Пару недель назад Мария Сергеевна принесла домой сертификаты об участии в олимпиадах. Ну, велено же собирать это гребаное портфолио, хранить бережно, гордиться и все такое.

Гля- а по математике из 100 возможных баллов у дочери 47 всего. Не фиаско, конечно, но мы надеялись на более мощный интеллект, все-таки дитя из бедной, но интеллигентной семьи.

Нет, если честно, никто, конечно, не ожидал в семье рождения новой Ковалевской, да и откуда бы ей взяться в доме, где хорошо умеют только складывать круглые целые числа гонораров с нолями на конце? Но все же, имела место воспитательная беседа с дочерью на предмет «расширить и углубить» знания и вести подсчеты тщательнее, а то в старости на стакан воды хватит, а на хлебушек с маслом уже обсчитают, а это обидно.

Дочь объяснила, что Олимпиаду писали по осени, и с тех пор она мощно выросла в плане «всей этой вашей матеши», и вообще у одного мальчика в классе было всего 17 баллов, так что не надо трагедий, отставить панику и вообще пора ужинать.

А тут перед восьмым марта объявили, что будет «продолжение банкета», второй тур Олимпиады, танцуют все- и выдали бланки с решениями прошлого тура на дом для работы над ошибками.

Ну, сели с дочерью, читаем, картиночки зырим. Всего 25 заданий разной степени сложности, пользоваться черновиками нельзя, все в уме, время на выполнение работы 1ч 15 минут.

Не, сначала все шло прекрасно, я была близка к ̶о̶р̶г̶а̶з̶м̶у̶ ̶ интеллектуальному триумфу, надувала щеки, с легкостью и немного снисходительно объясняла ребёнку ошибки и вообще была горда собой, образцовая мать и луч света в темном царстве.

Да. До 22 задачи.

Итак, внезапно два ̶д̶е̶б̶и̶л̶а̶ ̶-̶э̶т̶о̶ ̶с̶и̶л̶а̶ ̶ мальчика, Вадим и Семён, обменивались конфетами. Сначала Вадим отдал Семену столько конфет, сколько уже было у Семёна. А затем Семён вернул Вадиму 4 конфеты, и после этого у Вадима оказалось 16 конфет, а у Семёна 6. Сколько конфет было у ребят до начала обмена?

И дано 5 вариантов ответов.

-Ха! -сказала я уверенно голосом завкафедрой матанализа из университета! Это же элементарно!

Следующие полчаса я нещадно тупила на глазах дочери, исписала два черновика, сгрызла карандаш, составила уравнение с Х и Игреком, но решить его не смогла, потому что списывать математику начала задолго до этой темы, и вообще мне все время хотелось заглянуть в конец учебника, а вот хренушки.

Верите, я от души прокляла всех гребаных Вадиков и Семёнов, которым, блин, дуракам таким, приспичило меняться конфетами, вместо того чтобы все сожрать в одну каску в уголке или смешать и поделить пополам. Нет, ну блин, смысл меняться конфетами?! Если они одинаково шоколадные, вообще надо быстрее лопать, пока не растаяли. Если у одного шоколадные, а у другого карамельки, то карамельки отдать организаторам Олимпиады, а шоколадные опять же сожрать поровну и не делать никому больную голову! А если у всех карамельки, вообще выплюнуть немедленно всю эту дрянь и скушать по яблочку, их и делить проще, и считать, потому как много за раз не сожрешь.

Короче, визуализировала задачу как могла, заодно пожелала ураганного поноса составителям этих олимпиад, которые дают бедным деточкам- первоклашкам такие непосильные задачи!

Дебильные Вадик и Семён в моем воспалённом воображении дважды подрались из-за шоколадного батончика, пошвырялись в друг друга фантиками, поиграли на подоконнике в «перевертыши», у Семёна началась аллергия, а у Вадика (хахаха, так ему и надо!!!) заболел живот и в ириске застряла пломба из верхней кореной «шестерочки».

И только задача, епрст, такая, категорически не решалась.

Дочь периодически торжествующе говорила «вот видишь, мама», ещё больше роняя мой материнский авторитет, и без того маленький, жалкий и ушибленный младенческим троллингом.

Тут, слава богу, пришёл муж, который 15 лет мне рассказывает, какой он был в детстве интеллектуально мощный отличник, пока н̶е̶ ̶н̶а̶ч̶а̶л̶ ̶п̶и̶т̶ь̶ ̶к̶у̶р̶и̶т̶ь̶ ̶и̶ ̶ш̶л̶я̶т̶ь̶с̶я̶ ̶п̶о̶ ̶б̶а̶б̶а̶м̶ ̶ не попал под машину. Ну, говорю, доча, смотри, ахалай-махалай, щас папка тебе задачу кааааак решит и объяснит популярно все за этих двух юных диабетиков!

Папка сказал «тьху, да легко», поиграл надбровной мышцой для улучшения кровообращения в левом полушарии и лёг в горизонталь читать задачу.

— так, Вадим и Семён обмениваются конфетами… Ага, отдал столько, сколько уже было, потом…ага, так…

— не понял, ещё раз… Вадим… Семену… четыре конфеты… сколько осталось до того как … кхмм …

Через десять минут папка потребовал черновик, ручку и прекратить глумиться над его интеллектуальной мощью, ща все будет, просто мы ему мешаем и отвлекаем своим хихиканьем.

Черновик мы ему не дали, ибо страдать всем надо в равных условиях.

Ещё через десять минут, когда мы обстебали доморощенного Перельмана со всем присущим ехидством, а скрежет извилин стал слышен в другой комнате, я решила ̶с̶д̶е̶л̶а̶т̶ь̶ ̶х̶а̶р̶а̶к̶и̶р̶и̶ ̶ погуглить решение задачи и прекратить общие мучения.

Не успела. Муж издал торжествующий вопль и сказал, что он решил, элементарщина, а долгий и тернистый путь к решению- так это он просто варианты ответов не заметил и считал в уме «подбором», идите, ща я вам, бабоньки, докажу «теорему Ферма».

Ну что, показал. Мы, вернее, я, не сразу решение поняли. Ну, потому что мои воображаемые малолетние негодяи Вадик и Семён давно уже сожрали все конфеты, фантики запихали в замочную скважину кабинета математики и ушли пить пиво в скверик и курить взатяг, а не вся эта конфетно- олимпиадная срань.

А дочь поняла, и это прям окрыляет, Потому что это только ПЕРВЫЙ класс. А мне скоро 41, и нет никакой надежды на то, что я осилю школьную программу, и ей придётся справляться с этими Вадиками, Семенами и прочей математической шантрапизацией самостоятельно.

И вообще, сладкое вредно.

Автор: Людмила Кнеллер

А это только первый класс

©



✉ Для подписки на сайт, введите e-mail:





Смотрите также: