Была ли Ольга крутой предпринимательницей? А это смотря с чем сравнивать… Не Дерипаска, конечно, и не Прохоров. И журнал Форбс никогда не публиковал её фото на обложке…И в списках она там не значилась…Обычный сельский предприниматель средней руки.

Я больше скажу, что даже в ряду районных воротил бизнеса имя её как-то не мелькало. Но вот была своя пилорама, бригада в тайге на рубке леса…И достаток гораздо выше среднего по району.

Движущей силой была она и муж. Лес шёл бойко. Оставляя после себя пни в тайге да то, что принято называть отходами лесопереработки. В простонародье — «лапша», ну или горбыль дровяной — на языке официальном. Это куски коры с малым слоем древесины.

Ну вот вам пример той самой «лапши». Можно кое что выбрать на ремонт туалета, того, что на улице….а так идет это всё на дрова.

И владельцы пилорам чаще всего эти отходы раздают. Купить-то, никто не купит. Пусть забирают. Лишь бы вывезли. В противном случае превратиться пилорама в завалы горбыля. Либо прямиком волокут на свалку. Не осилили еще у нас глубокую лесопереработку, так чтоб даже опилки в дело.

Ольгу это несовершенство угнетало. Обидно же — такие завалы дровяного горбыля, а продать нельзя… И решила дело поправить. Выставила ценник — 800 рублей за тракторную тележку… Получилось, что ценник это предназначался для своих односельчан, жителей небольшого поселка, кто еще-то рванет за дровяным горбылем, если его в райцентре предприниматели даром раздают — только вывозите. А если завалы подпирают, то готовы и трактор выделить с оплатой за дизтопливо. Для пенсионеров и людей с доходами ниже среднего такие дрова — это серьезное подспорье.

Я к ней подходила, просила пару раз, даже не бесплатно, а в долг, — рассказывала её же односельчанка — Вера Васильевна —Не дала. А мне тогда очень надо было, совсем муж слег, лекарства дорогие, пенсии не хватало. Думала, в зиму без дров останусь, хоть может с «лапшой» договорюсь… Нет, и всё тут, плакала, говорила, что замерзну, ведь мы росли вон рядом. Да многие просили, видели уже, что целые горы её наросли, лапши-то… А потом Андрей свою пилораму поставил, тот даром раздавать стал. Ну, так она и осталась со своей лапшой. Видите, сколько её накопилось.

Андрей — это главный конкурент Ольги, молодой, упертый, уверенный, он как-то весьма легко вытеснил её из дела…сбросил цены, поработал над качеством.

А потом у Ольги муж умер. Дети уехали в город…И разговор с её односельчанкой Верой Васильевной о злополучной лапше не случаен. Вот то, что осталось от бизнеса Ольги

 

И это всё на арендованной у сельсовета земле. И это надо убирать. И разобрать остатки от пилорамы и вывезти на полигон, то бишь свалку гигантские завалы дровяного горбыля. Иначе последуют штрафы. Они не высоки…для горожанина — тысяча рублей, максимум три…Но штрафовать можно человека бесконечно, пока наконец-то не уберет бардак.

Какой странный и разительно точный бумеранг…Хотелось денег — деньгами и ответишь. Ведь будь тогда предпринимательница добрее что ли…Раздай сельчанам эти лапшовые дрова, такого «Эвереста», что торчит сейчас на месте бывшей пилорамы, не было.

А Вера Васильевна, которой когда-то в этой лапше было отказано, заглядывает в глаза административной комиссии и просит:

-Вы не штрафуйте её, предупредите, она пенсию-то сейчас получает — минималку. Живет, как может. Болеет часто. Как ей убирать-то это? Одна она.

-Жалко?

-Ну, как не жалеть, мы вместе же выросли…

А что сама Ольга?

Обещает, что-то придумать в десятидневный срок, что ей дали с на уборку бардака. Позовет дочку с зятем. Наймет алкашей. Разберут они всё.

-Я вот недавно всем предлагала — забирайте эту кучу. Даром. Не берут. У нас народ такой ленивый. Лень им себе горбыль перевезти. Привыкли на халяву…

У Ольги странная и непонятная обида на народ. А народ, в лице Веры Васильевны, ждет комиссию у машины и спрашивает:

-Что решили-то?

-Предупредили.

-Ну слава Богу! Не надо её штрафовать, тяжело она сейчас живет…

©




✉ Для подписки на сайт, введите e-mail: