304

Мог выпить вина немного и редко и то по здоровью. «Владимир Ильич совсем испортился, — жаловалась в письме матери его сестра Анна. — Вместо молока пьет кьянти» Единственное исключение — это пиво. Н. К. Крупская писала: «Бывало в Париже сядет с рабочими, закажет маленькую кружку темного пива и весь вечер проговорит о насущных задачах». Особенно немецкому отдавал предпочтение.

А вот Иосиф Виссарионович в алкогольных напитках толк знал и ценил. Почему то считается, что его любимым вином была «Хванчкара». Это не совсем там. Он больше любил домашнее полусладкое красное вино из региона, которое позже начало называться «Киндзмараули».

Вообще летом вождь всех народов обычно пил сухое белое, а зимой — сухое красное вино, разбавленное водой. Под конец жизни пил в основном молодое вино «Маджари», которое называл соком. Употреблял умеренно и крепкий алкоголь. Его любимые сорта коньяка — «ОС», «КС» и «Енисели». В отличие о многих «свидетельств очевидцев» пьяным Сталина в зрелые годы никто не видел. Исключение — поминки А. Жданова.

Более того, в крайне интересных мемуарах маршала авиации А. Голованова (кои всем советую почитать) описан интересный момент, когда Сталин вступил в алкобаттл с сэром Уинстоном Черчиллем, прибывшим в Москву для переговоров. Британского премьера унесли отдыхать, а Сталин сам встал из-за стола и сказал, что завтра гостю придётся туго.

Лаврентий Павлович Берия был тонких знатоком кухни и вин. очень любил грузинские напитки (вина и прохладительные напитки), но был умерен.



Любимый сорт, пожалуй, «Цинандали». По словам сына, коньяк и водку Берия ненавидел.

Его партнер по тандему Георгий Маленков мог пить все, но делал это скорее по необходимости.

Не очень крепкого здоровья, он иногда мог избежать застолий. А любимым напитком у него был кофе.

А вот Никита Сергеевич был несдержан в алкопотреблении, а главное — абсолютно неразборчив. Пил все, но, пожалуй любимыми были у него Горилка с перцем и самогон. Справедливости ради, много пил и соков и лимонадов. Но алкоголя больше. Причем далеко не всегда «держал удар».

Известен случай, когда Н. С. Хрущёв пригласил президента Финляндии Урхо Кекконена на охоту в Завидово. Там за Никита Сергеевич попытался напоить гостя, предложив ему пить водку из больших рюмок. Хрущёв предлагал один тост за другим, присутствовавшие пили, но вскоре Н. С. Хрущёв уже едва ворочал языком и плохо держался на ногах.Охрана подхватила его под руки и увела. Невозмутимый Кекконен тоже вышел из-за стола, считая по этикету невозможным оставаться после ухода хозяина. Финн предложил руку жене и с тонкой иронией заметил: — Впрочем, я не отказался бы ещё от одной большой рюмки прекрасной русской водки.

Леонид Ильич Брежнев любил застолья. Очень любил. По молодости мог крепко выпить, но меру знал.

Будучи первым лицом Молдавской ССР отдавал должное вину и коньяку. По легенде пиры Леонид Ильич часто начинал неизменной фразой: «Жизнь прекрасна и удивительна, если выпить предварительно». Но главное для него все же было не выпить, а посидеть, пообщаться. Особенно где-нибудь на природе, на охоте. Поэтому, пока позволяло здоровье пил «Зубровку». Потом все больше Боржоми.

В честь Андропова назвали водку — довольно-таки низкокачественную, но так как последние годы жизни он был глубокобольным человеком, ее он точно не употреблял.

Максимум, что мог себе позволить — это рейнское типа «Молока Мадонны» или «Слез Кардинала». Но в более ранние год мог посидеть крепко. По легенде в 1956 году Юрий Андропов, в то время посол в Венгрии, на спор с венгерским руководителем Яношем Кадаром «принял на грудь» четыре стакана водки без закуски. И остался на ногах и в ясном уме.

Константин Черненко был еще более болен, чем Андропов. Из-за хронической язвы из алкоголя мог пить только спирт и то немного. Но в молодости пил водку будь здоров. Вин не любил, к коньякам относился спокойно. Но водку, спирт, самогон для бывшего пограничника, было делом привычным. Правда выпивохой не был никогда.

Горбачев действительно употреблял алкоголь не часто, но трезвенником точно не был. И не всегда держал удар, кстати.

Вспоминает Леонид Кравченко, занимавший с 1985 по 1991 годы пост генерального директора Гостелерадио СССР: «Поначалу Михаил Сергеевич вообще мало пил. Потом приобщился к вину, коньячку. Помню, мы летели после визита в Японию и Южную Корею, и он по традиции за свой стол пригласил членов делегации. Выпивали.В какой-то момент ко мне наклоняется начальник девятого управления КГБ и говорит: „У тебя нет в запасе бутылочки коньяку? Мы уговорили все запасы“. Пришлось и мне доставать НЗ…» Михаил Сергеевич вообще любил коньяк и предпочитал армянский сорта «Юбилейный». А вот водку пил изредка и мало.

 

 

©






✉ Для подписки на сайт, введите e-mail: