Женщина за рулем — прекрасна и непредсказуема…

В один из дней, когда смерть в автоаварии супруги голкипера «Зенита» Марины Малафеевой была самой обсуждаемой в блогах и на страницах интернет-СМИ, я встретила свою однокурсницу, с которой не виделась, по сути со дня выпуска. Маленькая красная машинка сперва едва не задавила меня на зебре в одном из переулков рядом с Тверской. Визг тормозов и пронзительное кряканье клаксона сменило радостное «Привеееет!» и довольная мордашка, высунувшаяся сквозь приоткрытую щель в тонированном окне.

Машинка у девушки вся такая «девочковая-девочковая»: раскрашенная под божью коровку, с ресничками на фарах, на «торпеде» целуются два плюшевых зайчика, талон техосмотра держит в лапках приклеенная на лобовое стекло пчелка, в гнездо подстаканника рядом с коробкой передач воткнут поролоновый горшок, из которого на пружинках растут полуметровые ромашки. На зеркале на одной цепочке болтаются освежитель воздуха в виде туфельки, лик Богородицы и солнцезащитные очки.

Автоматически пытаюсь пристегнуться — ремни заблокированы.
— У меня от них «шкурка» лысеет, — поясняет девушка, — третья шуба за два сезона ушла к скорняку на реставрацию.



Здесь же, на переднем месте и без ремней, часто ездит 12-летняя приемная дочка от первого брака мужа.
Стекла затонированы — лобовое стекло тоже.
— У нас в Бирюлево по вечерам опасно, — поясняет однокурсница. — Когда не видно, кто за рулем, мне спокойнее. А я уже привыкла.

Ну, понятно, кто же еще в таком милом «тазике» с ресничками едет — мужик комплекции Николая Валуева, не иначе. И все бирюлевские гопники в страхе разбегаются.

Едем, сплетничаем, после каждого маневра этой авто леди у меня сердце уходит в пятки. По радио новости. Одна из них: «Сегодня девятый день со дня смерти Марины Малафеевой».
— Красивая смерть — романтично вздохнула однокурсница.
И она была искренна в своем восхищении.

Моей отваги в этой поездке хватило на две станции метро.
— Бежим отсюда! — запищало чувство самосохранения, когда попутчица рванула через ряды из крайнего левого на правый поворот на третье кольцо.

Потом народный телеграф донес до меня впечатления однокурсницы от встречи: «Странная она, эта Маянцева, стала».

Ну да, с точки зрения обычного московского водителя странная. Права не покупала, экзамены сдавала честно, брала дополнительные занятия у инструктора, тренирующего каскадеров. В шпильках не езжу — у меня в салоне коробка со сменными тапочками. Маленькие «девочковые» машины не люблю — мне комфортнее во внедорожнике. По третьему кольцу езжу исключительно в правом ряду и нервно икаю, если стрелка на спидометре перепрыгивает за 65 километров. За что и получаю от водителей соседних машин комплименты вроде «дура, ездить научись». А я и учусь: не лихачу, соблюдаю правила, пропускаю пешеходов на зебре и, если обещают день жестянщика, без брезгливости спускаюсь в метро… Но это мои личные «тараканы».

А вот примеров в округе женской безбашенности на дороге — море. Знаю одну тридцатилетнюю мать троих детей. Ее антидепрессант после ссоры с мужем: забросить детей бабушке, выпить на смотровой площадке на Воробьевых горах ночью пару баночек «редбулла» и три круга по Садовому на скорости 120 под Рамштайн. А ругаются они с мужем часто.

В дачной песочнице мама близнецов-двухлеток хвастается, как раз в неделю она ездит на планерки в фирму, где удаленно работает бухгалтером.
— Я мальчиков завтраком покормлю, документы в машину брошу, к десяти на планерку слетаю, в 12 я дома, обед малышам варю — гордится своей пронырливостью мама.

И она не врет — в полдень ее машина действительно бибикает у шлагбаума на проходной. Зная расстояние от дачи до МКАД и понедельничный трафик, гадать не надо — летит она на свободных участках шоссе под 140 километров. Зачем?

И такая бравада вокруг — сплошь и рядом.
Куда спешим, девочки?

© Асександра Маянцева

©






✉ Для подписки на сайт, введите e-mail: