, и иконы уничтожили, и священников сравняли с мирянами…

А себя мы не хвалим и не прославляем, а только указываем на достоинство, данное нам от Бога; и тебя мы не хулим, а пишем это лишь для того, чтобы ты пришел в сознание и не требовал неподобающих вещей.

— А что ты писал к нам лай и дальше хочешь лаем отвечать на наше письмо, так нам, великим государям, к тебе, кроме лая, и писать ничего не стоит, да и писать лай не подобает великим государям; мы же писали к тебе не лай, а правду, а иногда потому так пространно писали, что если тебе не разъяснить, то от тебя и ответа не получишь.

А если ты, взяв собачий рот, захочешь лаять для забавы – так то твой холопский обычай:

тебе это честь, а нам, великим государям, и сноситься с тобой – безчестие, а лай тебе писать – и того хуже, а перелаиваться с тобой – горше того не бывает на этом свете, а если хочешь перелаиваться, так ты найди себе такого же холопа, какой ты сам холоп, да с ним и перелаивайся.

Отныне, сколько ты не напишешь лая, мы тебе никакого ответа давать не будем.

©








Смотрите также: